Два фронта ваххабитского интернационала

Шамсудин Мамаев
17 апреля 2000, 00:00

Возможно, России придется еще раз воевать в Афганистане

В горах Кавказа расцветает "зеленка" и активизируются боевики. Руководство Дагестана обратилось к Москве с просьбой усилить охрану ее границы с Чечней. К лету готовятся и на юге Средней Азии. На минувшей неделе в Душанбе прошла рабочая встреча секретарей Советов безопасности стран - участниц Договора о коллективной безопасности СНГ и Узбекистана. После чего секретарь СБ России Сергей Иванов сообщил журналистам, что он не исключает нанесения превентивных ударов по базам террористов в Афганистане, поскольку "если мы будем действовать в борьбе с таким страшным злом, как международный терроризм, строго по правилам, то будем постоянно проигрывать".

Параллели и звенья

Как известно, в августе прошлого года произошло параллельное вторжение отрядов исламских моджахедов Шамиля Басаева и Хаттаба в Дагестан, а Джумы Намангани - в Киргизию. И уже на ноябрьской встрече прошлого года в Бишкеке представителей стран - участниц Договора о коллективной безопасности и Республики Узбекистан первый заместитель секретаря Совета безопасности РФ Владислав Шерстюк заявил, что события в Киргизии, на Северном Кавказе, в Армении, Афганистане, Таджикистане, Косово - звенья одной цепи. Он подчеркнул, что эти звенья увязаны по месту и времени, координируются и управляются из одного или нескольких, но единых по идеологии центров, финансируемых из одних источников. Другими словами, в концепции российского Совбеза речь идет о "ваххабитском" интернационале Усамы бен Ладена.

Международным терроризмом бен Ладен всерьез занялся в 1988 году, когда создал "Ал-Каиду", свою первую интернациональную террористическую организацию исламских фундаменталистов. Ударной силой "Ал-Каиды" стали ветераны войны в Афганистане, и сейчас свои боевые операции она осуществляет по всему миру. Основная цель - ниспровержение светских режимов в исламских государствах и установление исламского порядка. В феврале 1998 года Усама бен Ладен вместе с рядом других исламских организаций заявил о создании Всемирного исламского фронта борьбы против иудеев и крестоносцев. Во главе фронта встала шура - совет во главе с Ладеном. Он управляет своей организацией посредством самых современных средств коммуникации, широко использует Интернет и спутниковую связь.

Ни у российских спецслужб, ни у их коллег из западных стран нет никаких сомнений, что чеченские, таджикские и узбекские боевики и террористы координируют действия и получают помощь от "Ал-Каиды".

Весенне-летняя кампания

В Чечне в этом году весна наступила позднее обычного. Шамиль Басаев объявил, что "весенне-летняя кампания" начнется лишь с 15-17 апреля. В горах временное затишье - даже фронтовая авиация втрое снизила число вылетов, основные усилия сосредоточила на воздушной разведке и попутно ведет свободную охоту на мелкие группы боевиков. При этом потери федеральных сил за неделю составили 59 убитыми и 95 ранеными. Сравните эти последние цифры с потерями российских войск в Дагестане: 118 убитых и 281 раненый за два месяца боев - и "почувствуйте разницу" между регулярной и партизанской войной. В Дагестане федералам противостояли отборные, в расцвете сил отряды басаевско-хаттабовских моджахедов, а сейчас в Чечне сопротивление оказывают ошметки разбитой армии. Но при этом потери федералов в четыре раза выше, и это самым наглядным образом демонстрирует роль и значение в этой войне местного населения - в Чечне идет партизанская война.

Началась эта война 29 февраля, когда пал Шатой. По оценке военных, боевики рассчитывали на долговременную оборону и называли райцентр последним своим плацдармом. Поэтому наши генералы поспешили интерпретировать взятие Шатоя как сигнал того, что чеченское сопротивление окончательно сломлено. Маршал Игорь Сергеев в этот же день доложил Владимиру Путину "о выполнении задач третьего этапа" контртеррористической операции на Северном Кавказе, а первый замкомандующего ОГВ Геннадий Трошев отметил, что в течение еще двух-трех недель будут проводиться операции по уничтожению "улизнувших бандитов", но полномасштабная войсковая операция завершена. Отдельные части ОГВ уже выводятся из Чечни, поспешил порадовать общественность Сергей Ястржембский. Полными оптимизма были и пресс-релизы 29 февраля:

"В Шатойском районе местные жители, осознавая бесперспективность продолжения сопротивления бандитов, изгоняют их из населенных пунктов и стремятся путем переговоров с командованием ОГВ предотвратить нанесение артиллерийских и авиационных ударов по своим селениям. Мятежники мелкими группами отходят в северо-западном направлении и рассредоточиваются в труднодоступных горных районах. Иностранные наемники рассчитывают пересидеть здесь период активных зачисток и поисковых мероприятий. На равнинную часть республики сейчас пытаются выйти только боевики-чеченцы, которым легче легализоваться или затеряться среди мирных жителей.

