Низвержение в NAFTA

Павел Быков
17 апреля 2000, 00:00

Интеграция с США стратегически проигрышна для Канады

В канадской провинции Онтарио, недалеко от границы с Соединенными Штатами, стоят пушки. Их жерла направлены на юг. Это не эпизод совместных армейских учений и не сцена из фантастического фильма о грядущей войне между США и Канадой. Участвовавшие в войнах XIX века орудия - ныне безопасные экспонаты музея под открытым небом.

Тем не менее соседство с гигантом к югу от Великих озер по-прежнему остается главным историческим вызовом для канадцев. Хотя со временем менялся характер угрозы, приобретавшей все более мягкие - культурные и экономические - формы, настороженное отношение канадцев к американцам сохранялось. До сих пор в Канаде боготворят генерала Исаака Брока, героя "канадской отечественной войны", чьи отряды в 1812 году отбросили наступающих на север американцев обратно за Ниагару. По-прежнему огромное символическое значение придается тому факту, что наиболее живописная часть Ниагарского водопада находится на канадской стороне.

Однако канадский патриотизм - явление противоречивое. Особенно в экономических вопросах, в которых наиболее сложно остаться верным патриотическим взглядам. Это проявляется во многих аспектах начиная с миграции на юг в поисках большей зарплаты и заканчивая ростом торговой зависимости от Соединенных Штатов, которая приобретает характер постепенной ассимиляции Канады в США.

Обманчивое спокойствие

С макроэкономической точки зрения соседство с динамично растущими США пошло Канаде только на пользу. Во многом благодаря ему она стала одной из наиболее быстро и устойчиво развивающихся стран мира. В 90-х годах по темпам роста экономики из наиболее развитых стран Канада уступила только Соединенным Штатам. Страна имеет сбалансированный бюджет - если в 1994-1995 годах канадцы жили при дефиците порядка 6% ВВП, то уже к 1998 году власти сумели добиться небольшого профицита. Безработица за последние пять лет сократилась с 9,4% до 6,9% и, по прогнозам, будет снижаться дальше. С 1992 года только один раз инфляция в стране превышала 2%, да и то незначительно.

В сравнении с затяжными проблемами Японии и Европы, кризисами в Азии и Латинской Америке эти результаты выглядят впечатляюще. В какой-то мере они сопоставимы с экономическим рывком Австралии в 90-х годах (см. "Эксперт" N5 за 1999 год). Причем, как и в случае с Австралией, канадские успехи вовсе не связаны с добычей и экспортом минеральных ресурсов. Хотя влияние сырьевых отраслей на национальную экономику по-прежнему существенно, стереотипное мнение о Канаде как о стране, живущей за счет продажи сырья, сильно устарело. Доля сырьевых товаров в экспорте сократилась с 60% в 80-х годах до 35% сегодня. Почти столько же, к примеру, экспортирует канадский автопром. Упало и число занятых в сырьевых отраслях - сегодня это всего лишь 5% работающих канадцев.

Вообще, с точки зрения структуры занятости Канада - классическая постиндустриальная страна. Ведь и в местной промышленности работают всего около 16% занятых, тогда как в секторе услуг - около трех четвертей. Наконец, основной рост экономики в последние годы продуцируется именно в секторе услуг (транспорт, связь, торговля и бизнес-услуги) и лишь отчасти в промышленности. Тогда как в сырьевом и финансовом секторах, а также в строительстве темпы роста на несколько процентных пунктов ниже среднего уровня.

Опасная связь

Фундаментальной причиной столь благополучного состояния канадской экономики является постоянно углубляющаяся интеграция с Соединенными Штатами. И это, по мнению самих канадцев, представляет значительную проблему, так как по некоторым позициям зависимость Канады от связей с США становится критической.

