Может ли слабый рубль укрепить российскую экономику?

Политика ослабления национальной валюты может привести к сжатию российской экономики до размеров ТЭКа и металлургии

Споры о желательном уровне обменного курса рубля очень популярны в российской политической и экономической элите. Кризис 1998 года и "приятные" перемены в облике российской экономики после него (правда, почему-то многие забывают о трехкратном росте цен на нефть на мировом рынке за этот период) порождают пространные рассуждения о пользе политики заниженного курса рубля. Попробуем проанализировать, что именно дает дешевый рубль экономике нашей страны.

Начнем с фактов. Резкое падение российской валюты сначала в сентябре 1998 года, за которым последовал второй его этап (продолжавшийся с ноября того же года до февраля 1999 года), привело к более чем четырехкратной номинальной девальвации российской национальной валюты. С учетом динамики потребительских цен курс рубля снизился в два раза, с учетом динамики цен производителей - почти в три (в феврале 1999 года, в момент наиболее серьезного падения, курс доллара в докризисных ценах несколько превышал 17 рублей). Мне представляется, что, говоря о влиянии реального курса рубля на экономику, правильнее использовать обобщающий индикатор инфляции - дефлятор ВВП, который в настоящее время существенно выше инфляции потребительских цен (по итогам прошлого года он составил 61% при росте потребительских цен на 36,5%).

Таким образом, сегодня американский доллар стоит примерно 11 рублей в докризисном масштабе цен, т. е. он подорожал почти в два раза. Если инфляция в этом году удержится на текущем уровне и курс доллара не преодолеет 30-рублевого показателя, как обещает Центральный банк, то реальный курс рубля может вырасти на 20-25%, то есть в конце года доллар будет стоить уже 8,5-9 докризисных рублей. Очевидно, что столь быстрое укрепление национальной валюты не может остаться не замеченным. Поэтому российские власти считают необходимым выработать свою позицию по данному вопросу. Как следует из выступления нового российского премьера, политика слабого рубля находит мощную поддержку во властных структурах.

Кому выгодна политика дешевого рубля? Во-первых, экспортерам, которые в моменты девальвации оказываются в выигрышной ситуации, поскольку экспортная выручка конвертируется по высокому курсу доллара. Во-вторых, производителям продукции, продаваемой на внутреннем рынке, так как после девальвации конкуренция с импортерами за счет резкого удорожания ввозимых товаров ослабевает. В-третьих, банкам со значительными валютными активами, поскольку их переоценка при падающем курсе рубля приносит дополнительные бухгалтерские доходы.

Нужно ли, с точки зрения государственных интересов, продолжать понижать рубль, чтобы усилить положительный эффект для этих групп? Принимая во внимание трехкратный рост мировых цен на нефть, двенадцатикратный рост экспортной выручки в рублевом выражении представляется несколько избыточным. Вряд ли нефтяникам нужна помощь, учитывая то, что внутренние издержки выросли не больше чем в два с половиной раза. Вероятно, чемпионами в процессе "устранения" конкурентов на внутреннем рынке стали производители пива. Им удалось практически вытеснить импортное пиво, занимавшее до кризиса около 20% рынка. Думается, что производители пива, завоевав сердца и желудки потребителей, теперь нуждаются в средствах на развитие и модернизацию производства, в увеличении спроса на свою продукцию, - а этого невозможно добиться за счет ослабления национальной валюты. Еще одним победителем стал АвтоВАЗ, который до весны 1998 года столкнулся с резким падением спроса на свою излишне дорогую продукцию и потерял около 20% объемов производства. Утерянную до кризиса долю рынка он с лихвой вернул, но больше автомобилей он произвести не в состоянии, и, следовательно, продажи расти не будут. Принципиально новые, современные модели на АвтоВАЗе тоже вряд ли появятся, следовательно, повысить добавленную стоимость ему не удастся, конкуренции импорту в ценовой нише "выше 15 тысяч долларов" он точно не составит. Так что ему и слабый рубль не поможет. Что касается банков, то им помогать, наверное, следует, но в результате девальвации банкротами становятся и банки с существенными валютными пассивами, а таковых в России тоже достаточно.

Кто проигрывает от слабеющего рубля? Во-первых, тот, кто занимал средства в иностранной валюте, в первую очередь федеральный бюджет. Напомню, что Минфин объявил о дефолте по платежам Парижскому клубу уже через неделю после 17 августа, когда рубль подешевел всего на 10%, с десяток крупнейших российских банков оказались неплатежеспособными и прекратили свое существование. Во-вторых, те, кто зарабатывает внутри страны и хочет модернизировать свое производство, для чего следует закупить оборудование, сырье или комплектующие за рубежом. Падение рубля обесценивает полученные доходы и снижает шансы на повышение конкурентоспособности таких предприятий. Принимая на веру данные Минэкономики, согласно которым износ производственных фондов в России составляет 70%, следует сделать вывод, что подобных предприятий - явное большинство. В-третьих, - и это, пожалуй, самое главное - проигрывает население, доходы которого в период девальвации падают. Люди вынуждены снижать потребление импортной продукции, что зачастую ведет к ухудшению качества жизни.

Закономерностью преодоления последствий валютных кризисов, особенно если они были связаны с внешними ценовыми шоками, является первоначально резкое падение курса валюты, за которым, по мере исчезновения внешних факторов, следует достаточно быстрое ее восстановление. Видимо, Россия может попытаться проводить политику ослабления национальной валюты или стабилизации ее реального курса на сегодняшнем уровне. Однако следует понимать, что экономическими последствиями такого решения будут новые дефолты, технологическое отставание российской экономики и ее сжатие до размеров ТЭКа и металлургии (вкупе с обслуживающими отраслями), снижение уровня жизни российского населения.