Реаниматоры

Елена Маковская
5 июня 2000, 00:00

Сбербанк России - один из немногих российских банков, размер и кредитная политика которого адекватны потребностям начавшегося промышленного роста

Авторитет и сила, которую набрал за последние годы Сбербанк России, раздражает многих. Западные банки недовольны тем, что Сбербанк РФ готов предложить ведущим российским экспортерам - их традиционным заемщикам - более низкие ставки по кредитам. Не в восторге и российские коллеги: трудно конкурировать с фининститутом, концентрирующим 87% сбережений населения.

Строителей карьеры политической Сбербанк России, раскинувший сеть по свей стране, всегда соблазнял мощью и деньгами - о таких рычагах только мечтать. За время реформ Сбербанк РФ наблюдал вокруг себя множество хитросплетенных интриг. Но пока поставить банк на службу личным амбициям не удавалось ни одной политической группировке.

Успешность бизнеса Сбербанка РФ - свидетельство правильности выбранной когда-то стратегии, ориентированной на построение универсального банка. Собратья по сберегательному делу в странах СНГ, сохранившие свою специализацию на работе с населением, теперь зачастую влачат жалкое существование. Обслуживание привлеченных от населения средств - дорогое удовольствие. Удержание депозитных ставок в отсутствии набора надежных и доходных инструментов на рынке - головоломка. Ее успешное решение связано с приходом в банк в 1996 году новой команды во главе с Андреем Казьминым. Его правая рука в банке - первый зампред Сбербанка РФ Алла Алешкина, курирующая экономический и кредитный департаменты. О ней до недавнего времени широкой публике было известно немногое. Профессиональна, пользуется авторитетом и безусловным доверием руководства, исповедует жесткий стиль управления, терпеть не может журналистов. Для "Эксперта" было сделано исключение.

- Алла Константиновна, можно ли считать, что активизация инвестиционного кредитования Сбербанка России свидетельствует об улучшении экономического климата в стране?

- Считать, что ссудный портфель нашего банка изменяется в силу улучшения инвестиционного климата, было бы неправильно. Его трехкратный рост связан с тем, что банк за последние годы достаточно много сил потратил на создание кредитных продуктов, на разработку внутренней нормативной базы, отвечающей международному уровню; был подготовлен и кадровый состав. Из двухсот четырех тысяч работающих в системе Сбербанка России на кредитный аппарат приходится примерно четыре с половиной тысячи специалистов. Сбербанку, хочет он того или нет, приходится всерьез заниматься финансированием проектов, гарантирующих высокую рентабельность и возвратность. Мы должны отрабатывать деньги, которые собираем на рынке.

Сегодня можно отметить, что постепенно изменились и сами проекты, и клиенты, которые их приносят. Если предприятия находят возможность ставить вопрос о воплощении серьезного инвестиционного проекта, искать кредиты и вкладывать свои деньги в модернизацию производства - это уже хорошо.

В настоящее время мало кто из коммерческих банков всерьез занимается инвестициями, поэтому не мы ищем проекты, а они нас. В портфеле Сбербанка РФ лежит заявок на финансирование проектов на общую сумму один миллиард восемьсот миллионов долларов. Из такого объема можно выбирать. У нас появились пяти-семилетние кредиты. Однако большая часть кредитов по-прежнему выдается на цели пополнения оборотных средств предприятий.

Если говорить об отраслевых приоритетах в кредитной политике Сбербанка РФ - их нет. Приоритет, как правило, определяется самим проектом: предпочтение отдается наиболее рентабельным и обеспечивающим быструю оборачиваемость. По факту наш ссудный портфель выглядит примерно так. Порядка сорока процентов - кредиты промышленности. По десять процентов приходится на транспорт, строительство и торгово-посредническую деятельность. Примерно два процента составляют кредиты сельскому хозяйству, около четырех процентов - ссуды физическим лицам.

Ссудный портфель Сбербанка России по состоянию на май нынешнего года достигает ста семидесяти восьми миллиардов рублей и делится примерно пополам между центральным аппаратом и территориальными банками.

- Как банк, имея краткосрочную депозитную базу, может позволить себе долгосрочное кредитование?

- Больной вопрос для любого банка, в том числе для нашего, поскольку Сбербанк РФ не имеет исключений по исполнению нормативов Банка России. Наши бабушки-дедушки, представляющие основную массу клиентов - физических лиц, несут деньги, как правило, на три-четыре месяца.

Стремясь переломить ситуацию, Сбербанк России с апреля этого года ввел три новых вида вкладов для населения сроком действия свыше года. Отрадно отметить, что невзирая на общее понижение ставок, прошедшее в банке примерно в тот же период, у нас с десятого апреля по пятнадцатое мая наблюдался прилив во вклады в размере пять миллиардов девятьсот миллионов рублей. Из них полтора миллиарда приходится на новые "длинные" вклады. Мы оцениваем эту тенденцию как подтверждение нашей политики и расчетов, как свидетельство растущего доверия к банку.

Еще одно обстоятельство облегчает решение задачи поиска источников для инвестиционного кредитования. В Сберегательном банке существует достаточно много, как я их называю, "забытых" вкладов. Речь идет о достаточно большом по совокупности объеме средств, о суммах, которые лежат в Сбербанке России десятилетиями. Представьте: численность населения в стране составляет примерно сто пятьдесят миллионов человек. При этом в Сбербанке открыто двести тридцать миллионов счетов физических лиц. Получается, что каждый гражданин, считая грудных младенцев, имеет как минимум по одному, а то и по два вклада. Поэтому, идя на долгосрочно кредитование, мы учитываем, что наши возможности несколько больше тех, которые официальные нормативы формально позволяют нам использовать. Это дополнительный ресурс банка.

