О твердых нацбанках и мягких валютах

Экономический анализ
Москва, 15.05.2000
«Эксперт» №18 (231)
Одних только административных ограничений для победы над валютными спекуляциями недостаточно

Насколько плотно должно государство регулировать валютный рынок? Этот вечный вопрос стоит особенно остро перед денежными властями стран СНГ, валюты большинства которых, и так получившие прозвище "мягких", испытали два года назад кризисный шок. Банкиры и финансисты стран СНГ, собравшиеся на восьмую межбанковскую конференцию в Ялте, в своих дискуссиях пытались нащупать оптимальную меру вмешательства властей в валютообменные операции.

Наиболее либеральной выглядит валютная политика Национального банка Казахстана. По словам представителя Казкоммерцбанка Дархана Дюсенова, "в Казахстане нет обязательной продажи валютной выручки экспортерами. При этом курс национальной валюты страны в настоящее время настолько устойчив, что НБК практически не проводит интервенций". Хотя, отметил банкир, "теоретически право приостановить ход торгов в случае, если курс выбьется за предельно допустимые значения в ходе сессии, у национального банка, разумеется, сохраняется".

Однако вряд ли оправданно списывать равновесие на валютном рынке Казахстана только на счет либеральной модели ее устройства. Так, последняя не избавила страну от почти двукратной девальвации тенге в апреле прошлого года. Избежать постдевальвационного ужесточения административных ограничений на валютном рынке позволила оригинальная схема государственного страхования банковских вкладов, не допустившая перерастания валютного кризиса в банковский (подробнее см. материал "Бой с тенью" в "Эксперте" N21 за 1999 год).

В России же неконтролируемая четырехкратная девальвация в августе-сентябре 1998 года разрушила докризисную модель валютного рынка. Девятимесячный (до июня 1999 года) период существования института специальных торговых сессий, куда допускались лишь экспортеры для обязательной продажи валюты и импортеры, был вынужденным нерыночным шагом российского ЦБ. В период существования СТС материальные потери несли экспортеры, так как их затраты на текущую деятельность осуществлялись по курсу свободного рынка, а получали они рубли за проданную на бирже валюту по невыгодному заниженному курсу. Одновременно неплохо в этот период заработали спекулянты, превратившие строгости в золотую жилу: "Проведение коммерческими банками арбитражных операций - покупки валюты на утренней сессии ММВБ и продажи на дневной - принесло им доход в несколько десятков миллионов долларов", - посетовал экс-директор Департамента иностранных операций ЦБ Андрей Черепанов. "Даже после отмены специальных и введения единой торговой сессии лучше не стало: банкам оставлен крайне ограниченный срок - всего один час - и одно только место, где можно осуществить обязательную продажу валюты клиентов-экспортеров, - ММВБ. Банки и клиенты жалуются на это", - развил проблематику валютного рынка России президент Межбанковской валютной ассоциации Алексей Мамонтов. "Почему не разрешить экспортерам продавать свою выручку в нескольких местах, пусть под контролем надзорных органов?" - недоумевал он.

Спокойно и убежденно парировала упреки первый зампред банка Ро

У партнеров

    «Эксперт»
    №18 (231) 15 мая 2000
    Менеджеры России
    Содержание:
    Обзор почты
    Тема недели
    На улице Правды
    Реклама