На стапелях бесславия

Дмитрий Сиваков
20 марта 2000, 00:00

Каха Бендукидзе хочет стать стратегическим инвестором "Красного Сормова". Кому это мешает?

На прошлой неделе должно было состояться внеочередное собрание акционеров нижегородского судостроительного завода "Красное Сормово". Собрание это созывала компания "Алмаз-Маркетинг", которая вместе с холдингом "Уральские машиностроительные заводы" (УМЗ) управляет крупнейшим пакетом "Сормова". Каково же было удивление акционеров, когда за день до собрания по экспресс-почте DHL им был вручен исполнительный лист арбитражного суда, коим собрание проводить запрещалось. Этот одностраничный документ - не что иное, как официальное объявление войны акционеру со стороны региональных властей.

Вообще-то конфликт между Николаем Жарковым (директором "Красного Сормова") и бизнесменом Кахой Бендукидзе (владельцем холдинга "Уралмаш-заводы", претендующего на управление заводом) продолжается уже несколько лет. Но до последнего времени он был не по-российски вялотекущим: стороны, участвующие в нем, никогда не переходили черту, отделяющую чистые "переговорные" формы борьбы за собственность от "грязных" силовых действий.

Ныне ситуация обострилась до предела. Перчатка, брошенная в лицо УМЗ, не может не вызвать адекватных действий г-на Бендукидзе. А это значит, что уже в ближайшее время мы станем свидетелями жесткой борьбы за "Красное Сормово".

За что воюем

Переделами собственности в нефтяной отрасли, черной или цветной металлургии никого не удивишь. Да и причина войн за собственность понятна: экспортный потенциал этих отраслей чрезвычайно высок, а при хорошей конъюнктуре можно рассчитывать на весьма приличную норму прибыли. Другое дело машиностроение, здесь экспортный канал по какому-нибудь высокотехнологичному оборудованию воспринимается как манна небесная, а запредельную маржу производители видят разве что во сне. Тем более удивительно, что акционерные баталии дошли до флагманов российского машиностроения, к которым, без сомнения, относится и "Красное Сормово". Что же такое особенное производят на заводе, вокруг которого разгорелась нешуточная борьба?

"Красное Сормово" - предприятие, имеющее 150-летнюю историю. Основанное в 1850 году греком Дмитрием Бернадаки, оно прошло путь от производства первых в России парохода и мартеновской печи до первого дизель-электрохода, танка и судна на воздушной подушке. Венец дореформенного "Красного Сормова" - выпуск до сих пор не превзойденных в мире подводных лодок, титановых атакующих "Барракуд" и акустически неуязвимых "Варшавянок".

Однако эти героические и победоносные времена для "Красного Сормова" канули в Лету: в 1991 году предприятие было напрочь лишено не только госфинансирования, но и госзаказа. На стапелях остались ржаветь девять никому не нужных подлодок. Но полного краха заводу удалось избежать. Усилиями директора Жаркова почти все подлодки были утилизованы, а "Красное Сормово" в кратчайшие сроки переориентировалось на производство продукции гражданского назначения - нефтеналивные танкеры и сухогрузы. О грандиозности преобразований можно судить по одному показателю: степень конверсии составила около 80%, что по мировым стандартам просто беспрецедентно.

И более того. Оказалось, что продукция "Красного Сормова" пользуется спросом: сейчас пакет заказов на танкеры и сухогрузы расписан аж до 2002 года. Спрос создают компании, занимающиеся речными и морскими транспортировками (такие, как, например, SFAT). Именно это обстоятельство, по мнению гендиректора, и вызвало повышенное внимание к комбинату со стороны структур Кахи Бендукидзе.

Однако такое на первый взгляд безоблачное положение дел на "Красном Сормове" не вся правда. Выпуск нефтеналивных танкеров находится на грани убыточности: для того, чтобы привлекать покупателей, завод вынужден демпинговать на высококонкурентном рынке. По признанию г-на Жаркова, сделанного однажды журналистам, "сухогруз мы продаем за пять миллионов долларов, тогда как истинная его цена семь с половиной-восемь миллионов долларов. Почему компания SFAT заказала танкеры нам, а не финнам? Там такое судно стоит четырнадцать миллионов долларов, а мы строим за девять миллионов". Таким образом, предприятие, хотя и имеет портфель заказов, работает фактически на грани убыточности.

О непростом финансовом положении "Красного Сормова" свидетельствуют и другие факты. Дабы не платить энергетикам за тепло, завод расконсервировал оставшиеся еще чуть ли не со второй мировой войны паровые котлы и вместо энергии покупает более дешевые газ и мазут. А ради дальнейшего уменьшения издержек предприятие перешло на новый режим работы, остановив производство в утренние часы, когда "Нижновэнерго" устанавливает наиболее высокие тарифы за электроэнергию. Нужда заставляет корабелов изыскивать и вовсе нетрадиционные способы зарабатывания денег - по сообщениям агентств, обсуждается возможность открытия на площадях завода рыбоконсервного цеха совместно с китайцами.

