Дукатский спурт

Тигран Оганесян
10 апреля 2000, 00:00

В борьбе за третье в мире серебряное месторождение первый раунд за отечественными предпринимателями

Аналитики уже не первый год предрекают ценовой взлет на рынке серебра. Такие небезызвестные в мире бизнеса персоны, как Джордж Сорос, Уоррен Баффет и Билл Гейтс, занялись в последнее время скупкой серебряных активов в предвкушении грядущих сверхприбылей. Правда Гейтсу повезло меньше других: приобретенный им в прошлом году пакет акций канадской компании Pan American Silver стремительно обесценился. Причина - потеря канадцами контроля над третьим в мире по запасам Дукатским серебряным месторождением.

Ноябрьский конфуз

Тридцатого ноября прошлого года в Магаданской области должно было произойти весьма заурядное событие - открытые торги по лотной продаже имущества Дукатского горно-обогатительного комбината. Это мероприятие было уже третьей по счету попыткой "реализации с молотка" производственных помещений и горного оборудования ГОКа, официально признанного банкротом еще в 1995 году: первые два не состоялись, потому что никаких предложений по покупке материальных активов комбината организаторам аукционов так и не поступило.

Согласно более чем скупой предварительной информации, промелькнувшей в ряде СМИ незадолго до конкурса, единственным кандидатом на покупку имущества ГОКа считалось победившее в ноябре 1997 года в международном тендере на получение лицензии по разработке Дукатского месторождения ЗАО "Серебро-Дукат". ЗАО было специально создано под этот проект канадской компанией Pan American Silver (PAS), зарезервировавшей для себя "контрольные" 70% акций ЗАО (остальными 30% временно располагает СП "Геометалл Плюс", в свою очередь контролируемое другой канадской компанией Western Pinnacle Mining Ltd.).

Цена имущества Дукатского ГОКа (8,35 млн долларов), заявленная в качестве начальной, была фактически назначена самими канадцами, исходившими из того, что именно этой суммы будет достаточно для покрытия неотложных долгов ГОКа перед кредиторами (стоимость самого имущества особой роли для них не играла, более того, руководители PAS неоднократно публично заявляли, что устаревшее оборудование и производственные площади Дуката не представляют особого интереса). Очевидно, что канадцы хотели все сделать с минимальными издержками - аукцион представлялся им пустой формальностью, последним этапом в длительной юридической процедуре оформления прав на Дукат. Причем, по слухам, для обеспечения легальности торгов PAS планировала привлечь к участию "виртуального противника" - компанию-пустышку с фиктивной конкурентной заявкой.

И вдруг, всего за двое суток до официальной даты оглашения результатов аукциона, его организаторам поступило реальное конкурентное предложение. Внезапный интерес к "устаревшему имуществу" Дукатского ГОКа проявила доселе практически никому не известная российская группа компаний ГК "Каскол". Отечественные бизнесмены с ходу предложили 12 млн долларов. PAS и "дружественная" местная магаданская администрация оказались совершенно не готовыми к такой "коллизии". Соответственно, никаких контрмер как в юридическом, так и в финансовом отношении предпринять они не успели, и ГК "Каскол" была официально признана победителем конкурса.

Самый "плохой" сценарий

Ошарашенные случившимся, канадцы несколько дней приходили в себя, попутно лихорадочно выясняя, что вообще собой представляет свалившийся им на голову противник. Срочно прилетевший в начале декабря в Москву президент PAS Росс Битти на "камерной" пресс-конференции в офисе своих партнеров по Дукату, Western Pinnacle Mining, искренне недоумевал по поводу создавшегося положения, заявив, что совершенно не понимает стратегических интересов "Каскола" в этой покупке: "Этой компании всего три месяца от роду, они, кажется, занимаются чайным бизнесом". Вполне естественным тогда выглядело и его осторожное предположение, что PAS имеет дело с какими-то местными мафиозными элементами, пытающимися по-быстрому урвать себе миллион-другой долларов, за определенные "отступные" отказавшись затем от выполнения взятых на себя в результате победы в аукционе обязательств.

