Автопортрет в интерьере

Полина Мельник
27 марта 2000, 00:00

Фестиваль архитектуры и дизайна интерьера показал, что в моду входят ультрасовременные формы

Если в прошлом году организаторы Фестиваля архитектуры и дизайна интерьера зазывали всех, кто способен предложить свои услуги в этой сфере, то сегодня от желающих купить местечко в выставочном зале "Дома на Брестской" отбоя не было. Это ли не лучшее доказательство того, что всеобщая озабоченность интерьером - не сказки, придуманные редакторами глянцевых журналов.

Металл на смену мрамору

Не секрет, что для многих интерьер - это прежде всего убранство дома. Что закономерно, хоть и неправильно (есть и производственные интерьеры, и торговые, и прочие). Просто частный интерьер как произведение дизайна у нас явление не столь давнее. Тем более удивительны перемены, происшедшие в отношении к интерьеру за последние три года (в нынешнем фестивале участвуют работы, созданные не ранее 1997 года).

По материалам двух фестивалей, прошлогоднего и нынешнего, можно написать историю освоения terra incognita - частного пространства. Нельзя сказать, что архитекторам это давалось легко. Ведь в их образовании всегда была изрядная доля гигантомании. Спортивные арены, рекреационные комплексы, концертные залы на сотни человеко-мест и т. п. считались (и считаются по сей день, несмотря на реальный спрос) куда более важными предметами, чем какие-то там квартиры. Но хозяевам будущих произведений дизайна было на самом деле ничуть не легче: им предстоял изнурительный труд - осознать свои представления о комфорте и красоте, то есть уточнить кое-что в своем "я". Ведь интерьер - вещь особая: неизвестно, чего в ней больше - мастерства архитектора или пристрастий владельца.

Поначалу в этих пристрастиях царила страшная путаница. Ведь долгое время обустройство современной квартиры в панельном (даже улучшенном, элитном) доме воспринималось как большая или меньшая победа над убожеством. А настоящая красота жила в музеях, то есть чьих-то бывших дворцах. Потому среди первых известных частных интерьеров было столько дворцовых подобий. Но это, судя по всему, - уже история.

Сегодня колонны, статуи, бархатные драпировки, кудрявые рамы якобы старинных зеркал и хрустальные люстры постепенно уступают место белым стенам, шершавой плитке, простым светильникам и металлу. На смену роскоши идет простой функциональный стиль. Об этом говорят работы участников нынешнего фестиваля. На это же чуть раньше намекали результаты последних архитектурных конкурсов, на которых минималистские интерьеры повадились брать призы.

Не стоило бы придавать много значения нынешним переменам, если бы за этим не стояло кое-что более существенное, нежели одно лишь стремление следовать моде. Состоятельные люди, похоже, перестали жалеть, что не родились в Версале, и находят выражение своих индивидуальных представлений о красоте и уюте в современных формах.

Интерьер - это я

Удивительная вещь, этот уют. Один может почувствовать себя хорошо, только обложившись пуфиками. Другому подавай деревянные лежанки, тростниковые циновки и прочие экологические прикрасы. А третий шлепает босыми ногами по цинковому полу к стальной кровати и чувствует себя на седьмом небе от счастья. Поди разберись, какой интерьер лучше. Вот дом в духе милитаризованного хай-тека известного своими технократическими интерьерами архитектора Алексея Козыря - огромные пустые пространства, которые буквально перерезают металлические детали. Даже аквариум с металлическими ребрами похож на снаряд, пробивающий стену. Первое, что хочется сказать стороннему наблюдателю, - жить тут нельзя. Но хозяин этого дома живет и чувствует себя вполне комфортно. Так что индивидуальность человека, фактор неотменимый в искусстве интерьера, похоже, все больше завоевывает право на существование и у нас. Вот, например, само название проекта - "Дом преуспевающего байкера" ("Моспроект-3") уже кое-что говорит о его заказчике. И правильно. Не может байкер, даже преуспевающий, жить так же, как преуспевающий коллекционер восточных ковров.

Мой клуб - моя крепость

Что касается общественных интерьеров, то пока они явно уступают по популярности частным. Причем самые интересные, несмотря на формальную принадлежность к "общественной" сфере, явно тяготеют все к той же частной жизни. Это рестораны и клубы. В этом году московский "Китайский летчик" соревнуется с питерской "Акваторией". В них, разумеется, музейная роскошь и не ночевала - все металл, металл, еще раз металл да световые фокусы.

Кстати, и сами музеи, с подражания которым начинался у нас когда-то частный интерьер, в последнее время не пренебрегают стеклом, металлом и ультрасовременными формами. Свидетельство тому - реконструкция Литературного музея А. С. Пушкина. Часть старой усадьбы группа архитекторов во главе с Андреем Боковым перекрыли наподобие оранжереи. Судя по тому, что музей тут же облюбовало Министерство культуры для светских церемоний, интерьер получился в духе времени. Но общественных интерьеров такого масштаба за последнее время возникло не так много. Для успеха общественного интерьера важно знать, что такое "мы". А это гораздо труднее, чем "я", которое, судя по всему, обретает способность говорить о себе языком дизайна.