Размен фигур

Максим Рубченко
5 июня 2000, 00:00

Правительство сделало большой шаг вперед на пути к снижению налогового бремени. Бизнес вздохнет глубже, а вот расплачиваться за реформу предстоит населению

"Не может быть", - подумал я, прочитав на информационной ленте сообщение о намерении правительства установить единую ставку подоходного налога на уровне 13%. Наверное, опечатка. Вот если бы было 33% или, не дай бог, 53%, тогда бы поверил моментально. А так - извините, не верю. Но, к моему немалому удивлению, сообщение подтвердилось. Мало того, было объявлено о предстоящем снижении взносов в социальные фонды. Я забеспокоился всерьез. Конечно, на дворе время перемен, но есть же неизменные истины! В Москве никогда не перестанут отключать летом горячую воду, Клаудиа Шиффер никогда не выйдет за меня замуж, а в России никогда не будут снижать налоги - вот три кита, на которых базируется мировоззрение взрослого мужчины, давно переставшего верить в сказки. И вдруг один из этих китов начал тонуть. Есть от чего волноваться.

Кстати, сомнениями терзался не я один. "Когда я впервые услышал об этих предполагаемых изменениях, то подумал, что журналисты что-то перепутали, - признается заместитель генерального директора компании 'Санкт-Петербург Телеком' Элдар Разроев. - Возможно, посчитали мнение какого-то диссидента от экономики за правительственные инициативы. Но, к счастью, ошибся. Видимо, даже наши чиновники в состоянии понять логику бизнеса и проникнуться красотой простых решений".

Даже нам, циничным журналистам, иногда до слез хочется верить в умных и заботливых чиновников. Но история, увы, подсказывает совсем другие аналогии. Помните, два года назад правительство пообещало снизить НДС? И чем все закончилось? Введением нового налога с продаж. Я почувствовал, что впадаю в панику. Особенно после того, как было объявлено о разрешении вычитать из налогооблагаемой прибыли все обоснованные и подтвержденные коммерческие расходы. Это какую бяку приготовило нам родное правительство, если раздает такие обещания? Повышение налога на прибыль до ста процентов? НДС в двести процентов? Акциз на журнал "Эксперт" в тысячу процентов?

Известие о предстоящем шестикратном повышении акцизов на бензин только усилило мои страхи. Не в силах больше терзаться сомнениями, я через коллег и знакомых собрал ворох бумаг по поводу предстоящих налоговых изменений и погрузился в их изучение. И быстро успокоился. Все в порядке, дорогие мои. Будет нам и белка, но будет, естественно, и свисток.

Одобрям!

Сначала о приятном. Правительство действительно намерено позволить исключать из налогооблагаемой базы налога на доход предприятий (который заменит существующий налог на прибыль) все документально обоснованные расходы, связанные с ведением бизнеса, включая расходы на рекламу, обучение персонала, имущественное страхование и страхование коммерческих рисков, а также выплату процентов по заемным средствам. Председатель бюджетного комитета Госдумы Александр Жуков в беседе с нашим корреспондентом выразил уверенность, что парламент одобрит это новшество.

"Исключение затрат на рекламу, НИОКР из налогооблагаемой базы можно только приветствовать, - считает финансовый контролер ведущего оператора сотовой связи России АО 'Вымпелком' Елена Шматова. - Мы - компания, которая работает на рынке товаров народного потребления, а на нем нельзя прожить без рекламы. Сейчас фактически все расходы на рекламу облагаются налогом, и кроме того, огромное количество других необходимых расходов предприятий не относится к себестоимости. В результате у АО 'Вымпелком' за прошлый год по западному финансовому учету убытки, а по российскому - большая налогооблагаемая прибыль. К нам приезжают западные финансовые менеджеры и никак не могут понять, почему ни обучение сотрудников, ни НИОКР нельзя включить в себестоимость".