Производство рыбных консервов не делает чести машиностроительному предприятию - так, по всей видимости, рассудил Каха Бендукидзе и предложил "Красному Сормову" иное решение: кооптацию в группу "Уралмаш-заводов". Как рассказали корреспонденту "Эксперта" специалисты "Уралмаш-заводов", объединение машиностроительных предприятий, как минимум, позволит замкнуть производственную цепочку, снизить издержки производства и получить дополнительные заказы со стороны судостроительной компании "Алмаз" (входящей в УМЗ, см. схему). Как максимум, новый холдинг будет в состоянии освоить производство (до сих пор никому в России непосильное) и продажи нефтяных буровых платформ с высокой нормой прибыли. Оказалось, что даже внутри России на них существует платежеспособный спрос. Более того, компаниям Бендукидзе удалось получить портфельные заказы на эти установки. Разработка же технологии показала, что на 90% их производство можно осуществлять на УМЗ, предварительно включив в холдинг "Красное Сормово". По расчетам специалистов УМЗ, вложения в размере всего 20 млн долларов в "Красное Сормово" обеспечат дополнительный доход в размере 7-8 млн долларов в год.

Именно по этим соображениям было принято решение портфельные инвестиции в завод обратить в стратегические. Однако для директора Жаркова (который, кстати, еще на заре приватизации убеждал Бендукидзе купить на чековом аукционе акции "Красного Сормова") такое решение означало поступиться властью, поскольку очевидно, что, став стратегическим партнером, УМЗ захочет не просто голосовать на собраниях, но реально контролировать и расходы своих вложенных средств, и продажу продукции.

Устав вне закона

Вообще говоря, Бендукидзе уже давно должен был поглотить "Красное Сормово": под управлением его компаний сосредоточено 35% акций завода, больше чем у кого-либо еще. Размытость акционерного капитала (второй по размеру акционер, государство, имеет 25,5%, прочие - менее 4%) и принцип кумулятивного голосования обеспечивают ему большинство в совете директоров. Не произошло же этого по совершенно фантастической причине. Оказывается, "Красное Сормово" до сих пор не привело свой устав в соответствие с Законом об акционерных обществах. В результате в нем осталось положение, в котором четыре члена совета директоров из девяти назначаются представителями государства, а не избираются. А это значит, что акционер, владеющий даже 74,5% голосов, все равно будет иметь в совете директоров меньшинство.

Последнее обстоятельство до сих пор и не позволяло г-ну Бендукидзе поучаствовать в управлении предприятием. Хотя он прикладывал к этому значительные усилия. Собрание, которое должно было состояться 16 марта, было уже девятым по счету, из раза в раз в повестку дня вносился вопрос о приведении устава в соответствие с нормами закона. Ни на одном из них представители государства (в основном это были чиновники местного КУГИ) не голосовали "за", хотя однажды головное ведомство (Мингосимущество) даже в приказном порядке потребовало сделать это.

Если учесть, что до прошлой недели с г-ном Жарковым велись непрерывные переговоры о совместной деятельности, то можно считать, что г-н Бендукидзе исчерпал все возможные мирные методы урегулирования конфликта. Исполнительный лист, с которого мы и начали рассказ, был уже за гранью несиловых методов урегулирования конфликта: акционеру не только не было предоставлено право защищать свои интересы в суде, но не было даже предъявлено самого судебного решения. Да и придумать веские причины, на основании которых суд может столь нелепое решение принять, затруднительно. Разве что списать все на "дружбу" с губернатором...

Меж двух огней

На одной из своих недавних пресс-конференций г-н Бендукидзе публично объявил, что ему таки удалось найти общий язык с директором Жарковым и договориться о сотрудничестве. По-видимому, речь идет о варианте дружественного (по отношению к менеджменту) поглощения, которое уже было апробировано УМЗ на "Ижорских заводах". Напомним, что там директорат сохранил свои места и оперативное управление на предприятии в "обмен" на интеграцию в бизнес стороннего для него акционера. На первый взгляд заявление г-на Бендукидзе представляется несколько преждевременным, судя по исполнительному листу, врученному по экспресс-почте.

Разгадка, видимо, кроется в действиях еще одного "невидимого" фигуранта конфликта - местной власти во главе с губернатором Нижегородской области Иваном Скляровым. Не так давно Бендукидзе обмолвился, что из региональной администрации ему поступали предложения "поделиться" на чиновничьи нужды взамен на скорое урегулирование проблем УМЗ на "Красном Сормове". Нужду свою слуги народа оценили, между прочим, в сумму с шестью нулями (в долларах США). Вряд ли это был намек на примитивную взятку, скорее всего бюджету области, обремененному выплатами по еврозайму, срочно требуются крупные финансовые инъекции, однако г-н Бендукидзе все равно посчитал это предложение неуместным. Сразу же после отказа "пособить бедным" в городе активизировалась скупка акций "Красного Сормова": некая компания "Полет-НН" на последнем состоявшемся собрании акционеров голосовала по доверенности против изменений в уставе почти 4-процентным пакетом акций.

Так что, судя по всему, дальнейшая судьба "Красного Сормова" будет определяться лоббистскими возможностями Бендукидзе и Склярова. Однако шансы на позитивное решение конфликта все-таки велики, поскольку директор Жарков, похоже, уже близок к тому, чтобы перейти от конфронтации с акционером к прямому сотрудничеству.

При подготовке статьи использовались материалы агентств "Прайм-ТАСС", "Интерфакс" и AK&M.