Работы у наших потомков не будет

Тема недели
Москва, 08.05.2000
Директор Физико-технологического института РАН академик Камиль Валиев считает, что информационные ресурсы природы практически исчерпаны

- Камиль Ахметович, прежде чем мы поговорим о новой компьютерной революции, хотелось бы узнать ваш ответ на вопрос, почему мы проиграли предыдущую?

- В шестидесятые я как руководитель Института молекулярной микроэлектроники и завода "Микрон" разрабатывал интегральные микросхемы в Зеленограде. Наши изделия шли примерно на одно-два поколения позже американских, что означает временной лаг от трех до шести лет. Мы это отчетливо сознавали и видели, как можно разрыв сократить, - тогда он еще не был катастрофическим. В конце шестидесятых я вместе с замминистра Владиславом Григорьевичем Колесниковым поехал в Кремниевую долину выяснить возможность покупки завода по производству интегральных схем для телевизоров. Я повез изготовленные мною интегральные микросхемы и дал специалистам из компании Motorola протестировать их. Они померили и сказали - прекрасные схемы, очень быстрые, полностью отвечают тому функциональному ряду, который есть на Западе (в то время самым быстрым элементом вычислительной техники была микросхема со временем переключения две наносекунды, именно такую я и привез). По поводу качества нашей продукции могу привести еще один пример. Вот сегодня комплекс противовоздушной обороны С-300 у всех на слуху, считается, что он чрезвычайно конкурентоспособен на мировом рынке. А вся электронная начинка в нем наша, в частности, микросхемы для С-300 разрабатывались под моим руководством.

Но каждое новое поколение требует нового оборудования, материалов, разработок, то есть новых инвестиций. Как только вы перестаете вкладывать деньги в развитие, технология останавливается на каком-то уровне. Американцы всегда инвестировали в эту область на порядок большие деньги. Только NASA в шестидесятые-семидесятые годы ежегодно тратила на микроэлектронику пять миллиардов долларов (треть всего своего бюджета). Пентагон вкладывал в электронику порядка двадцати - двадцати пяти миллиардов долларов ежегодно. А весь бюджет нашего министерства составлял примерно один-два миллиарда рублей. На эти два миллиарда мы должны были сами разрабатывать всю номенклатуру материалов, так как купить было трудно, потому что всюду эмбарго. Поэтому, кстати, и массовые электронные продукты у нас не пошли - этого минимума инвестиций хватало только на то, чтобы делать оборонную технику плюс советские телевизоры и приемники, которые мы могли производить на тех же оборонных предприятиях. Когда начался бум на рынке персональных компьютеров, нужно было немедленно вложить совсем уже громадные деньги. Чтобы производить микропроцессоры для современных PC, Intel, IBM, Motorola строят заводы стоимостью два-три миллиарда долларов каждый. Причем они берут льготные кредиты, строят завод, а потом с продаж возвращают эти деньги. Ну а у нас уже десять-пятнадцать лет вообще нет инвестиций в микроэлектронику, мы перестали вкладывать при полутора-двухмикронной технологии. В Зеленограде, правда, еще держатся на плаву - сейчас они имеют технологию 0,8 микрона, будут иметь 0,5 микрона, ставят задачу иметь 0,35 м

У партнеров

    «Эксперт»
    №17 (230) 8 мая 2000
    Квантовый компьютер
    Содержание:
    Работы у наших потомков не будет

    Директор Физико-технологического института РАН академик Камиль Валиев считает, что информационные ресурсы природы практически исчерпаны

    Обзор почты
    На улице Правды
    Реклама