Отрадно, что практически все бизнесмены, с которыми нам пришлось обсуждать эту налоговую новацию, восприняли ее с чувством глубочайшего удовлетворения. Особенно относительно возможности исключать из налогооблагаемой базы расходы на рекламу. "В новом варианте налога мы получаем дополнительные возможности для развития того, что не относится к текущему производству, например исследований, маркетинга, и это стратегически очень важно", - отмечает финансовый директор компании "Невская косметика" Олег Данилов. С его мнением согласен и директор московского филиала Нижегородского масложиркомбината Сергей Нестеров. "Сейчас у нас допускаемая сумма для использования на рекламу - до пяти процентов от прибыли, - рассказывает он. - Импортеры, имеющие производство за рубежом, например 'Юнилевер', 'Кока-Кола', 'Данон', могут декларировать свои расходы на рекламу, а мы как отечественные производители не можем позволить себе таких расходов. Надо облагать налогами их - это будет правильно, потому что нужно приостановить экспансию иностранцев. Если расходы на рекламу выйдут из налогооблагаемой базы, разумеется, наш рекламный бюджет увеличится. В любом случае для отечественных предприятий это будет возможность вздохнуть свободнее".

Генеральный директор швейного ПО "Сокол" Андрей Тычинин отмечает еще одно полезное для бюджета и бизнеса в целом следствие данной налоговой новации: это выведет рекламный рынок из теневой экономики и ликвидирует нынешнюю ситуацию, когда 10% денег рекламщикам платят официально, а 90% - через различные схемы.

Подтвердились и намерения правительства оставить только одну ставку подоходного налога, причем минимальную - 13%. Мало того, снижение взносов в социальные фонды обещает быть весьма впечатляющим: правительство предлагало снизить их с 38,5% до 36%, а бюджетный комитет Госдумы выдвинул встречный план - ввести регрессивную шкалу, предусматривающую снижение социальных взносов до 2%! Правда, пока не понятно, с какого уровня зарплаты будет предоставляться такая льгота.

Либерализм правительства в отношении доходов подопечного населения базируется на светлой надежде, что наши бизнесмены соблазнятся новыми налогами и перестанут скрывать реальную зарплату, выплачиваемую сотрудникам. И, как ни удивительно, предприниматели действительно готовы на это пойти.

"Наша компания не использует схемы ухода от подоходного налога и социалки, - отмечает Элдар Разроев. - Но я знаю, что решение многих руководителей компаний об использовании таких схем зачастую вызвано социалкой, поскольку за нее приходится расплачиваться (причем ощутимо) самой компании, а подоходный налог как бы платит сам сотрудник. Поэтому если государство хочет увидеть 'белую' зарплату, снизить нужно именно социальные выплаты. Снижение подоходного налога и фиксацию его ставки я приветствую. Причем хочу отметить, что ставка стала ниже пятнадцати процентов. Лично для меня это своего рода психологический барьер".

"Тринадцать процентов - это просто супер, - восторгается Сергей Нестеров. - Даже если было бы пятнадцать - тоже удовлетворительно. Теперь, естественно, сократится использование различных схем укрывания зарплаты, она будет декларироваться официально. А сейчас в результате использования этих схем, если человек собирается покупать недвижимость или машину, он не может показать официальную прибыль, поэтому начинает искать разные справки".

Впрочем, некоторые бизнесмены более осторожны в прогнозах. "Все зависит от общей политики предприятия, - считает Олег Данилов. - Те, кто честно платит, - они и будут платить, а те, кто принципиально не согласен с идеей налогов, они и десять процентов платить не станут. В общем, введение единой ставки в тринадцать процентов должно привести к отказу от половины схем сокрытия и к росту прозрачности финансов предприятий". Директор завода "ЭЗАН" Владимир Бородин считает, что ставка подоходного налога должна зависеть от уровня зарплаты: "Если оклад до полутора-двух тысяч долларов в месяц, ставка налога тринадцать процентов это нормально. А если десять тысяч и больше, то, вообще говоря, можно и поделиться побольше".

