Рост себе в убыток

20 марта 2000, 00:00

Несмотря на быстрые темпы восстановления после кризиса, дешевые ресурсы и либеральную политику ЦБ, российская банковская система продолжает быть неэффективной

Активы уходят в отрыв

Суммарные активы банковской системы выросли в прошлом году на 60% в номинальном и на 15% в реальном выражении. В то же время активы в постоянных ценах все еще не достигли докризисного уровня.

В отличие от периода, предшествовавшего кризису, темпы роста региональных банков в среднем оказались намного выше, чем московских (94 против 54%) и Сбербанка РФ (56%).

Рост капитала региональных банков намного отставал от роста активов, составив в среднем по итогам прошлого года 43%. В постоянных ценах этот рост составил всего 6%. В итоге в 1999 году продолжалась декапитализация региональных банков. К концу года отношение балансового капитала к активам упало до 16% против 31% на середину 1998 года. С корректировкой на активы, иммобилизованные в недвижимости, в акциях и паях, а также на недоначисленные резервы под возможные потери по ссудам и обесценение ценных бумаг, отношение капитала к активам региональных банков падает до уровня ниже 9%.

Несмотря на бурный рост, реальные активы российской банковской системы все еще не достигли докризисного уровня

У московских банков рост капитала в среднем несколько опережал рост активов, и к концу 1999 года отношение балансового капитала к активам повысилось на один процентный пункт - с 13 до 14%. Но если скорректировать балансовый капитал на иммобилизацию, то величина свободного капитала столичных банков в процентах к активам оказывается близкой к уровню региональных банков (около 8%).

В течение трех кварталов 1999 года уставный капитал увеличился у четырех сотен банков. Среди акционерных банков, которые провели эмиссию в этот период, почти половина прироста общей суммы уставного капитала пришлась всего на один банк - Внешторгбанк (7,5 млрд руб.), еще 8% - на долю банка "Менатеп-Санкт-Петербург". Среди неакционерных банков львиная доля общего увеличения пришлась всего на два банка - Райффайзенбанк Австрия и Международный промышленный банк (МПБ) - 22% и 16% соответственно.

Капитал московских банков растет гораздо быстрее, чем региональных. Но даже в столице большинство банков сильно недокапитализированы

За три квартала 1999 года собственные средства выросли почти у тысячи из действовавших на конец года банков. Однако обеспечить рост капитала темпами, опережающими инфляцию, смогли менее четырехсот из них.

Неудобные кредиты

При размещении активов превалировала тенденция к их концентрации внутри самого банковского сектора. Средняя доля активов, размещенных внутри банковского сектора, достигла к концу 1999 года 38%. В Сбербанке величина этого показателя в течение 1999 года почти не изменилась, оставшись на уровне в два раза ниже среднего, а в прочих банках выросла почти на 40% (с 33 до 46%). И в московских, и в региональных банках доли активов, размещенных внутри банковского сектора, достаточно близки - 45,4% и 46,5% соответственно. При этом остатки на корсчетах в ЦБ представляют лишь небольшую часть активов, сконцентрированных внутри банковского сектора.

При размещении банковских активов превалировала тенденция к их концентрации внутри самого банковского сектора

Кредитование клиентов за пределами банковского сектора расширялось гораздо более скромными темпами. Так, у региональных банков кредиты небанковскому сектору выросли за прошлый год лишь менее чем на 3% в реальном выражении, а их доля в активах резко снизилась - с 45 до 32%. При этом заметно изменилась валютная структура кредитования. объем ссуд в иностранной валюте упал у региональных банков на 29% в долларовом выражении, при том что объем ссуд в рублях вырос в постоянных ценах на 33%. У московских банков выданные ссуды в инвалюте сократились на 19%, в рублях - выросли на 40% в постоянных ценах.

Хотя общий уровень валютизации у региональных банков на конец 1999 года остается ниже, чем у московских, в этом году доля активов в иностранной валюте у них не изменилась (35%), тогда как у московских банков она снизилась с 68 до 59%. Такая нетипичная для докризисного банковского ландшафта динамика создавалась за счет активного размещения региональными банками активов за пределами страны. За 1999 год доля иностранных активов в балансах региональных банков почти удвоилась, поднявшись с 10 до 19%. У московских банков этот показатель остался выше (34% на 1 декабря 1999 года), но разрыв из трехкратного стал менее чем двукратным.

Развернувшаяся кредитная экспансия сопряжена с замещением валютных кредитов рублевыми

Такая политика размещения активов, разумеется, практиковалась довольно узким кругом банков, но факт остается фактом: девальвация рубля привела к повышению доли иностранных активов по отношению к общей величине активов банков, и заметного снижения этой доли в 1999 году не произошло.