По данным военной разведки, в Аргунском ущелье в настоящее время скопилось более 300 раненых бандитов, которые не могут получить квалифицированную медицинскую помощь из-за отсутствия медперсонала и лекарств. Главари бандформирований пытаются переправить раненых в Азербайджан на лечение, и поэтому для усиления охраны на особо сложные участки государственной границы РФ переброшено около 500 военнослужащих".

Одним словом, царила эйфория победы. И никто не обратил внимания на сообщение о том, что Хаттаб провел совещание с рядом дагестанских командиров, на котором обсуждались вопросы, связанные с подготовкой и осуществлением второго этапа военно-политической операции "Имам Гамзат-бек".

Ни чеченские боевики, ни иностранные "наемники" не собирались зализывать раны в пещерах - в эту же ночь отряды Хаттаба и Басаева численностью около двух тысяч человек двинулись в сторону Ведено и Дагестана. Под Урус-Кертом они натолкнулись на отчаянное сопротивление роты псковских десантников, последние запросили помощь, и наше командование послало им на выручку... взвод десантников - для добивания "улизнувших бандитов" этого, полагало начальство, вполне достаточно. Увы, моджахеды Хаттаба не убегали - как потом признался командующий ВДВ генерал Георгий Шпак, они прорывались в Дагестан.

Второго же марта в Грозном попал в засаду отряд подмосковного ОМОНа, а еще через день отряд Руслана Гелаева ворвался в Комсомольское. Российские спецслужбы перехватили телефонный разговор Хаттаба с одним из ближневосточных лидеров, и речь в нем шла - нет, не о бегстве или капитуляции, а о том, как противодействовать избранию на пост президента России Владимира Путина, представляющего опасность "единому фронту джихада".

Тогда, видимо, Москва и начала осознавать, что происходит нечто серьезное. В результате Владимир Путин получил дополнительную охрану, а командование по уничтожению отрядов боевиков вновь взял на себя начальник Генштаба ВС РФ Анатолий Квашнин. В пограничных же с Чечней районах Дагестана развернуты новые подразделения МВД и отряды ополчения. Маршал Сергеев разъяснил встревоженной общественности, что в настоящее время в Чечне федеральным силам противостоят бандформирования общей численностью от 2,5 до 3,5 тысяч человек, которые, по его словам, зажаты на территории площадью четыре-пять квадратных километров. Маршал отметил, что боевики Хаттаба пытаются прорваться в Дагестан и далее уйти в Грузию. Группировка же Гелаева в селении Комсомольское предпринимает попытки прорваться в Ингушетию и Кабардино-Балкарию, чтобы там раствориться. Другими словами, они просто пытаются улизнуть - вновь стал убаюкивать сограждан министр обороны.

За две недели до этих событий Сергей Ястржембский, чтобы продемонстрировать двуличность Аслана Масхадова, предал гласности запись его выступления перед полевыми командирами, где чеченский президент призывал "любого русского, который попадет в руки, резать и топтать". Однако в этом выступлении был и другой, значительно более интересный пассаж. Там Масхадов говорит, что "по словам Хаттаба, им приходится сейчас тяжело. В основном из-за бомбовых и ракетных ударов. По всей видимости, они вынуждены будут лавиной спуститься на плоскость. Я намекнул им, чтобы они готовились. Нам нужно будет согласовать время, когда они это начнут. Важно, чтобы русские не узнали об этом. Нужно, чтобы ребята поняли, объединились и были готовыми в любой момент выступить".

Из этих слов очевидно, что сценарий ухода Хаттаба из Шатойского района начал разрабатываться еще в начале февраля и что Масхадову, не способному, по мнению Москвы, контролировать ситуацию, удалось все-таки ввести в заблуждение российское командование ОГВ и согласовать "уход" Хаттаба и Басаева в Дагестан с терактом в Грозном и атакой Гелаева на Комсомольское. И только ожесточенное сопротивление российских десантников под Урус-Кертом компенсировало ошибку российского командования и не позволило моджахедам вновь запустить операцию "Имам Гамзат-бек" в соседней республике.

Южный меч и южный щит

"2 апреля в 2 часа ночи иностранные бандформирования боевыми группами до 100-150 человек вторглись на территорию Таджикистана. По пути бандиты уничтожили пограничную заставу, заблокировали другую на Курган-Тюбинском направлении. Террористы двинулись на север в районе между рекой Вагж и горой Ич-Коран. Одновременно отряды бандитов проникли в Узбекистан на Термезском направлении".