Впрочем, г-ну Битти надо отдать должное: он уже тогда не исключил и куда более неприятной для своей компании версии - "Каскол" всерьез намерен оспаривать у PAS права на разработку Дуката и будет в дальнейшем стремиться к тому, чтобы отобрать у нее и лицензию.

Последующие события полностью подтвердили "плохой" сценарий. Ровно через месяц после аукциона "Каскол" проплатил его организаторам необходимую сумму и на совершенно законных основаниях стал собственником имущества Дукатского ГОКа. Канадцы, разумеется, сразу же попытались оспорить легитимность конкурсных итогов, особенно упирая на тот факт, что еще в марте 1999 года PAS заключила с внешними управляющими ГОКа соглашение об аренде пресловутого имущества. В тексте договора содержался пункт, согласно которому они имели право в любой момент выкупить его за 9 млн долларов (за вычетом произведенных арендных платежей). Однако первый "судебный раунд" в Магадане, состоявшийся в начале февраля, PAS проиграла - местные законники так и не смогли найти сколько-нибудь убедительных оснований для отмены результатов аукциона. После этой промежуточной победы руководство "Каскола" официально уведомило канадцев, что на правах нового собственника имущества собирается в течение трех месяцев довести до логического завершения процедуру разрыва арендного договора, а также предъявила им претензии по части возмещения ущерба от "халатной эксплуатации" имущества ГОКа.

К тому времени канадцы были вынуждены также отказаться и от наиболее удобной для них интерпретации ноябрьского конфуза - истории про русскую мафию, которую они некоторое время активно использовали в качестве оправдания перед своими акционерами и кредиторами. После того как в январе г-н Битти лично посетил московский офис "Каскола" и пообщался с его президентом Сергеем Недорослевым, он был вынужден открыто признать, что его оппоненты занимаются весьма респектабельным бизнесом, не имеющим ничего общего с криминальной сферой.

В итоге PAS пришлось спешно менять тактическую линию и придумывать новые аргументы в свою пользу. В бой был брошен последний резерв: история с аукционом стала трактоваться канадцами в качестве наглядной иллюстрации наметившегося в России "общего резкого ухудшения инвестиционного климата" и отсутствия нормальных условий для иностранных капвложений. Помимо очевидной апелляции к "мировому сообществу" (поиска поддержки как со стороны влиятельных западных инвесторов, так и высших государственных должностных лиц Канады и России) при помощи такого объяснения PAS стремится и подстраховать себя от последствий возможного поражения в борьбе за Дукат: неудачу в России можно будет списать на "форс-мажорные обстоятельства", сохранив тем самым свое лицо.

Стратегия канадцев

Бурная публичная активность президента PAS Росса Битти в последние пару месяцев (многочисленные интервью в различных западных СМИ, выступления на нескольких международных конференциях) выглядит совершенно естественной защитной реакцией на фоне преследующих компанию рыночных неудач. Проблемы с Дукатом привели к обвальному падению котировок ее акций на NASDAQ - если еще в начале октября прошлого года они шли по 7,5 доллара, то к середине марта вдвое подешевели, и сейчас диапазон сделок варьируется от 3,5 до 4 долларов за акцию.

Между тем за неполные шесть лет, прошедшие с момента основания Pan American Silver, эта компания сумела очень неплохо зарекомендовать себя на рынке (начальная стоимость акций PAS составляла всего 10 центов), сразу же четко позиционировав себя в качестве монопрофильной корпорации, имеющей интересы только в серебродобывающей промышленности. Методы ее "первичного просачивания" на мировой серебряный рынок отличались оригинальностью: компания скупала за бесценок горнорудные "проекты", издержки добычи которых значительно превышали текущие рыночные цены на серебро. Только за первый год своего существования PAS приобрела таким образом активы с доказанными запасами серебра в 250 млн унций (эквивалентными нескольким годовым объемам суммарной мировой серебродобычи).