Тенденции в размещении активов 1999 года говорят о том, что увеличение ресурсов в банковской системе, например, за счет государственного участия в рекапитализации отдельных банков вряд ли само собой приведет к увеличению вовлеченности банков в кредитование реального сектора. Как свидетельствует опыт 1999 года, для достижения этой цели одного лишь увеличения ресурсов банка недостаточно. Условия для работы с предприятиями в 1999 году для банков были менее привлекательными, чем в период денежной стабилизации и "повального увлечения спекуляциями" на финансовых рынках. В течение посткризисных месяцев доля средств, размещенных банками внутри самого банковского сектора, выросла с 25 до 46% активов. Параллельно доля ссуд небанковскому сектору упала с 43 до 35% активов.

Какие причины делали кредитование предприятий менее привлекательным - внутренние или внешние по отношению к банкам, определить сложно. Формально просроченные кредиты у действующих банков не так уж и велики. Взлетев с 5% кредитного портфеля по состоянию на середину 1998 года до 9% к концу того же года, с весны 1999-го они начали снижаться и на конец прошлого года составили 7,6%. Но стандартные ссуды, если судить по коллективному портрету 30 крупнейших банков, нарисованному ЦБР, колеблются на уровне 76-86%. Это, в свою очередь, дает основания считать, что масштабы недействующих кредитов намного превышают собственно просроченные кредиты.

Под грузом убытков

Один из самых ярких признаков неблагополучия в российском банковском секторе в прошедшем году - отрицательная операционная маржа. В отличие от прибыли операционная маржа не учитывает сальдо нерегулярных доходов и расходов, являющихся по своей природе случайными, не связанными с текущими операциями. Совокупный чистый убыток российских банков России до нерегулярных расходов и доходов составил по итогам девяти месяцев прошлого года 1,2% активов (в годовом выражении). Превышение операционных расходов над доходами составило 1,5%, что ставит Россию в ряд стран с неэффективной банковской системой.

Если не учитывать нерегулярных доходов и расходов, являющихся по своей природе случайными, российский банковский сектор закончил прошлый год с убытками

Доходность банковских операций в 1999 году складывалась под воздействием противоречивых факторов. С одной стороны, продолжали сказываться последствия острой фазы валютно-финансового кризиса 1998 года - отток средств частных лиц, рост необслуживаемых заемщиками кредитов, схлопывание рынков государственных ценных бумаг и МБК, которые ограничивали возможности извлечения банками доходов. С другой стороны, высокая и изменчивая инфляция и нестабильность валютного курса действовали в сторону повышения прибыльности. И все-таки ни по темпам инфляции, ни по динамике курса рубля ситуация не вернулась к первой половине 90-х годов, так что доходы от спекулятивных операций уже не могут стать основой процветания банковской системы за счет взимания инфляционного налога. К тому же рынок государственных облигаций пока далек от предкризисных объемов, а административные меры ЦБР ограничивают возможность извлечения доходов из операций на валютном рынке. Темпы инфляции тоже не таковы, чтобы обесценить просроченные кредиты и таким образом автоматически разрешить проблему недействующих кредитов банков.

Количество "живых" убыточных банков в прошлом году резко уменьшилось. Однако если в докризисный период убытки концентрировались в группе мелких кредитных организаций, то в прошлом году убыточной оказалась группа крупнейших

Несмотря на то что по сравнению с серединой 1998 года количество убыточных и не потерявших при этом лицензию банков к концу прошлого года уменьшилось с четырех с половиной до двух сотен, распределение убытков в банковской системе радикально изменилось. Если в докризисный период убытки концентрировались в группе мелких и мельчайших кредитных организаций, то по результатам трех кварталов 1999 года убыточной оказалась группа крупнейших. Напротив, наибольший уровень рентабельности продемонстрировали банки, находящиеся за пределами первых двух сотен по величине активов действующих кредитных организаций. Отрицательный результат деятельности банковского сектора в целом определялся 12% банков, чья доля в суммарных активах составляла 11%.

Кризис не нарушил характерное для предыдущих лет соотношение прибыльности операций московских и региональных банков. Если до кризиса региональные банки демонстрировали более высокий показатель рентабельности, то по итогам 11 месяцев прошлого года операции московских банков в целом оказались убыточными (отношение прибыль/активы составило -1,9% (в расчете на год), а региональных - прибыльными (2,4%).

После кризиса резко упала стоимость привлеченных средств юридических лиц: по итогам трех кварталов 1999 года каждый рубль привлеченных депозитов предприятий и организаций стоил банкам всего 7 копеек

Значительная часть доходов, полученная банками в 1999 году, имеет неустойчивую природу и связана не с эффективностью банковского бизнеса как такового, а с внешними по отношению к нему обстоятельствами, влияние которых будет тем меньше, чем больше стабилизируется макроэкономический фон. Так, если в 1998 году переоценка средств в иностранной валюте принесла банкам чистый доход в размере 2,4% активов и составила 49% чистого финансового дохода, то в 1999 году аналогичный показатель составил только 1,5% активов, или 22% чистого финансового дохода (без учета Сбербанка).

