Норильская блокировка

Тигран Оганесян
12 июня 2000, 00:00

Владимиру Лисину опять не удалось получить полный контроль над Новолипецким комбинатом

Третьего июня в загородном пансионате "Сухоборье", расположенном в сорока километрах от областного центра, должно было пройти внеочередное собрание акционеров Новолипецкого металлургического комбината (НЛМК). В повестке дня значились пять пунктов, первые три из которых относились к общей процедуре и размерам предлагаемой дополнительной эмиссии акций, а в четвертом и пятом речь шла о возможности приоритетного выкупа нового выпуска одним из акционеров (а именно - подконтрольной руководству НЛМК офшорной компанией SMU Holdings). Размер допэмиссии должен был составить 200 млн долларов. Сразу после благополучно проведенного собрания председатель совета директоров НЛМК Владимир Лисин намеревался преподнести приглашенным журналистам сюрприз: объявить о продаже итальянской компании Merloni Elettrodomestici принадлежащего комбинату завода холодильников "Стинол" за 119,3 млн долларов (по-видимому, именно эти деньги должны были пойти на "приоритетный выкуп" акций). Но планам этим суждено было сбыться лишь отчасти.

TWG предпочла Потанина

Проведение допэмиссии путем удвоения акционерного капитала предприятия - давняя "задумка" председателя совета директоров НЛМК, контролирующего более 60% акций комбината через специально созданную для этого управляющую компанию "Румелко". Впервые вопрос о допэмиссии рассматривался в прошлом году, но тогда эта инициатива была успешно пресечена англо-российской компанией TWG, владевшей в то время блокирующим пакетом акций комбината (чуть более 30%).

Впоследствии г-ну Лисину так и не удалось перехватить у конкурентов лакомый пакет, принадлежащий конфликтовавшей с комбинатом TWG, - судя по всему, предложенная руководством НЛМК сумма не дотянула до того уровня, который устроил бы англичан, в начале этого года внезапно пожелавших избавиться от своих металлургических активов в России. Более удачливым покупателем оказался холдинг Владимира Потанина "Интеррос", который и до этого имел в Липецке свои интересы, неявным образом присутствуя в составе акционеров НЛМК через дружественный фонд "Спутник".

Информация о приобретении "Интерросом" большей части "английского" пакета (25%) стала известна заинтересованным лицам еще в начале апреля этого года. Что же касается широкой общественности, то она узнала об этом совсем недавно - после того как 26 мая контролируемое "Интерросом" РАО "Норильский никель" объявило о покупке на "свободном рынке" (весьма вероятно, что у той же TWG) еще 9% акций НЛМК.

По-видимому, именно инсайдерская информация об апрельской сделке и стала побудительной причиной для поспешного решения руководства НЛМК о проведении внеочередного собрания акционеров. Инициировавший вопрос о допэмиссии г-н Лисин, похоже, рассчитывал на то, что новые акционеры комбината просто не успеют до собрания надлежащим образом оформить все документы, удостоверяющие их право участия в голосовании, и в результате будут поставлены перед неприятным фактом - резким "усыханием" доли приобретенного ими пакета в общем капитале.

Формальным поводом для проведения допэмиссии была выбрана давняя история с кредитом, выданным еще в начале 90-х годов Внешэкономбанком под постройку на территории НЛМК завода холодильников "Стинол". В прошлом году эта задолженность перед ВЭБом была выкуплена компанией SMU Holdings. В результате долг г-на Лисина как управляющего контрольным пакетом акций НЛМК г-ну Лисину же как генеральному директору компании "Румелко", в управлении которой находятся акции SMU, и стал основанием для требования другого "виртуального" акционера комбината, компании Omnispect (тоже входящей в "пул" "Румелко"), о созыве внеочередного собрания. Omnispect заявила, что допэмиссия должна быть произведена в пользу SMU, обосновав это тем, что долг НЛМК перед офшором "в силу невыполнения обязательств должника должен быть объявлен срочным к платежу".

Впрочем, итоги прошедшего в Москве 17 апреля заседания совета директоров НЛМК, рассматривавшего данное требование, до сих пор покрыты тайной. Для легитимности собрания требовалось согласие на его проведение шести из девяти членов совета. Руководство комбината заявляет, что решение о проведении внеочередного собрания было принято в полном соответствии с буквой закона - "за" проголосовало ровно столько, сколько требовалось. Иного мнения "Интеррос" с "Норильским никелем": в их интерпретации ни о каком кворуме на московском заседании не было и речи - на нем присутствовали всего три члена совета директоров, и после того как представлявший интересы фонда "Спутник" Рафаэль Акопов высказал принципиальные возражения против предложенной идеи, участники заседания якобы разошлись по домам, договорившись лишь о том, чтобы через некоторое время повторно встретиться для обсуждения данного вопроса (г-н Акопов впоследствии даже разослал всем остальным членам совета директоров письмо, содержащее его доводы против проведения собрания, и с письмом этим были официально ознакомлены журналисты, посетившие 1 июня пресс-конференцию генерального директора "Интерроса" Дмитрия Ушакова).