Очевидно, что в своих действиях канадцы исходили из долгосрочных рыночных перспектив этого металла, которому еще с начала 90-х аналитики пророчат блестящее будущее (подробнее - см. "Эксперт", N11). Поднакопив, таким образом, определенный рыночный вес, в сентябре 1995 года PAS наконец добралась до реального производства, купив действующее перуанское месторождение Quiruvilca. Однако дальше этого дело не пошло: за четыре с лишним года после перуанской сделки PAS ничем "работающим" больше не разжилась, и все ее текущие доходы связаны исключительно с серебром Quiruvilca (в среднем там добывается 3-3,5 млн унций в год, что примерно эквивалентно 15-17,5 млн долларов).

Понятно, что с такими "заработками" PAS едва ли могла рассчитывать на получение сколько-нибудь заметной доли в намечающемся дележе мирового "серебряного пирога". Поэтому еще в сентябре 1997 года канадцы заключили опцион на покупку крупного мексиканского месторождения La Colorada (в марте 1998 года сделка состоялась). Другим же объектом пристального внимания PAS стал Дукатский ГОК, некогда крупнейший в Советском Союзе, а потом и в России производитель серебра (на долю Дуката приходится около 65% разведанных серебряных запасов страны). За шестнадцать лет (1979-1995 гг.) промышленного освоения месторождения на Дукате добыто около 90 млн унций этого драгметалла.

Вдохновленные удачным инвестиционным опытом освоения западными компаниями (сначала Cyprus-Amax, а затем - Kinross Gold Corp.) крупнейшего в России золотоносного месторождения Кубака, расположенного в 400 км к северо-востоку от Дуката, топ-менеджеры PAS в январе 1997 года предприняли первую попытку заполучить долю в дукатских активах: тогда местные власти отказались от предложения канадцев ввиду отсутствия альтернативных заявок на покупку комбината. В апреле PAS еще раз забросила удочку и даже победила в тендере, однако к тому времени объем просроченных долговых обязательств обанкротившегося в 1995 году ГОКа уже значительно превышал разумные величины, и сделка вновь не состоялась. Вместо этого акционеры Дуката приняли решение ликвидировать предприятие. Впрочем, в итоге подобный поворот событий сыграл только на руку канадцам - лицензия на разработку месторождения автоматически перешла к Министерству по природным ресурсам России, и по результатам объявленного последним в ноябре 1997 года лицензионного тендера PAS добился-таки желанной цели.

За три c лишним года, прошедших с момента появления PAS на российском рынке, канадцам удалось весьма основательно укрепиться в регионе, наладив тесные контакты как с местной магаданской администрацией, так и с федеральными властями. По большому счету, в России PAS были созданы практически тепличные условия для ведения бизнеса - крайне либерально составленное лицензионное соглашение сроком на 25 лет (с возможностью продления), отсутствие каких-либо жестких требований по инвестициям в новое производство и временным рамкам начала добычи руды. Дукатский проект PAS активно поддерживался различными канадскими госструктурами (национальной Корпорацией по поддержке экспорта, министерством иностранных дел и т. п.), наконец, его продвижение непосредственно лоббировал премьер-министр Жан Кретьен. В итоге, хотя и после некоторых традиционных бюрократических проволочек, канадцам удалось в сентябре 1999 года выбить под Дукат специальный указ президента РФ, разрешающий прямой экспорт драгметаллов (фактически в обход действующего федерального закона), а буквально за день до "злосчастного" аукциона появился проект постановления Центробанка России, разрешающий PAS использовать офшорные банковские счета.

По расчетам привлеченных к разработке ТЭО проекта специалистов ведущей канадской инжиниринговой компании Kilborn, полные производственные издержки добычи серебра на Дукате с учетом всех налоговых и прочих платежей должны составить порядка 3,5 доллара на унцию, что весьма неплохо даже при текущей рыночной цене в 5-5,2 доллара. В том же ТЭО канадцы подсчитали, что за полное время выработки месторождения российская казна получит около 380 млн долларов. Стоимость самого Дуката, при условии его выведения на заявленную проектную мощность (15,8 млн унций серебра ежегодно в течение 15 лет) при самых скромных ценовых сценариях тянет как минимум на 1,5 млрд долларов. Шутка ли! Перед столь привлекательным активом в прошлом году не устоял самый богатый бизнесмен мира Билл Гейтс: 28 сентября 1999 года было официально объявлено о приобретении контролируемым им инвестиционным фондом Cascade Investment LLC 10,3% акций "хозяина" Дуката Pan American Silver.