- Считают, что Сбербанк России не знает, куда деньги девать...

- Когда я встречаюсь с западными банкирами, первое, что приходится объяснять, - для Сбербанка не существует проблемы, где взять средства, проблема в том, куда их деть. Если Сбербанк России привлекал до кризиса западный синдицированный кредит, то делал это не потому, что ему деньги были нужны. Банк стремился укрепить свой имидж на международном рынке и доказать, что может получать кредиты на первоклассных условиях (девять процентов годовых). После кризиса мы не пошли на пролонгацию кредита, немедленно его вернули.

Иностранные банки и нынче предлагают нам синдикации. Но зачем Сбербанку РФ заимствования по ставке пятнадцать процентов годовых, если своим клиентам мы в состоянии предоставлять кредиты по десять-двенадцать процентов? От дешевых ресурсов мы бы не отказались, поскольку привлечение пассивов от населения очень дорого обходится банку.

- В адрес Сбербанка России постоянно раздаются упреки в том, что он не активен в кредитовании физлиц, в частности ипотеки. Как вы к этому относитесь?

- В банке на каждого кредитного сотрудника приходится до девяноста кредитных договоров только по физическим лицам. Это очень много, если учесть большой объем документов, запрашиваемый от наших клиентов при оформлении сделки.

Вообще, кредитование населения очень тяжелый вид деятельности, хотя его объем постоянно увеличивается и просрочек там нет. По ипотечному кредитованию законодательная база несовершенна и не позволяет нам сегодня без риска работать на этом направлении. Оформляя в залог квартиру, мы никогда не сможем воспользоваться правом забрать ее, выселить людей. Тем не менее, как только мы видим, что местные администрации готовы разрабатывать специальные ипотечные программы, укреплять правовую базу, внедрять новые схемы, Сбербанк немедленно становится рядом как партнер.

Вдумайтесь: согласно статистике, активное население нашей страны имеет среднюю заработную плату тысяча шестьсот рублей. Как тут дальше говорить о перспективах кредитования? Другая тема - это "матрасные" деньги. Тема большая и важная. Однако ее развитие не зависит от одного банка, поскольку дело не в процентных ставках, а в кризисе доверия. Сломить эту тенденцию - задача общая, и приоритет здесь у государства.

- Имя Сбербанка то и дело всплывает при обсуждении разного рода идей в правительстве или парламенте. Испытывает ли банк сегодня давление со стороны властей?

- На Сбербанк давят всегда. Решение с формулировкой "выдать" кажется таким естественным и быстрым. Сегодня эта формулировка сменилась на "рекомендовать Сбербанку РФ", и это отрадно. Все уже поняли, что Сбербанк России просто так заставить выдать ничего нельзя, поскольку мы будем всегда отстаивать интересы наших вкладчиков и акционеров.

Вместе с тем Сбербанк России понимает, что сейчас в наиболее выигрышном финансовом положении находятся банки с госучастием. На нынешнем этапе они в первую очередь должны развивать экономику и вкладывать деньги в реальный сектор. Только за последние несколько месяцев через Сбербанк РФ прошли четыре или пять проектов, связанных с приоритетными для страны отраслями, по распоряжениям правительства. Это и сельское хозяйство, и авиа-, и судостроение... И мы всегда ищем способы помочь правительству в решении той или иной задачи, пытаемся снизить риски или разделить их с другими ведомствами.

- Какую помощь Сбербанк РФ хотел бы получить от правительства?

- Нам нужны не льготы, но способы проведения в жизнь политики по развитию экономики. Если, допустим, кто-то поднимает какую-то отрасль, пусть для таких структур смягчают налоговую или таможенную политику. Если мы, конечно, хотим достичь прорыва в экономике. За примером далеко ходить не надо. Вот государство приняло решение провести реструктуризацию КамАЗа. Когда столкнулись с техникой проведения реструктуризации, выяснилось, что помощники в этом деле неминуемо будут наказаны экономически. Реструктуризация приводила в том числе к тому, что на балансе Сберегательного банка России рисовался (другого слова не подберу) доход. Это была балансовая проводка, превращавшая долг перед банком в акции на его балансе. Появлялся как бы доход, с которого банк должен был заплатить налог, заметьте, настоящими деньгами. Таким образом, мы должны были платить налог с операции, которая нам абсолютно не нужна. Второе: банк практически "рисовал" себе после осуществления этой операции и прибыль в определенном размере. К слову, сейчас как раз такой случай оказался предметом спора с нашим международным аудитом. Не найдя нарушений, связанных с учетом, они все же считают нужным обратить внимание наблюдательного совета банка на то, что указанной прибыли по существу нет. Появляется не самый приятный повод для объяснения с наблюдательным советом. Ну зачем Сбербанку РФ все это нужно? Целый год мы везде доказываем, что это бессмыслица. Однако сложившаяся ситуация всех устраивает, нас не слышат. Налогоплательщик хороший, крупный. Зачем решать вопросы, от нерешения которых выигрывают и местный, и федеральный бюджеты?

- Как вы отнеслись к появлению в Госдуме проекта закона о превращении Сбербанка РФ в четырехмесячный срок в Национальный сберегательный банк России?

- Нам всегда казалось, что если контрольным пакетом нашего банка владеет государство, то Сбербанк РФ и есть национальный банк. Может, конечно, мы ошибаемся.

Самое замечательное в проекте, появившемся на исходе десятилетия реформ, несколько ключевых предложений: о назначении парламентом руководителей банка, об установлении таким же порядком их зарплаты и об утверждении процентных ставок банка Госдумой. А я вообще-то считала, что Дума у нас законотворчеством занимается... Мне нечего больше сказать по этому поводу.