Под обломками Госнефти

Екатерина Дранкина
5 июня 2000, 00:00

Приватизация оставшихся в госсобственности нефтяных компаний определит новый расклад сил на российском нефтяном рынке

Государственной нефтяной компании, о которой мечтали все российские правительства начиная с правительства Примакова, не будет. Практически однозначно об этом заявил на прошлой неделе Владимир Путин, сообщив о своих "смешанных чувствах" в отношении ГНК.

Заявлению президента предшествовал ряд событий. Из правительства ушел главный лоббист идеи объединения "Роснефти", "Славнефти" и "Онако" в единую госструктуру Виктор Калюжный - вместо желанной должности руководителя ГНК для Калюжного был придуман "посадочный аэродром" со сложным названием "замминистра иностранных дел по Каспию". Сменивший же Калюжного бывший мэр "лукойловского" города Когалым Александр Гаврин за первую неделю своего пребывания на новом посту сделал все возможное для того, чтобы похоронить идею ГНК.

Ряд российских нефтяных компаний во главе с "ЛУКойлом" давно заявлял о никчемности идеи ГНК, выдвигая альтернативную идею приватизации трех госкомпаний. Впрочем, свои лоббистские возможности эта группа подкрепила реальными действиями. Все претенденты на покупку нефтяной госсобственности уже застолбили себе места в желанных объектах, скупив акции либо в самих предприятиях, либо в их "дочках". "Яблочко уже надкушено, - прокомментировал эту ситуацию аналитик компании Fleming UCB Владимир Носов, - и сложить из этих 'объедков' целое все равно никому бы не удалось".

Таким образом, приватизация стала единственным возможным на сегодняшний день сценарием в отношении принадлежащих государству нефтяных компаний. Что и было записано в программе правительства, принятой сразу же после избрания Владимира Путина президентом России. Возможно, уже в этом году на приватизационных аукционах будут проданы 19,6% акций "Славнефти", 25% плюс одна акция "Роснефти" и весь государственный пакет - 85% - "Онако".

Заинтересованность в компаниях есть, а стало быть, продать их наконец-то удастся ("Роснефть", например, уже дважды выставляли на конкурс, но достойных покупателей не нашлось). Вот только устроить настоящий тендер и получить хорошую цену за "надкушенные" компании государству снова рассчитывать не приходится: другие желающие купить акции, кроме имеющихся "едоков", вряд ли найдутся. А имена будущих собственников можно узнать, внимательно присмотревшись к компаниям, уже занявшим свои "места" в объектах приватизации.

Приватизация. Объект первый - "Онако"

Несмотря на то что предпродажная подготовка "Онако" еще не завершена, судя по всему, именно эту компанию будут приватизировать в первую очередь. Мингосимущества, не дожидаясь официального решения по ГНК, уже поручило компании Dresdner Kleinwort Benson провести оценку 85-процентного пакета "Онако" и сообщило о возможной его продаже в третьем квартале этого года.

Спешка с приватизацией "Онако" затеяна не случайно. Дело в том, что в борьбу за компанию включились сразу два нефтяных монстра ("ЛУКойл" и ЮКОС), однако без приватизации "Онако" добиться своих целей им будет трудно. Яростное противодействие "захватчикам" оказывает областная администрация, привыкшая воспринимать компанию как региональную.

До определенного момента чаяния обладминистрации эффективно поддерживал знатный уроженец Оренбурга Виктор Черномырдин, благодаря чему "Онако" была надежно застрахована от посягательств со стороны. В этом году, однако, чужакам удалось проникнуть в компанию. Первым пришел ЮКОС. Начав скупку акций основного нефтедобытчика "Онако", компании "Оренбургнефтеоргсинтез", на вторичном рынке, к настоящему моменту ЮКОС сумел аккумулировать значительный пакет. По неофициальным данным, через аффилированные структуры ЮКОС владеет уже более чем 30% акций этой компании (официально объявлено лишь о 16%, поскольку разрешение МАП на покупку большего количества акций ЮКОС еще не получил). Тем не менее региональные собственники "Оренбургнефтеоргсинтеза" просто не дали ЮКОСу провести своих представителей в совет директоров. Кроме того, на внеочередном собрании акционеров "Оренбургнефтеоргсинтеза" в апреле этого года совет директоров попытался провести решение о дополнительной эмиссии акций компании, в результате которой доля ЮКОСа была бы размыта. ЮКОС предпринимает попытки судиться с обидчиками, но на территории области предсказать компании победу в этой борьбе трудно.

