Отзывы читателей

3 апреля 2000, 00:00

2000, N11 (222)

Либерализм всерьез и надолго

Вопрос о рецептах переустройства России волнует очень многих. На протяжении всех реформенных лет вопрос о национальной идее (читай: стратегии развития) постоянно заботит российские умы. Но методика лечения России до сих пор не найдена. Как не раз уже оказывалось, например в науке, истина находится где-то посередине или представляет собой совокупность нескольких точек зрения. Анализируя статьи В. Лопухина и В. Мау, я склоняюсь к выводу, что идеи обоих одинаково заслуживают внимания. Но, оперируя исключительно экономическими понятиями, мы упускаем из виду так называемый человеческий фактор. В. Лопухин и В. Мау, каждый по-своему, говорят о личности и ее роли в экономическом процессе. В. Лопухин правильно рассуждает о ценностях, культуре, но он видит только часть айсберга, к тому же, оперируя понятием "либеральная теория", уважаемый автор, видимо, не совсем четко себе представляет, что же это такое. Иначе как понимать такие слова: "Россия отдала дань либеральной теории и оказалась далеко не первой страной, доказавшей на собственном опыте ее несостоятельность"? В том-то и дело, что Россия не знала либерализма и дань ему не отдавала. Либерализм в своей сущности подразумевает свободную личность, гражданское общество. Ни того ни другого в России не было и нет. Да, ценностная составляющая играет большую роль, но именно поэтому нельзя сравнивать послевоенную Германию и Россию, страну со сложившимся отношением к частной собственности (в силу определенной системы ценностей в том числе), а следовательно, и к личности (странное на первый взгляд утверждение, учитывая идеологию фашизма) со страной, где никогда не было этих самых отношений. Как писал уважаемый русский юрист А. Покровский, собственность - это гарантия автономии человека, его независимости от государства и произвола государства. Признание и защита собственности - это не просто защита имущества, это признание и защита каждого отдельного человека в качестве суверенной личности. В России, как известно, всегда господствовал общинный дух, и даже сейчас слышатся призывы к общинности, соборности. К богатству, пусть и достигнутому собственным трудом, отношение в России было негативным, следовательно, негативным оно было и к обладателю этого богатства. Смею предположить, что в Германии такого отношения к собственнику не было, следовательно, возродить разрушенную экономику было намного проще. В России же нарождающиеся ростки упомянутых отношений были погублены в 1917 году, сознание человека было деформировано ужасающим образом, и Бог знает сколько нужно времени, чтобы это исправить. И вот в этой ситуации мы начинаем культивировать необходимые ценности (по В. Лопухину) и перераспределять государственные финансы, мимоходом не забывая о либеральных атрибутах (по В. Мау). Все это, безусловно, правильно, вот только не забыть бы и впрямь изменить роль государства в обществе и экономике. Государство должно перестать чувствовать себя отцом по отношению к конкретному человеку, а человек должен перестать искать в представителях государства отцов-спасителей. Причем нужно стремиться создать для любой личности такие условия, в которых она сможет себя проявить и реализовать свои идеи, обозначить те самые прорывные направления. Если переводить все это на язык конкретных дел, то это и защита частной собственности, и свободная пресса, и обеспечение личной безопасности, и перестройка госаппарата, и снижение госрасходов, и дешевый доступный кредит, но все это во имя конкретного человека, а не само по себе как некий либеральный набор. А вот что у нас есть. Есть произвол законодателя, есть лицензирование всего и вся, есть ежедневное опасение за свою жизнь и жизнь своих близких, чувство незащищенности перед этим монстром-государством и криминальным миром, срастающимся с государством. Признание личности и ее защита, обеспечение ее прав и свобод - вот один из элементов успешного развития России.

Олег Богомолов, olegb@permill.ru

2000, N12 (223)

Платежный ребус

Проблема неплатежей - обратная сторона проблемы кредитования, только в товарной форме. Мои исследования показывают, что проблема неплатежей сохранялась в советское время практически постоянно (особенный рост пришелся на 1935-1936 гг.) Но и тогда, и позже она решалась одним способом - зачетами и созданием специфических квазикредитных (по сути клиринговых) организаций - Бюро взаимных расчетов (БВР). Между прочим, один из советских специалистов по этим вопросам - Ситнин (большинство работ по этой теме написано в середине 30-х годов) - в своих мемуарах пишет о БВР как об очень важной победе. Тогда же был сделан важный вывод - коммерческий кредит возникает, когда по каким-то причинам не появляется банковский. По идее, отсутствие банковского подтверждения - сигнал о плохой сделке, и здесь я согласен с авторами статьи насчет прозрачности. В конечном итоге, в Штатах банки вообще оказались вытеснены с кредитного рынка.

Алексей Тихонов, atikhono@bayou.uh.edu

Налог на дружбу

Я полностью поддерживаю мнение о том, что НДС на экспорт промышленной продукции из России, в частности на Украину, мешает нормальной торговле между нашими странами. Несомненно, отмена российского НДС приведет к оживлению товарооборота внутри СНГ, что может привести к погашению странами СНГ своих долговых обязательств перед той же Россией. Этот шаг поможет всем странам СНГ. Прежде всего, это сделает более конкурентоспособной продукцию, которая производится в странах СНГ, снизив ее себестоимость на те же 20% российского НДС. Хорошо это или плохо? Да кому как... Пострадают в первую очередь интересы крупных российских промышленных компаний, ведущих активную экспортную политику на мировых рынках. Но подчеркну, что приведение правил торговли внутри СНГ к международным нормам благоприятно скажется прежде всего на самих российских производителях. Эта мера позволит увеличить объемы реализации российской продукции внутри СНГ, и, кто знает, может быть, связанное с этим ограничение экспорта на "дальнее зарубежье" позволит стабилизировать ситуацию на внешних рынках и увеличить рентабельность экспорта. А вот что касается инициативы Вольфганга Берндта (Procter & Gamble), то тут ситуация не такая однозначная. В статье правильно отмечено, что речь шла прежде всего о товарах народного потребления, а с этим, в частности на Украине, дела обстоят не так уж плохо. Несомненно, для такой компании, как Procter & Gamble, дополнительные рынки сбыта необходимы, тем более необходимо оправдывать инвестиции, вложенные в российские предприятия. Но на Украине есть свои производственные мощности по производству той же товарной группы, что и на Новомосковском комбинате. Я думаю, что ни одно государство не потерпит прямой экспансии на свои товарные рынки и будет вводить ограничительные меры. К тому же Procter & Gamble довольно успешно работает на украинских рынках и с местными производителями, так почему же ей не развивать производство на Украине. И такая ситуация может быть по любой группе потребительских товаров, которые могут производиться на территории той или иной страны СНГ. Так что надежды могут и не оправдаться, хотя экспортировать продукцию из России все равно будет гораздо выгоднее, чем из Европы. Тем более что тарифные и нетарифные ограничения имеют границы, переступить через которые не позволят нормы мировой торговли.

Дмитрий Виноградов, marketing@azot.cherkassy.net