Судя по сложившемуся после августа 1998 года уровню ставок, доходность ссуд в иностранной валюте и рублях в рассматриваемый период радикально различалась. Реальные рублевые ставки вышли в положительную область только с февраля 1999 года, а средняя доходность рублевых ссуд с учетом инфляции за посткризисный период составила -15,5% годовых. Напротив, средняя доходность валютных кредитов в пересчете на рубли и с учетом инфляции составила 70% годовых. Учитывая то, что ссуды в иностранной валюте составляли более 50%, можно считать, что реальная доходность кредитных операций в целом по банковскому сектору была положительной.

Дешевая привлеченка

Основным фактором роста ресурсной базы стали средства юридических лиц.

Доля остатков на расчетных счетах юридических лиц повысилась и у московских, и у региональных банков. Но если у столичных - всего на 1,6 процентного пункта, то у региональных на 4,1, достигнув 34% от общей суммы активов. Кроме того, росли депозиты юридических лиц. Уже к концу 1998 года их доля в ресурсной базе банков оказалась выше, чем аналогичный показатель частных лиц (естественно, без учета Сбербанка). Причем такое положение наблюдается как у московских, так и у региональных банков. Если на середину 1998 года показатель суммы вкладов физических лиц у действовавших тогда банков превышал сумму вкладов юридических лиц почти вдвое, то уже к началу прошлого года депозиты юридических лиц превысили сумму депозитов частников на 30%. В 1999 году тенденция опережающего роста депозитов юридических лиц по сравнению с депозитами частных лиц продолжала действовать, и к концу года разрыв достиг 80%.

В посткризисный период произошли существенные сдвиги в стоимости привлеченных банками средств. Процентные расходы по итогам прошлого года упали до 6,9% активов против 9,4% в докризисном первом полугодии 1998 года. Не в последнюю очередь это связано со сдвигом в структуре депозитов в пользу более дешевых вкладов юридических лиц. По итогам трех кварталов 1999 года каждый рубль привлеченных депозитов предприятий и организаций стоил банкам всего 7 копеек (хотя до кризиса он обходился банкам в 16 копеек). Цена привлечения рубля бюджетных вкладов была немного выше - 10 копеек. А вот аналогичный показатель по депозитам частных лиц составил 42 копейки.

Однако для вкладчиков доходность депозитов в банках была далеко не такой высокой.

Для анализа динамики доходности вкладов был выбран трехмесячный срок, поскольку в Сбербанке преобладают вклады со сроком до трех месяцев (в остальных банках - договоры со сроком от шести месяцев до года). При таком допущении на процентные расходы в первые три квартала 1999 года наибольшее влияние оказывали договоры, заключенные в период с ноября 1998-го по август 1999 года. Средняя доходность рублевых депозитов в реальном выражении оказывается отрицательной. При средней объявленной ставке 40,5% реальная доходность, по нашим расчетам, составила -5% годовых. Средняя объявленная ставка по вкладам в иностранной валюте составляла 9,5%. В реальном выражении доходность по этим вкладам в пересчете на рубли была в отличие от вкладов в рублях положительной и составила в среднем 7,6% годовых.

Реальная доходность рублевых частных вкладов в среднем за посткризисный период была отрицательной

Общая величина чистого финансового дохода банков, включающего в себя сумму чистого процентного и непроцентного (от операций на рынке ценных бумаг, комиссионных, переоценки средств в инвалюте) доходов, по сравнению с первой половиной 1998 года выросла лишь с 5,8 до 6,6% активов в годовом выражении. Одновременно резко увеличились отчисления в фонды и резервы, прежде всего - под потери по ссудам, до 13,1% активов (на 1 октября 1999 года) по сравнению с докризисным периодом, когда за первую половину 1998 года они составили 5,4% активов (в годовом выражении). Увеличение резервирования неизбежно в условиях ухудшения качества кредитных портфелей банков и является одним из проявлений последствий кризиса. И хотя административные расходы по отношению к активам банкам удалось даже несколько снизить (с 1,4 до 1,2% активов), отрицательное сальдо доходов и расходов по операциям, не связанным собственно с финансовыми операциями, выросло с 5,4 до 8,5% и стало основным фактором, обусловившим превышение операционных расходов банков над их доходами от операций. Таким образом, чистый финансовый доход в банковском секторе оставался положительным, но общие расходы банков на ведение операций, как и по итогам 1998 года, превышали их доходы.