Однако выяснилось, что бороться оренбургским властям придется не только с ЮКОСом. На внеочередном собрании акционеров "Онако", состоявшемся 25 мая, государство проголосовало своим пакетом за назначение президентом компании генерального директора лукойловской "Урайнефти" Азата Шамсуарова. В его задачу входит предпродажная подготовка "Онако", а это означает недопущение увода активов, за который в предвкушении продажи компании ретиво взялось предыдущее руководство. Для губернатора области Алексея Чернышева решение о "необластном" президенте стало полной неожиданностью. В порыве гнева Чернышев даже решил обжаловать решение центра через суд либо добиться его отмены лично Путиным. Однако во встрече с президентом обиженному губернатору было отказано, и подготовка к продаже компании пошла своим чередом.

По мнению вице-президента "ЛУКойла" Леонида Федуна, двум претендентам на "Онако" в ходе приватизации удастся поладить. Интересы "ЛУКойла" в отношении "Онако" в основном сосредоточены в области нефтепереработки (Орский НПЗ), а ЮКОС больше интересует нефтедобыча. Таким образом, несмотря на заявления претендентов о том, что они готовы платить за "Онако" "настоящую" цену, реально компании избегут конкуренции и в итоге смогут серьезно удешевить себе покупку.

Объект второй. "Славнефть"

Двум претендентам на компанию "Славнефть" - "Сибнефти" и Тюменской нефтяной компании (ТНК) - договориться будет не так просто, как в истории с "Онако". Их интересы схлестнулись на главном нефтедобытчике "Славнефти" - компании "Мегионнефтегаз".

Официально свои виды на "Мегионнефтегаз" "Сибнефть" еще не подтвердила. Тем не менее избрание зимой этого года президентом "Славнефти" депутата предыдущей Госдумы Михаила Гуцериева, по слухам, пролоббировала именно сибнефтевская группировка в правительстве, а финансовыми потоками "Славнефти" с момента назначения Гуцериева руководит ранее работавший в "Сибнефти" Юрий Суханов. В пользу "просибнефтевской" ориентации нынешнего руководства компании говорит и факт противодействия Гуцериева начавшейся с весны этого года скупке Тюменской нефтяной компанией акций "Славнефти" (сейчас - 12%), "Мегионнефтегаза" (26,8%) и "Ярославнефтеоргсинтеза" (33,14%). По идее, приходу в "Славнефть" перспективного инвестора, каким является ТНК, можно было бы только радоваться. Но радости Михаил Гуцериев как раз не испытывает, утверждая, что заявления ТНК о приобретении акций - ложь, а если они вдруг окажутся правдой, то все равно доля ТНК будет размыта в ходе запланированной допэмиссии акций дочерних компаний. Для ведения "боевых действий" против ТНК "Сибнефть" даже переманила на должность вице-президента Виктора Палия, в свое время прославившегося в борьбе "Нижневартовскнефтегаза" за независимость от ТНК.

Таким образом, приватизация "Славнефти" - вопрос в значительной мере политический. "Сибнефти" нет большого смысла ускорять продажу пакета, поскольку финансовыми и нефтяными потоками она и так владеет и вкладываться в покупку акций не нужно - тем более что интересы акционеров "Сибнефти" в последнее время несколько сместились с нефтяной тематики на алюминиевую. А учитывая влияние акционеров "Сибнефти" на администрацию президента, можно предположить, что "Славнефть" будет приватизирована в последнюю очередь.

Правда, когда это все же случится, шансы ТНК, имеющей богатый опыт захвата активов (взять хотя бы стремительный и не очень затратный выкуп в прошлом году половины активов "Сиданко" и собственных акций, находящихся у государства), оказаться в числе собственников "Славнефти" весьма велики.

Объект третий. "Роснефть"

Из всех приватизируемых предприятий "Роснефть" - самое большое и лучше других организованное. К тому же оно занимает важнейшие в стратегическом отношении территории на границах России, а значит, в большей степени, чем другие нефтяные компании, экспорториентировано. Соответственно, и претендентов на "Роснефть" больше.

