Миф о цивилизованном предпринимателе

Петр Карпов
3 апреля 2000, 00:00

Вал оптимистических отчетов о смерти бартера не имеет ничего общего с реальной обстановкой в российской промышленности

За последнее время достаточно широко распространилось мнение о сокращении доли бартерных операций в расчетах между российскими предприятиями. Все чаще подобные оценки можно услышать и от экономистов, и от руководителей крупнейших компаний. Однако, если ежедневно сталкиваешься с бухгалтерской отчетностью предприятий, то согласиться с подобными оптимистичными выводами очень тяжело.

Где находится главный источник подобного оптимизма? Основной, по-видимому, это Госкомстат, цифрами которого и оперируют многие. Так, в отчетности Госкомстата существует такая форма анализа, в которой представлены некоторые крупнейшие предприятия, и прежде всего монополисты. В частности, в этот список входят МПС, РАО "ЕЭС России", "Газпром". Удостоился чести попасть туда и "Аэрофлот".

Какие здесь могут быть подвохи? Во-первых, выручка предприятий, по отношению к которой рассчитывается доля денежных поступлений, в отчетности приводится без НДС и акцизов. Это занижает выручку и завышает долю денежного расчета. Так, например, доля денежного расчета за газ составляет по "Межрегионгазу" за 1999 год всего лишь 21%, что совсем не похоже на данные Госкомстата по строке ОАО "Газпром". А ведь расчеты с "Межрегионгазом" - это расчеты всего внутреннего рынка России. Во-вторых, когда говорят о РАО "ЕЭС", то вполне возможно, говорят о самом РАО "ЕЭС". Тогда как входящие в ее состав региональные энергетические компании - самостоятельные юридические лица, и уровень денежных расчетов у многих из них куда ниже, чем в самом РАО. И если использовать при оценке событий в сфере энергетики не цифры отдельно взятого РАО "ЕЭС", а совокупные данные по всем энергетическим компаниям включая региональные, да заглянуть не в отчеты Госкомстата, а в первичные бухгалтерские документы, то получается совсем иная картина.

Госкомстат, конечно, не подделывает данные. Просто имеет место специфический отбор респондентов. Но существует еще один серьезный фактор: к той информации, которую дают в Госкомстат, всегда относились наплевательски. Я сам, когда работал главным экономистом одного из крупнейших предприятий страны, без зазрения совести поручал своим сотрудникам написать в госкомстатовские формы любые цифры. Потому что это не влечет за собой никакой ответственности. За это не штрафуют и в тюрьму не сажают, как за подделку бухгалтерии.

Другой пример: расчет векселями. Считается, если используется вексель Сбербанка, то это денежное средство. Но ведь это не деньги. Деньги возникнут лишь в момент гашения векселя.

Мы встречаемся с более или менее приличным уровнем денежного расчета только у тех предприятий, которые работают исключительно на экспорт. И это не столько нефтяные компании, сколько производители, скажем, фосфоросодержащих и азотных удобрений, где свыше половины выпуска идет на экспорт.

Если же брать за основу анализа более широкую корпоративную выборку и использовать первичные бухгалтерские данные, то получится, что сегодня доля денежных расчетов в российской промышленности составляет 25-30%, а не 50-60%, как утверждает Госкомстат.

Что касается решения проблемы бартерных расчетов, то здесь есть два основных направления. Во-первых, необходимо создать условия для того, чтобы цены, назначаемые предприятиями, соответствовали денежной массе, которая реально циркулирует. Необходимо обеспечить снижение цен. Именно потому, что цены завышены, мало кто в состоянии оплатить их живыми деньгами.

Во-вторых, надо усилить контроль за деятельностью управляющих как со стороны акционеров, так и со стороны государства. Ведь главный движущий мотив бартера - это кража капитала управляющими. Мы никогда не искореним бартер, если государство не начнет работать на уровне конкретных предприятий, а зачастую и конкретных сделок. К нам пристала эта вредная привычка - все проблемы решать можно и нужно в сфере макроэкономики. А уж микроэкономика сама выстроится так, как нам надо. Следствием этого наивного заблуждения и стала эпидемия оптимистических отчетов о смерти бартера.

К сожалению, опыт показывает, что микроэкономика сама не выстраивается. Общие правила, которые принято называть цивилизованными, автоматически не вытравляют из "удельного" производителя его "дикость", которая воспитывалась последние десять лет. Помимо общих правил нужно заниматься контролем индивидуальных предприятий и воспитанием как управляющих, так и собственников, которые позволяют себя обманывать в особо крупных размерах.