В общем, казалось бы, канадцы имели на руках все козыри для того, чтобы спокойно, без особой нервотрепки заниматься тем, ради чего они, собственно, и пришли в Россию, - копать и перерабатывать серебросодержащую руду, отправлять полуфабрикат на свои заводы для аффинажа и продавать итоговый продукт с хорошим наваром на мировом рынке. Но потратив два с лишним года на доведение до ума всех организационных, технических и финансовых вопросов (под дукатский проект PAS выбивались кредитная линия International Finance Corp. (IFC), входящей в Мировой банк, и связанный с предоставлением этой линии заем международного банковского синдиката), канадские предприниматели решили, что Дукат у них глубоко запрятан в кармане, и допустили при подготовке к ноябрьскому аукциону непростительную беспечность: вариант с появлением конкурентных заявок, по-видимому, ими даже не просчитывался.

Всеядный "Каскол"

Наделавшая много шума история с торгами по имуществу Дукатского ГОКа приобрела особенно пикантный характер после того, как с разъяснениями мотивов, побудивших его ввязаться в "передел мирового серебряного рынка" выступил ее президент Сергей Недорослев.

Одно только перечисление уже осуществленных г-ном Недорослевым сотоварищи проектов и перспективных начинаний могло бы занять как минимум полстраницы. Удивительная "всеядность" "Каскола", умение его топ-менеджмента успешно внедряться во вроде бы совершенно разноплановые и разнокалиберные сегменты российской экономики особенно резко контрастирует с однообразным сребролюбием его канадских оппонентов.

Перечислим лишь наиболее интересные предприятия, входящие в сферу влияния "Каскола": нижегородские авиастроительный завод "Сокол" (производство и модернизация МиГов и гражданской авиатехники) и завод "Гидромаш" (монопольный производитель гидравлики и шасси для авиакосмической промышленности), ЦКБ "Айсберг" (атомное надводное судостроение), "Балтийский завод" в Петербурге (военное и гражданское судостроение), "Альфа-Интегратор-Baan-Eurasia" (поставка программного обеспечения для комплексной автоматизации управления предприятиями), "Востоквнешторг" (ведущий российский оператор по внешней задолженности азиатских стран бывшему СССР), пищекомбинат "Московский чай", горнорудная компания "Плутон". В планах на ближайшее будущее - освоение интернет-рынка и организация производства сигаретных пачек.

Собственно говоря, даже этот неполный перечень выглядит более чем достаточным для того, чтобы не требовать от президента ГК каких-либо специальных аргументов, объясняющих его решение "пободаться" за Дукат: в конце концов от холдинга, имеющего в своем составе столь разношерстные предприятия, можно ожидать всего что угодно. Впрочем, сам г-н Недорослев прокомментировал этот "ход конем" довольно доходчиво: "Мы пришли к выводу о необходимости войти в долгосрочный бизнес с высоким барьером входа на рынок. Скажем, интернет-бизнес это, конечно, интересно, но совершенно очевидно, что любой может потратить тысячу-другую долларов и организовать там свою компанию. А дальше ему придется конкурировать фактически со всем миром. А вот если вы сделаете компанию по упаковке, то вероятность появления другой такой уже очень невелика. Не может быть в стране десяток 'Гундлахов' (немецкая компания-монополист в производстве упаковки. - 'Эксперт'). То же самое и с добычей серебра - не может случиться так, что вдруг на ровном месте кто-то откроет сопоставимое по запасам с Дукатом месторождение и мы будем вынуждены с ними конкурировать".

По словам президента "Каскола", непосредственным поводом, заставившим его впервые обратить внимание на Дукат, стали изыскания аналитиков компании, обнаруживших явное несоответствие между денежным объемом реализации и объемом рыночной капитализации PAS: при ежегодных доходах от продаж в 15-20 млн долларов, рыночная стоимость канадской компании к началу осени прошлого года составляла около 200 млн долларов. Прознав вскоре о странных затяжках с реализацией имущества Дукатского ГОКа, вездесущий российский предприниматель посчитал, что стоит рискнуть и попытаться его перехватить у PAS.

