Договор с оговорками

17 апреля 2000, 00:00

В пятницу Госдума приняла закон о ратификации договора СНВ-2, а также подписанный Россией и США в Нью-Йорке в сентябре 1997 года протокол, который предусматривает продление сроков сокращения стратегических наступательных вооружений с 1 января 2003 года до 31 декабря 2007 года. За принятие закона проголосовали 288 депутатов, против высказался 131 парламентарий, воздержались четверо.

В принятом Думой Федеральном законе о ратификации договора СНВ-2 перечисляются "исключительные обстоятельства", дающие России право выйти из договора. К таким обстоятельствам в первую очередь относится выход США из Договора по противоракетной обороне (ПРО) от 1972 года.

Напомним, что договор СНВ-2 предусматривает сокращение суммарного количества ядерных боезарядов на стратегических наступательных вооружениях (межконтинентальные баллистические ракеты, баллистические ракеты на подводных лодках, тяжелые бомбардировщики) до 3000-3500 единиц.

Перед голосованием по этому вопросу на пленарном заседании Госдумы выступил избранный президент России Владимир Путин. Его слова, а также аргументы министра обороны Игоря Сергеева и министра иностранных дел Игоря Иванова в пользу ратификации СНВ-2, видимо, возымели действие на депутатов. Против проголосовали только левые, да и то не все.

Геннадий Зюганов назвал подписание многострадального договора СНВ-2 "актом национального предательства". Коммунисты горюют главным образом о находящихся сегодня на вооружении наших ракетных войск так называемых тяжелых ракетах с РГЧ ИН (разделяющимися головными частями индивидуального наведения).

Действительно, они беспокоили потенциального супостата больше, чем что-либо иное в нашем арсенале. Однако противникам СНВ-2 уже семь лет кряду объясняют, что все тяжелые ракеты, ныне находящиеся в шахтах, не сегодня-завтра должны быть изъяты из обращения по причине выработки своего ресурса, а возобновить это чудо-оружие не представляется возможным: носители для тяжелых ракет производились в советское время на ныне суверенной Украине, а именно - на предприятии "Южмаш", которое, кстати, тогда возглавлял ее нынешний президент Леонид Кучма.

Первый замминистра финансов Алексей Кудрин приводит еще один аргумент: России ратификация договора даже выгоднее, чем США, поскольку поддержание в боевом состоянии подлежащего упразднению оружия требует немалых денег, а их в казне и так негусто. Наконец, принятие договора означает лишь второй после СНВ-1 шаг по пути снижения уровня ядерного противостояния, загнанного двумя сверхдержавами в заоблачную высь: арсеналы РФ и США сегодня позволяют им уничтожить друг друга многократно, тогда как любому здравомыслящему человеку ясно, что с лихвой хватило бы и одного раза. И последнее. Упорство оппонентов СНВ-2 все же принесло пользу: за прошедшие годы документ подвергся некоторой переработке и сегодня значительно отличается от первоначального варианта в лучшую с точки зрения нашей безопасности сторону.

Конечно, избранному президенту Путину одержать такую знаменательную победу помогли объективные обстоятельства - благоприятный для него расклад сил в нижней палате. Правые и "Яблоко" всегда были сторонниками ядерного разоружения, "Единство" и "Народный депутат" в основном послушны президентской воле. Коммунисты и непримиримое крыло аграриев продолжают сохранять оппозиционное выражение лица, но их сил для провала ратификации уже недостаточно.