Тем не менее в целом отношение бизнеса к новым условиям налогообложения зарплаты весьма положительное. "При условии, что первоначальное сокращение суммарного налога с заработной платы снизится до сорока пяти копеек с заработанного рубля, а в дальнейшем достигнет двадцати пяти-тридцати копеек с рубля, постепенно отпадет необходимость выстраивать схемы ухода от налогов, - считает генеральный директор лизинговой компании "Г.Е.Б.А." Игорь Ломакин. - И это главное, а различие в методике взимания налогов, их укрупнение или наоборот, не столь существенно. Ведь основной показатель экономической стабильности государства - это возможность предприятия формировать и показывать прибыль, а не прятать ее за той или иной статьей себестоимости".

Более масштабные последствия снижения налогов на зарплату анализирует Андрей Тычинин: "Это может привести к дополнительным поступлениям в казну за счет более активной купли-продажи ценных бумаг населением (люди могут начать вкладывать деньги в корпоративные акции, облигации), а следовательно, это может дать фондовый рост и увеличение инвестиций в промышленность. Люди могут начать показывать реальные стоимости квартир, автомобилей и других дорогих вещей, так как лучше отдать тринадцать процентов государству, чем быть 'кинутым' при продаже имущества".

Еще один весьма ценный подарок от правительства - отмена налогов, исчисляемых с выручки компании, ставших головной болью всех российских предпринимателей.

На этом хорошие новости заканчиваются, и начинается суровая проза жизни.

Льготная хирургия

Кардинальным образом сокращается перечень налоговых льгот. "Попытка правительства реализовать концепцию снижения налогового бремени при одновременной отмене налоговых льгот может вылиться в большую проблему, - считает депутат Госдумы, лидер движения 'В поддержку предпринимательства' Иван Грачев. - К сожалению, правительство стремится отменить большинство льгот, что ухудшит положение налогоплательщиков, заставит их искать новые варианты ухода от налогов и бояться, что когда-нибудь придется за них отвечать. Соответственно, расширяется доля 'серого рынка', где велика вероятность быть обманутым. Отменяются льготы для частных научных организаций, которых и так немного. У малых предприятий хотят отнять право не уплачивать НДС авансом. То есть фактически берется курс на дальнейшее удушение мелкого и среднего предпринимательства под ласкающую слух песню о снижении налогового бремени".

Справедливости ради стоит отметить, что отмена целого ряда действующих сегодня льгот назрела давно. Например, правительство уже много лет безуспешно пытается отменить льготу по жилищному строительству, в котором участвуют бюджетные организации. "Мы исходим из того, что при налогообложении не должно выясняться, кто, как и при каких условиях финансирует те или иные работы, - объясняет позицию правительства первый заместитель министра финансов Сергей Шаталов. - Правила игры должны быть совершенно одинаковыми для всех. Гораздо разумнее в бюджете планировать соответствующее финансирование".

Вместе с тем отмена, например, льготы на благотворительность для физических лиц представляется все-таки несколько неразумной. Да, через эту льготу некоторые нечистоплотные налогоплательщики скрывают свои доходы от налогов, и с этим нужно бороться. Но, честно говоря, суммы, которые бюджет получит в результате полной отмены льготы, вряд ли будут иметь принципиальное значение. А кто-то из нуждающихся людей не получит остро необходимую материальную помощь.

Впрочем, значительное число отечественных бизнесменов настроено более чем решительно. "Не должно быть никаких льгот, - считает Олег Данилов. - Нельзя воспринимать бизнес как способ получения зарплаты или поддержания занятости. Это вторично. Бизнес - это способ развития. Поэтому должны быть одни правила абсолютно для всех, и нужно требовать строжайшего их исполнения от каждого. Мы не предлагаем снизить налоги, мы просто хотим, чтобы их платили все".