Скажем, высокая доля автомобилей и запчастей в экспорте обусловлена американо-канадским соглашением Auto Pact от 1965 года, открывшим дорогу автомобильному экспорту из Канады в США. Оно же привлекло в Канаду таких гигантов автомобилестроения, как Ford, Chrysler, General Motors, Honda и Toyota, которые перенесли в страну ряд своих производств, ориентированных на американский рынок, чем превратили ее в крупнейшего поставщика автомобилей в США (объем поставок сопоставим с суммарными продажами Японии и Германии).

Общее улучшение макроэкономических показателей в 90-х годах и увеличение во внешней торговле доли промышленных товаров оказалось неразрывно связано сначала с заключенным в 1989 году двусторонним соглашением о свободной торговле между США и Канадой (FTA), а затем с формированием Североамериканской зоны свободной торговли (NAFTA) в 1994 году. Только с момента появления на свет NAFTA и по 1998 год включительно в Канаду пришло почти 40 млрд долларов (вдвое больше, чем в Мексику) американских прямых инвестиций, привлеченных сравнительно низким уровнем оплаты труда и открывшимися возможностями беспошлинной торговли.

В результате в 1989-1998 годах канадский экспорт в США вырос с 15 до 30% ВВП - половину этого прироста обеспечил экспорт товаров промышленной переработки. И к 1999 году товарообмен с Америкой составил 80% общего внешнеторгового оборота страны. Причем положительный торговый баланс Канада сохраняет исключительно за счет торговли с США, со всеми остальными странами она имеет отрицательное сальдо.

Самих канадцев такое развитие событий не радует, даже несмотря на пролившийся на страну инвестиционный дождь и благоприятную экономическую конъюнктуру. Как отмечает историк Питер Ньюман, в экономике наметилась очень мощная тенденция поглощения ведущих коммерческих структур Канады американскими конкурентами, что вполне может превратить страну в "экономическую колонию США". И это мнение разделяют не только ведущие банкиры и бизнесмены Канады. Согласно опросу общественного мнения, проведенному в январе канадским журналом Maclean`s, две трети канадцев считают, что страна потеряла контроль над своими ведущими деловыми структурами. Половина опрошенных озабочена тем, что Канада становится все более американизированной.

У канадцев есть весомые основания быть недовольными. Предполагалось, например, что благодаря FTA будет сокращаться разрыв в производительности труда между двумя странами. Однако этого не произошло, поскольку производства с наиболее высокими темпами роста производительности остаются в США, а в Канаду "переезжают" менее эффективные, обреченные на отставание. В итоге за десять лет действия соглашения реальные персональные доходы канадцев сократились на 5%, тогда как в США за то же время они выросли на 12%.

Не может радовать канадцев и другое обстоятельство. Ежегодно получая 20-30 млрд долларов в результате прибыльной внешней торговли, страна теряет 35-40 млрд по другим статьям текущего платежного баланса. Главным образом это связано с необходимостью обслуживать внешний долг, который у Канады самый большой среди стран G7 и составляет порядка 40% ВВП (тогда как общий госдолг вполне приемлем - 60% ВВП). Фактически, заработанный канадцами торговый профицит уходит на платежи за рубеж.

Не меньше недовольства у канадцев вызывают и географические перекосы в развитии страны и в качестве жизни. Самый населенный (здесь проживает треть всех канадцев) и интегрированный в экономику США регион - провинция Онтарио - "сидит на шее" у остальной страны. Его внешнеторговый дефицит в последние несколько лет составляет около 25 млрд долларов (после создания NAFTA этот среднегодовой показатель увеличился на 8 млрд долларов). Остальные провинции зарабатывают валюту для Онтарио и обеспечивают итоговый профицит.

Миграционные вихри

Особенно болезненным для коренных канадцев является то, что плодами их труда пользуются прежде всего канадцы "новоиспеченные" - иммигранты в первом поколении. Взять, к примеру, Торонто, столицу провинции Онтарио и город с наиболее высоким уровнем жизни. Из двух с половиной миллионов его жителей (около 8% населения страны) 1,1 млн - приезжие, рожденные за рубежом, что составляет четверть всех иммигрантов, проживающих в Канаде. И это без учета рожденных уже на новом месте детей.