Так или иначе, несмотря на последовавшие вслед за объявлением о созыве собрания юридические контрвыпады "Интерроса" (в частности, были приняты в делопроизводство два решения о признании собрания незаконным), последний в качестве метода "комплексной защиты своих интересов" выбрал наиболее надежный вариант - не отзывая исков, принять участие в самом собрании и проголосовать на нем против допэмиссии.

Оперативные конкуренты

К самому началу собрания стало известно, что надежды команды Лисина на то, что представители "Интерроса" и "Норникеля" не успеют правильным образом оформить документы, не оправдались: регистрация тандема "Интеррос"-"Норникель" прошла на удивление гладко. Юридическая оперативность конкурентов, которые теперь могли заблокировать принятие практически любого решения, вынуждала Владимира Лисина пересматривать свои планы прямо по ходу собрания.

В первые же минуты своего выступления председатель совета директоров НЛМК после набора дежурных фраз о жизненной необходимости для комбината привлечения дополнительных денежных средств в целях модернизации оборудования попытался сделать "ход конем", сообщив присутствующим о том, что компания SMU Holdings (в пользу которой могла пойти если не вся, то по крайней мере значительная часть допэмиссии) отзывает пункты четыре и пять повестки дня. По-видимому, Лисин рассчитывал на ответные уступки со стороны конкурентов при голосовании по первым трем пунктам.

На время подсчета голосов акционеров томимым неизвестностью металлургам и скучающим представителям СМИ был предложен часовой доклад одного из заместителей генерального директора НЛМК о программе технического перевооружения комбината, который был довольно эффектно прерван внезапно появившимся из-за кулис Лисиным, предложившим докладчику "закругляться", дабы не затягивать неприятную процедуру оглашения итогов голосования.

В общем, все завершилось так, как и должно было завершиться, если исходить из предварительных оценок позиций противоборствующих сторон: "за" проголосовали все "дружественные" руководству НЛМК структуры, что составило порядка 65%, "против" - его новые оппоненты, холдинг "Интеррос" и РАО "Норильский никель", консолидированно представленные на собрании номинальным держателем, банком "ING-Евразия". В результате проект допэмиссии "прокатили".

Объясняя приглашенным в Липецк журналистам мотивы "протестного" голосования, заместитель генерального директора РАО "Норильский никель" Алексей Жданов отметил, что принципиальным моментом, повлиявшим на принятое "Интерросом и Co." решение, стало крайне недружелюбное отношение руководства НЛМК к новым акционерам: вместо того, чтобы по-хорошему договориться с ними о будущих совместных действиях (в том числе и о возможных механизмах привлечения дополнительных инвестиций на комбинат), владельцы контрольного пакета сразу же попытались посредством допэмиссии избавиться от непрошенных собственников, не тратя времени и нервов на согласование позиций и взаимных интересов (едва ли к таковым можно отнести предпринятую в последний момент руководством НЛМК неуклюжую попытку задобрить оппонента посредством снятия наиболее сомнительных пунктов повестки дня).

У "Стинола" появился "профильный" хозяин

Не получив нужного для принятия решения о проведении допэмиссии числа голосов в "Сухоборье", Владимир Лисин все же частично отыгрался на другом фронте: присутствовавших на собрании журналистов быстро перевезли на завод холодильников "Стинол", где им сообщили куда более приятную для руководства комбината новость - лидер отечественного рынка бытовой техники (100% акций которого принадлежали НЛМК) покупается итальянской компанией Merloni Elettrodomestici.

Комментируя решение о продаже "Стинола", г-н Лисин упирал главным образом на то, что, дескать, выпуском холодильников НЛМК занимался "не от хорошей жизни" (в конце 80-х у металлургов было модно запускать линии по производству ТНП, поскольку это позволяло им получать льготы по экспорту металла), и теперь наконец пришло время избавиться от "непрофильного" производства, перепоручив его профессионалам в данной сфере. Присутствовавший на пресс-конференции глава итальянской компании Витторио Мерлони также не скрывал своего удовлетворения достигнутым соглашением - благодаря приобретению бывшего основного конкурента на российском рынке холодильников (к созданию которого итальянцы имели, кстати, самое непосредственное отношение, участвуя как в проектировании, так и в финансировании строительства завода) Merloni станет крупнейшим производителем этой продукции в России ("Стинол" контролирует 40% отечественного рынка холодильников).

Если будущее "Стинола" под руководством итальянского производителя белой техники выглядит вполне безоблачно, то НЛМК спокойной жизни в ближайшее время ожидать не приходится. Вместо того чтобы заняться разработкой совместных программ развития производства и тому подобными действиями, нормальными для партнеров по общему бизнесу, руководство НЛМК и тандем "Интеррос"-"Норникель" оказались сегодня в состоянии холодной войны: обе стороны конфликта настаивают на своей правоте и не идут пока ни на какие взаимные уступки. Следующий этап этого противостояния начнется в июле, когда должно состояться очередное собрание акционеров НЛМК, на котором, помимо всего прочего, будет рассматриваться вопрос о новом составе совета директоров.