С этим мнением согласен и Андрей Тычинин: "Должны быть установлены единые ставки налогов для всех без исключения, особенно на уровне местных налогов. Иначе получается, что одно текстильное предприятие в Иванове платит все местные налоги, потому что там иностранный владелец, а другое не платит вообще никакие местные налоги, потому что директор этого предприятия живет на одной площадке с руководителем областной администрации. Это приводит к отсутствию рыночной конкуренции, а следовательно, к выпуску неконкурентоспособных товаров". Впрочем, кардинальное сокращение налоговых льгот это еще не самое страшное, что нас ждет.

Акцизный кошмар

Самые печальные события ожидаются в области акцизов. Правительство планирует кардинально поднять их на самые ходовые товары: на бензин - в шесть раз, на табак - в два раза, на алкоголь - на 20%.

"Ну вот, - сокрушается директор табачной ассоциации 'Гранд Табак' Виктор Стефашин, - бюджет верстают, не хватает там, например, десятка миллиардов, и думают, с кого бы содрать. И всегда дерут с тех, с кого легче - нефть, алкоголь, табак... С акцизами на табак, конечно, ситуация не критична - они у нас копеечные по сравнению с западными странами. Но, с другой стороны, и спрос у нас менее платежеспособный. И все равно, по официальной статистике, налогов, включая акцизы и пошлины, с табачного бизнеса собирается примерно одна десятая часть. Ежегодно потери бюджета составляют шестьсот пятьдесят миллионов долларов. Потому что существует огромное количество подпольных производств, да и на некоторых легальных фабриках есть неучтенное производство. Преимущественно делают 'Мальборо' и 'Петруху', то есть 'Петр Первый'. Схем для мухлежа навалом.

Крупные компании, конечно, все платят, но инициативы правительства по повышению акцизов на табак должны предварительно обсуждаться с табачным бизнесом, как это происходит в западных странах. Надо всем собраться и посмотреть, в каком сегменте рынка какой спрос и где можно собрать деньги (например, в сегменте элитных сигарет), а где нельзя, потому что это будет в ущерб производству".

Правительство уверяет всех, что серьезного повышения общего уровня цен произойти не должно. Правда, оговаривается Сергей Шаталов, мы не учитываем психологических факторов. Насколько важную роль могут сыграть эти самые факторы, то есть, по-научному говоря, ценовые ожидания потребителей, показывают ответы предпринимателей на наш вопрос, насколько, по их мнению, вырастут цены на бензин после шестикратного повышения акцизов. "Цены на бензин на самом деле вырастут в два раза", - считает Елена Шматова. "Повышение акцизов на бензин плюс акциз на топливо - будет очень тяжело транспортникам и тем, у кого есть свой транспорт, - отмечает Сергей Нестеров. - Перевозки подорожают, производители повысят отпускные цены магазинам за доставку и переложат дополнительные расходы на плечи магазинов, что приведет к общему увеличению цен". С этим прогнозом согласен и финансовый директор торгово-финансовой компании ВС&ВС Валентин Меняев: "Я считаю, что шестикратное увеличение акцизов на бензин может существенно увеличить цены конечной продукции, поскольку при ее реализации задействованы несколько цепочек, и акцизную ставку можно смело умножить на три".

Итак, "верхний" прогноз - увеличение цен на бензин в два-три раза и связанный с этим заметный общий рост цен. Наиболее оптимистический прогноз - у Минфина: цена бензина вырастет процентов на тридцать и на общем росте цен это практически не отразится. По нашему мнению, реальность, как обычно, будет лежать между крайностями, и мы к новому году получим подарок в виде существенного снижения налогового бремени с довеском в виде не катастрофичного, но ощутимого скачка инфляции.

В подготовке материала принимали участие Наталья Васина, Елена Рыцарева, Сергей Скляров, Алексей Хазбиев