Миграционные процессы вообще оказываются одним из главных вызовов Канаде. Если коренные канадцы были в основном выходцами из Европы, то новые послевоенные волны иммиграции берут свое начало в Азии. Основной поток приезжих составляют китайцы, индийцы, филиппинцы, пакистанцы, иранцы и корейцы, которые к тому же оседают в крупных городах, в силу чего их вес в экономике страны непропорционально увеличивается.

С другой стороны, сами канадцы все чаще поглядывают в сторону США. Согласно уже упомянутому опросу, четверть канадцев хотели бы иметь американский паспорт. Причем в первую очередь это касается высококвалифицированных специалистов - разительный контраст с недавними временами, когда благодаря своей системе социального обеспечения и высокому уровню жизни Канада представляла собой мечту для многих иностранных профессионалов.

Канадское правительство проводит специальные программы по привлечению квалифицированных работников из других стран, но одновременно теряет собственных специалистов, не будучи в силах удержать их от близких американских соблазнов, прежде всего более высокой оплаты труда. В 1990-1996 годах отток профессионалов из страны по сравнению с 1982-1989 годами вырос с 1,743 до 2,689 человека в год (поток в обратном направлении значительно меньше). Всего с 1982-го по 1996 год из Канады уехали 34 тысячи высококвалифицированных профессионалов разных категорий и более трех тысяч квалифицированных рабочих. И соглашения о свободной торговле не только не мешают, но прямо способствуют этому.

Как удержать мозги

Шансов избежать ползучей "колонизации" Канады со стороны США остается все меньше. Прямые иностранные инвестиции на деле оказываются либо вывозом в Канаду наименее прибыльных производственных цепочек, которые только закрепляют отставание, либо скупкой наиболее перспективных предприятий и разработок американскими конкурентами, причем чаще всего не за деньги, а за акции.

Являясь развитой постиндустриальной страной, Канада неуклонно теряет предпосылки к тому, чтобы оставаться таковой, а именно - интеллектуальный капитал. Эффективная канадская система среднего образования и дешевое образование высшее, оплачиваемые сравнительно высокими налогами, в условиях единого рынка труда превращаются в инструмент дотации американской экономики.

По большому счету, это касается не только Канады. Не случайно именно на катастрофический дефицит высококвалифицированных кадров все чаще жалуются в старающейся не отстать от США старушке-Европе. Ведь, как показывает канадский опыт, интеллектуальное отставание невозможно компенсировать ни иностранными инвестициями (даже прямыми), ни ростом экспорта, ни постепенным улучшением его структуры.

NAFTA работает на нас

Своим взглядом на состояние канадской экономики и отношения Канады и США с "Экспертом" поделился Чрезвычайный и Полномочный Посол Канады в Российской Федерации Родни Ирвин

Идея американизации Канады не нова, так же как и опасения, высказанные некоторыми канадцами при обсуждении концепции свободной торговли с США в 1988 году. Однако сегодня эта идея утратила новизну и не так популярна среди канадцев. Почему? Потому что мы обнаружили, что NAFTA работает на нас. Спросите любого канадца, лучше ли ему живется сейчас, чем десять лет назад, - ответом будет: "Да". Правда в том, что канадская экономика является сильной и процветающей.

Давайте взглянем на некоторые факты. Торговля между странами - членами NAFTA (США, Мексикой и Канадой) выросла приблизительно на три четверти после вступления соглашения в силу. Взаимные инвестиции между нашими тремя экономиками также значительно выросли, превысив 189 млрд долларов США в 1997 году. За то же время общий объем прямых иностранных инвестиций в страны NAFTA достиг 864 млрд долларов США. Но хотя Канада и открыта для иностранных инвестиций, их доля оценивается в 32,8%. Экономический рост остается здоровым. Северная Америка является центром роста мировой экономики, и наша процветающая торговля друг с другом смягчила влияние финансового кризиса и замедления темпов роста в других регионах мира. Конечно, наше отношение к большому южному соседу не всегда однозначно. И неудивительно - это часть нашей истории, которой суждено быть элементом нашего будущего. Но мы уверены, что тесные отношения с США делают Канаду сильнее.