Все это, к счастью, не отчет, а только сценарий военных учений "Южный щит Содружества-2000", которые только что прошли в Таджикистане. В маневрах было задействовано 10 тысяч военнослужащих Таджикистана, Узбекистана, Киргизии, Казахстана, а также 201-я дивизия российской армии, расквартированная в Таджикистане, и подразделения российских погранвойск на таджикско-афганской границе. Так в Средней Азии готовятся к новому вторжению исламских моджахедов.

Основной ударной силой среднеазиатской антитеррористической операции должны стать российские подразделения. Владимир Путин, по просьбе Узбекистана и Киргизии, еще в январе, на своем первом саммите СНГ, принял решение о создании антитеррористического центра Содружества на базе элитных подразделений ФСБ. После чего, кстати, и стал представлять опасность "единому фронту джихада". А в Среднюю Азию зачастили гости из Вашингтона - за последние две недели в Астане и Ташкенте побывали директор ЦРУ Джордж Тенет и глава ФБР Луис Фри. Тема их визитов - борьба с международным терроризмом и наркоторговлей. Детали переговоров не разглашаются. И теперь в регионе ждут госсекретаря США Мадлен Олбрайт.

В конце марта, уже после провалившейся попытки Хаттаба прорваться в Дагестан, состоялось заседание Совета безопасности Киргизии. После чего по местному телевидению выступил министр национальной безопасности республики и объяснил согражданам, кто и зачем готовит новое вторжение в республику: "это движение ИДУ (Исламское движение Узбекистана). Их главарь - Джума Ходжаев (Намангани). Главная их цель - на территории Ферганской долины (Узбекистана, Киргизии, Таджикистана) создать исламский Кокандский халифат. Для достижения этой цели им нужно дестабилизировать обстановку в регионе. Их финансируют Усама бен Ладен и экстремистские радикальные центры ряда арабских стран. Один из самых важных источников поступлений финансовых средств - это наркотрафик, проходящий через Среднюю Азию в Россию и далее в Европу. Это их кровеносная система. Боевиков у Намангани около 700 человек, они находятся в Таджикистане, Узбекистане, Афганистане, Пакистане и Чечне. Мы предполагаем, что после завершения войны в Чечне их число может увеличиться до 4 тыс. человек".

Однако, подчеркнул министр, сейчас перевалы закрыты снегом, и пока "они и сами не знают, когда пойдут к нам". В свою очередь президент Киргизии Аскар Акаев предупредил, что к ожидаемому вторжению исламских моджахедов из Таджикистана и Афганистана могут примкнуть чеченские "наемники". Поэтому в республике взят под особый контроль столичный аэропорт "Манас", железнодорожный вокзал, усилены посты ГАИ, и идет проверка проживающих в республике чеченских семей.

Все та же формула

По чеченскому опыту известно, что, хотя четыре тысячи опытных боевиков это достаточно серьезная сила - например, в Дагестан вторглось всего две тысячи моджахедов, главное все же заключается в том, какую поддержку они могут найти у местного населения. "Как никогда нам нужны единство и сплочение - это наше спасение. Ряд простых граждан в прошлом году помогал им, и вопрос патриотизма сегодня стоит на первом плане", - заявил министр национальной безопасности Киргизии Таштемир Айтбаев.

Прекрасные слова, но на только что прошедших парламентских выборах власти республики так беззастенчиво - вплоть до арестов - отстраняли кандидатов оппозиции от участия в выборах, что о единстве киргизского народа сейчас говорить не приходится. Возражал Вашингтон, возражала ОБСЕ, но Москва промолчала. И продолжает молчать. Хотя именно она собирается вести здесь антипартизанскую войну, и для нее вопрос поддержки населением собственного правительства должен иметь жизненно важное значение.

Вместо этого предлагается "формула Иванова" о превентивных ударах по Афганистану. Где в отличие от формулы Мадлен Олбрайт нет даже намека на необходимость достижения внутрикиргизского политического урегулирования. И это невольно наводит на мысль о том, что Чечня породила у наших силовиков новый миф: главное для успешной борьбы с терроризмом - "игра вне правил". И главное правило этой игры без правил - бомбить, бомбить и еще раз бомбить. Теперь уже и Афганистан. Хотя всем, кроме силовиков, понятно, что эффект подобного воздействия на талибов будет прямо противоположен ожидаемому, и можно держать пари, что Организация исламских государств отреагирует на эти "точечные бомбардировки" примерно так же, как ПАСЕ на бомбардировки Чечни. После чего наши генералы смертельно обидятся и на Восток тоже - почему это американцам можно бомбить бен Ладена, а нам нет? Или мы уже не великая держава? И можно не сомневаться, что благодаря "формуле Иванова" мы и в Средней Азии окажемся не миротворцами, а всего лишь одной из воюющих сторон. Роль же миротворца выпадет, как всегда, Вашингтону.