Суммарные операционные убытки банковского сектора определили две сотни банков, у которых расходы по операциям в среднем выше доходов на 23%. В этой группе почти 90% финансовых доходов получены в результате переоценки активов в иностранной валюте. Однако переоценка валютных пассивов оказалась еще выше, и чистый финансовый доход в этой группе отрицательный - -1,7% активов. С учетом отрицательного сальдо прочих доходов и расходов в размере 16,6% активов отрицательная операционная маржа этой группы банков достигает 18,3% активов. Суммарный балансовый капитал группы также отрицательный.

Показательно, что в рамках самой этой группы в наиболее тяжелом положении - с отрицательной финансовой маржей - находилось три с половиной десятка банков из числа крупнейших, средний размер активов которых в пять раз выше среднего.

Примерно у половины убыточных банков проблемы носят хронический характер и не связаны напрямую с финансовым кризисом 1998 года. Из четырех с половиной сотен банков с отрицательной операционной маржей по результатам первой половины 1998 года 20% не сумели покинуть ряды убыточных кредитных организаций, но не потеряли лицензии. Что касается остальных, то за полтора года ЦБР отозвал лицензии у ста с небольшим банков. Таким образом, более половины банков с отрицательной операционной маржей на середину 1998 года поправили свое финансовое положение.

Структура доходов и расходов банков с положительной операционной маржей вселяет сдержанный оптимизм: финансовый результат их деятельности гораздо меньше определялся переоценкой средств в иностранной валюте, чем в группе с отрицательной операционной маржей, а процентные доходы составили пятую часть общей суммы полученных финансовых доходов. В то же время у банков с отрицательной операционной маржей аналогичный показатель составил 6,4%.

Назло стихии

С весны 1999 года нарастание кризисных явлений в банковском секторе прекратилось, и к концу года стали заметны некоторые позитивные изменения. Поэтому вопрос государственного вмешательства в функционирование банковского сектора сейчас не стоит в плоскости срочных мер по его спасению. Скорее речь должна идти о его реформировании, повышении устойчивости, улучшении конкурентной среды, создании страховочных механизмов, если и не предотвращающих банковские кризисы в будущем, то способных снижать их остроту и масштабы.

Одна из наиболее острых проблем стихийного процесса посткризисного восстановления российской банковской системы заключается в отсутствии прозрачных процедур возврата денег банкам и банками во исполнение заключенных договоров. Именно высокий риск нарушения обязательств приводит к концентрации финансовых ресурсов внутри банковского сектора и в бумагах центрального правительства. Значительная часть средств размещается в банках-нерезидентах, лишь формально оставаясь на балансе российских банков.

Восстановлению межбанковских связей, как и привлечению синдицированных займов из-за рубежа, препятствует неурегулированность отношений между банками по поводу прошлых займов, а также деривативов и в первую очередь - форвардных и фьючерсных валютных контрактов.

Необходимо комплексное изменение нормативной базы, регулирующей отношения должников и кредиторов. Крайне актуален переход к консолидированной финансовой отчетности промышленных, финансовых, банковских групп и холдингов на основе международных стандартов бухгалтерского учета. Это позволит сделать их деятельность, прежде всего движение финансовых потоков, более прозрачной, повысит эффективность антимонопольного регулирования, увеличит степень доверия к стране со стороны потенциальных инвесторов.

Одна из наиболее острых проблем российской банковской системы - отсутствие прозрачных процедур возврата денег банкам и банками во исполнение заключенных договоров

Участие государства в реформе банковского сектора не должно ограничиваться мерами по его рекапитализации. Рекапитализация проблемных банков должна увязываться с оценкой перспектив их бизнеса в среднесрочном аспекте и реструктуризацией долгов банков перед их кредиторами, а также долгов реального сектора перед банками.

Реформирование банковского сектора должно включать стимулирование укрупнения кредитных организаций путем их объединения и слияния. Вхождение государства в капитал банка может быть обусловлено присоединением к нему других проблемных банков данного региона. Однако такого рода меры должны осуществляться с учетом задачи, как минимум, поддержания конкурентной среды в банковском секторе, в том числе на локальных рынках. Решению этой задачи могло бы способствовать введение упрощенного режима увеличения уставного капитала для здоровых банков, собственный капитал которых составляет менее 1 млн евро, поощрение развития специализации на рынках финансовых услуг.

Имело бы смысл, на наш взгляд, как минимум, устранить препятствия к рекапитализации банков с иностранным капиталом, уже действующих на российском рынке.

Для решения задач реструктурирования крупных кредитов, выданных проблемными банками, имеющими статус социально значимых; при АРКО было бы целесообразно организовать компанию по реабилитации банковских активов.

Особого внимания требуют неисполненные обязательства российских банков перед их иностранными партнерами, в том числе тех банков, чьи лицензии были отозваны.