Современная Канада является примером фискальной дисциплины. Бюджет сводится с профицитом. Наш долг по отношению к ВВП находится на самой низкой отметке за пятьдесят лет, расходы по обслуживанию долга снижаются и составляют 23,1% доходов федерального правительства. Что еще важнее, резко увеличилось количество новых рабочих мест. В 1999 году канадская экономика создала 425 тысяч рабочих мест, что в процентном отношении намного превышает этот показатель у других стран G-8. С 1996 года растут реальные доходы.

В отношении производительности я хотел бы отметить три пункта, заслуживающих внимания. Первое - отставание в производительности между Канадой и США прежде всего может быть объяснено "эффектом масштаба": население Америки почти в десять раз превышает население Канады. Второе - с 1992 года рост производительности в Канаде сравним c аналогичным показателем в США, и это подтверждает, что экономическая интеграция снимает вопрос о производительности. Наконец, сравнение крупных компаний показывает, что канадские компании более продуктивны, чем их американские партнеры и конкуренты.

Действительно, Канада имеет дефицит текущего платежного баланса - но это не негативный показатель. Среди прочего он демонстрирует, что Канада - хорошее место для инвестиций. В реальности канадская ситуация с текущим платежным балансом представляется вполне здоровой: в 1999 году дефицит составлял 4,3 млрд канадских долларов, то есть приблизительно 0,5% нашего ВВП.

Как в любой большой стране, уровень экономического благополучия варьируется от региона к региону. Но торговля и инвестиции это не игра с победителями и побежденными, если выигрывает один регион - в выигрыше мы все. Процветающая провинция Онтарио вносит свой вклад в процветание всей Канады. Нет серьезных аргументов в пользу того, что Онтарио процветает за счет других регионов.

То же можно сказать и в отношении каждого канадца. Мы определяем себя как "общество иммигрантов" - иммиграция прошлых лет, равно как и нынешняя, помогает поддерживать здоровую, разнообразную, динамичную экономику, ориентированную на внешний мир. Вот почему мы приветствуем иммигрантов, число которых увеличивается с каждым годом. Нет различия между новыми и старыми иммигрантами: канадцы - это канадцы, точка.

Современная, открытая экономика - это та экономика, где талант мобилен. Канада продолжает привлекать высококвалифицированных специалистов и в то же время некоторые покидают ее в поисках работы за границей, часто в США. Рост числа тех, кто уезжает, - предмет отдельного анализа и, возможно, корректировок в политике. Согласитесь, однако, что динамичный рост в канадском секторе высоких технологий не может свидетельствовать о постоянной или невосполнимой "утечке мозгов". Нет доказательств того, что иностранные инвестиции приводят за собой менее прибыльные производства. Корпоративные прибыли устойчиво высоки. Использование производственных мощностей превышает 86%. Экспортная квота составляет 43,2% нашего ВВП, что является показателем высококонкурентоспособной экономики.

Я должен внести ясность в ситуацию с канадским хоккеем - еще одним предметом национальной гордости. В славные дни Канадской лиги, включавшей шесть команд, две из них находились в Канаде. Конечно, 25% хуже 33%, но ничего катастрофического. Гораздо больше канадцев сегодня хорошо зарабатывают себе на жизнь в профессиональном хоккее, чем мы могли мечтать в ранние 1960-е, до начала расширения лиги.

Я не согласен с тем, что либерализация рынков труда в Северной Америке приведет к колонизации Канады Соединенными Штатами. Представляется, что вопрос следует задавать не о том, опасна ли либерализация для Канады, но о том, где была бы Канада без свободной торговли с США. Была бы наша страна более сильной, более способной защищать и продвигать свои национальные интересы за границей? Стала бы она известна как самое лучшее место для жизни? Я в этом сомневаюсь.

 

При подготовки статьи использованы данные журнала The Economist