О своем желании купить ее уже заявили "Сибнефть" и "ЛУКойл". Последняя намерена выступать в пуле с другими инвесторами: например, рассматривается вариант объединения с партнерами по несостоявшемуся конкурсу 1997 года - "Газпромом" и британской Shell. Для газового монополиста "Роснефть" представляет особый интерес, поскольку располагает собственными газовыми месторождениями и большими объемами добываемого природного и попутного газа. В залог будущей дружбы "Газпром" даже обещал допустить ее к собственной трубе на участке Уренгой-Помары-Ужгород - ни одна другая нефтяная компания этой милости от "Газпрома" пока не добилась.

Судя по всему, желание участвовать в конкурсе по приватизации "Роснефти" изъявит и нынешнее руководство компании - президент Сергей Богданчиков вместе с поддерживающей его сахалинской группой предпринимателей. Этот претендент заслуживает особого внимания.

Выходец из сахалинского подразделения "Роснефти" Сергей Богданчиков сделал все возможное и невозможное для того, чтобы сохранить целостность компании. А это было непросто. На момент его избрания президентом два года назад 19 из 30 дочерних предприятий "Роснефти" были фактически выведены за пределы холдинга. Тем не менее на сегодняшний день Богданчикову и его команде удалось восстановить управление практически во всех компаниях за исключением двух. В последних прочно обосновались бывшие руководители "Роснефти", но Богданчиков уверен в том, что и эти компании удастся отстоять.

Впрочем, несмотря на обилие претендентов на "Роснефть", так же, как и в случае с "Онако", им удастся договориться. "Сибнефть" больше всего интересует "Пурнефтегаз", технологически и территориально связанный с "Ноябрьскнефтегазом". "ЛУКойлу" интересны южные (с выходом на Каспий) и северные провинции, а группе Богданчикова нужен родной "Сахалинморнефтегаз" с перспективными сахалинскими проектами, плюс возможность участия в тех "дочках" "Роснефти", акции которых группа уже успела аккумулировать.

Великолепная шестерка

Таким образом, в дележе остатков российской нефтянки будут принимать участие четыре уже существующие олигархические группы ("ЛУКойл", ТНК, ЮКОС и "Сибнефть"), а кроме того, в процессе образуется еще одна (условное название - "группа Богданчикова"). Эти пять компаний плюс шестая - "Сургутнефтегаз" (в борьбе за ГНК он не участвует, но в списке сильнейших останется) - будут в ближайшем будущем задавать тон в российском нефтяном бизнесе.

В случае, если реализуется описанный сценарий, то с учетом новых приобретений к 2005 году эти компании будут добывать в год: "ЛУКойл" - 80-85 млн тонн, "Сургутнефтегаз" - 50 млн тонн, ТНК - 40-45 млн тонн, "Сибнефть" - 25-30 млн тонн, ЮКОС - 60-65 млн тонн. Что касается "группы Богданчикова", то прогнозировать объемы ее добычи пока сложно, поскольку самые перспективные месторождения Сахалина находятся лишь в стадии разработки.

"В принципе, по результатам последнего передела российская нефтянка обретет тот вид, который ей рассчитывали придать еще на первом этапе приватизации, - говорит аналитик компании 'Никойл' Геннадий Красовский. - Тогда предполагалось, что в России будет пять-шесть нефтяных компаний, достаточно мощных для того, чтобы конкурировать на международном рынке. Однако в тот момент в Кремле крутилось слишком много групп влияния, и нефтянку 'размазали' на огромное количество игроков. Теперь среди олигархов произошел естественный отбор, из их числа выбыли Владимир Потанин и ряд мелких региональных компаний, и все встает на свои места".

Тем не менее нельзя утверждать, что все шесть нынешних лидеров будут хорошими игроками на мировом рынке. "Количественное приращение российских нефтяных компаний не больно-то сказывается на их международном реноме", - говорит Владимир Носов. Этим компаниям еще предстоит качественный скачок, а к нему, по мнению аналитиков, готовы не все. В частности, серьезное сомнение в желании становиться "европейскими" вызывают намерения ЮКОСа и "Сибнефти". Так что этот передел нефтянки - не последний.