Гейтс промахнулся

На самом деле до финала истории еще далеко. Позиционные бои между "Касколом" и Pan American Silver за Дукатское месторождение при обоюдном желании могут затянуться на несколько лет: у обеих сторон есть вполне убедительные основания считать правыми себя, а не противную сторону. Причем нынешнему "фавориту" в этой борьбе, "Касколу", несмотря на все блистательные усилия по вставлению палок в колеса канадцам, с точки зрения "голой арифметики" пока особенно похвастаться нечем: без лицензии на добычу обладание имуществом ГОКа имеет мизерную ценность. И если бы PAS удалось-таки привлечь под многострадальный проект достаточные инвестиции, канадцы могли бы с чистой совестью забыть о существовании г-на Недорослева и его приобретения: все необходимые расчеты по возможности строительства рядом с рудником новой обогатительной фабрики и прокладки дополнительной инфраструктуры ими были сделаны еще задолго до случившегося в ноябре конфуза (кстати, и сам Сергей Недорослев честно признает, что успешное доведение до конца этого альтернативного проекта перечеркнет все его надежды на итоговый успех).

Руководители PAS и ЗАО "Серебро-Дукат" неоднократно заявляли о своей твердой решимости бороться за месторождение до победного конца. Однако в марте их словесная бравада неожиданно сменилась весьма обтекаемыми комментариями относительно будущего развития событий. Так, выступая в начале месяца в Торонто на семинаре по проблемам инвестирования в горнодобывающую промышленность России, президент Pan American произнес очень странную фразу: "Мы можем построить новую фабрику, но не хотим этого делать - это будут деньги, выброшенные на ветер" (?! - "Эксперт"). Другим косвенным свидетельством внезапной перемены настроения в руководстве канадской компании можно считать выпущенный PAS 6 марта в дополнение к годовому отчету специальный пресс-релиз, в котором после дежурных фраз об изучении компанией "нескольких вариантов успешного разрешения ситуации вокруг Дуката" следует совершенно невразумительное предложение, которое можно перевести примерно так: "Сегодня мы не можем дать никаких гарантий того, что Pan American предпочтет продолжать этот проект".

Наконец, процитируем для разнообразия независимый западный источник - аналитическую заметку, опубликованную на популярном деловом интернет-сайте biz.yahoo.com: "Недавно стало известно о приобретении Биллом Гейтсом 9% акций компании Newport News Shipbuilding, единственного поставщика ядерных авианосцев ВМФ США. Новость сразу же подействовала на участников американского фондового рынка, поспешивших последовать примеру 'заслуженного архитектора Windows'. Но мы, в свою очередь, призываем частных инвесторов быть осторожнее в своих действиях: далеко не все, до чего дотрагивается Гейтс, тут же обращается в золото. Объект его недавней любви, Pan American Silver, сегодня больше походит на кусок свинца (к слову сказать, наименее удачливого в последние пару лет из всех цветных металлов, котирующихся на LME. - 'Эксперт'), после того как оказалась вне игры в борьбе за собственность российской горнодобывающей компании".

Что ж, похоже, канадцы просто сломались под тяжестью внезапно обрушившихся на них в последнее время проблем. К этому выводу подталкивает и еще одна недавняя новость: в очередном пресс-релизе PAS сообщила о приобретении компанией второго серебряного рудника в Перу, простаивавшего из-за того, что подземные выработки были затоплены селем. По оценкам специалистов, для восстановления работоспособности этого рудника необходимо совсем немного времени, и затраты составят всего порядка 10 млн долларов. Но даже эту, более чем скромную по любым бизнес-меркам сумму далеко не богатой PAS едва ли удастся просто найти, если она не сэкономит на чем-то другом, например, не откажется, за достойные отступные, от продолжения дукатских тяжб. По крайней мере, такое объяснение перуанской покупки представляется нам вполне правдоподобным.