В ожидании перемен

Петр Бобрик
19 июня 2000, 00:00

В неразвитости страхования атомных рисков виновато государство, которое обещает исправиться

На Западе страховое покрытие по "ядерным" рискам составляет несколько миллиардов долларов в год и является одним из самых интересных для страховщиков видов деятельности. Парадоксально, но атомная промышленность России, входящая в число наиболее опасных отраслей, остается практически не охваченной страхованием. И это при том, что до сих пор актуальны последствия чернобыльской катастрофы. Корень зла кроется в бездействии государства, которое регулирует страхование ответственности объектов атомной промышленности и одновременно является их собственником. Однако с принятием нескольких законов тревожная ситуация уже в самое ближайшее время может разрешиться в лучшую сторону.

В ответе за ядро

Согласно Закону об использовании атомной энергии, организация, осуществляющая деятельность в области использования атомной энергии, обязана иметь финансовое обеспечение ответственности за убытки и вред, причиненные радиационным воздействием. В качестве финансовой гарантии такого возмещения признается, например, государственная гарантия, наличие собственных средств и договор страхования.

Закон, естественно, выполняется. Правда, чтобы удовлетворить его требованиям, достаточно выписать формальный страховой полис на 1 рубль. Дело в том, что на настоящий момент минимальные пределы ответственности за ядерный ущерб не установлены. Ситуация может измениться ближе к осени, когда в Думе будет слушаться проект нового закона о гражданско-правовой ответственности за ядерный вред и ее финансовом обеспечении, где такие пределы, и довольно высокие, уже установлены. Согласно этому проекту будут установлены также максимальные пределы гражданско-правовой ответственности эксплуатирующей организации за причинение вреда от одного инцидента на ядерном объекте в размере 15 млн МРОТ, а при транспортировании ядерных и радиоактивных веществ - 5 млн МРОТ. При этом ответственность частных страховщиков и государства будет разделена в отношении 1:9, но в течение следующих десяти лет государство полностью переложит это бремя на плечи частных страховщиков.

А пока закон не принят, рынок страхования "ядерной" ответственности естественным образом сужается. Помимо непривлекательности этого вида страхования тому есть еще одна причина: идет ужесточение гражданской и уголовной ответственности за нарушения в обращении с радиоактивными веществами. Из-за этого сокращается число предприятий, использующих радиационные источники. Если их применение не является принципиальным в технологическом процессе, то предприятия просто бегут от "атома", как от чумы.

Тем не менее количество компаний, работающих с ядерными технологиями, довольно велико, по большей части они входят в систему Минатома. И свои риски они все-таки худо-бедно страхуют. Исторически наиболее благоприятное отношение со стороны Минатома имеет компания "МАКС", организованная в 1992 году предприятиями атомной промышленности и с того времени начавшая страховать своих учредителей. И хотя сейчас состав учредителей компании оказался достаточно размытым, она по-прежнему пользуется широким доверием Минатома и по праву считается лидером отечественного ядерного страхового рынка. Выход других компаний на этот рынок хотя и затруднен, но возможен: некоторые объемы в страховании рисков атомных предприятий имеют ВЕСтА, ВСК, "Ингосстрах" и РОСНО.

Большая часть страховых взносов, собираемых по предприятиям Минатома, приходится на страхование ответственности АЭС, договоры по которому заключает государственный концерн "Росэнергоатом" (объединяющий 8 из 9 существующих в России АЭС и 25 из 29 реакторов). Первый подобный договор был заключен в 1995 году между "Росэнергоатомом" и компанией "ВЕСтА". Тогда суммарный лимит ответственности страховой компании по всем АЭС составил рекордную до сих пор сумму: 382 млн долларов. Принципиальный момент заключался в том, что страховалась ответственность АЭС в целом, в том числе и сама станция, а также имущество в зоне отчуждения.

Сейчас применяется другой принцип оценки ядерного ущерба. За основу расчета параметров полиса берется каждый реактор. Такой подход сложился в мировой практике. Нижний предел ответственности по Венской конвенции о гражданской ответственности за ядерный ущерб 1963 года равен 5 млн SDR (специальная денежная единица, используемая при международных расчетах). Наша беда заключается в том, что в действующем сейчас в России временном положении суммы фиксированы в рублях, а принято оно было до августовского кризиса 1998 года. Соответственно, и российские нормативы отличаются сегодня от минимально установленных во всем мире более чем в 4 раза. Минимальная страховая сумма для одного реактора составляет 42,75 млн рублей.

Может, лучше про реактор?

Помимо своей гражданской ответственности атомные предприятия, по идее, должны страховать и родное имущество. Имущества этого весьма много - по данным за прошлый год, стоимость их основных фондов составляла 36,5 млрд рублей, что даже по самым скромным тарифам приводит нас к суммам в десятки миллионов долларов страховой премии. Страховщики должны были бы считать этот рынок чрезвычайно привлекательным. Но это не так: директора государственных АЭС по-прежнему считают, что страхование атомных рисков - дело рук самого государства, и далеко не всегда страхуются даже на те суммы, которые можно включить в себестоимость, скажем, произведенной электроэнергии. По мировым меркам такое положение дел просто нонсенс. Для сравнения: в США страховое покрытие по этим рискам составляет 2,5-3 млрд долларов в год.

Тем не менее кое-что страховым компаниям застраховать все же удается. По оценкам экспертов, общий объем рынка "ядерного" страхования по предприятиям Минатома оценивается в 630-650 тыс. долларов.

Дальнейшую экспансию на рынок страхования имущества атомных предприятий страховщики связывают с внедрением комплексных полисов. Это соответствует и мировой практике: на страхование одних реакторов приходится только 15% премии.

Хотя, по словам гендиректора брокерской фирмы "Атомное страховое агентство" Марины Амелиной, в России можно говорить о сложившейся структуре страховых взносов лишь по типам страхования. Наибольшую долю занимает страхование персонала (40-50% от совокупной страховой премии). Здесь основные взносы приходятся на компании "Атоммед" (страхователи - АЭС) и "МАКС" (страхователь - непосредственно "Росэнергоатом"). Страхование персонала от несчастных случаев и болезней, а также от радиационной опасности занимает около 10%. Специализируется на этом Энергетическая страховая компания. Около 20% составляет страхование различного имущества АЭС. На оставшиеся 20-30% приходятся прочие виды страхования, среди которых пенсионное страхование, страхование строительно-монтажных рисков. Достаточно широкое распространение получило страхование ответственности за ядерный ущерб при транспортировке радиоактивных веществ внутри России.

К наиболее крупным договорам страхования предприятий, эксплуатирующих объекты использования атомной энергии, можно отнести договор страхования атомфлота Мурманского морского пароходства компанией "ПСК" и страхование Российского федерального ядерного центра в Сарове. В последнем случае страховщиком по договорам страхования автомобилей и сотрудников центра является группа "НАСТА", а по ядерным рискам - ВСК. Еще один крупный договор с лимитом ответственности 195,9 млн рублей был заключен "Ингосстрахом". Этой компанией была застрахована гражданская ответственность при строительстве и сдаче атомного ледокола "50 лет Победы" в Санкт-Петербурге.

Ядерная пулька

Во всем мире сложилась практика страховать гражданскую ответственность объектов и предприятий атомной энергетики в национальных страховых ядерных пулах. Всего в мире насчитывается 34 таких пула.

В декабре 1997 года создан ядерный пул (в него входит 20 страховых компаний) и в России. Его "лидером" (то есть компанией, выдающей полис от имени пула) является МАКС, а наибольшей долей участия обладает "Ингосстрах" (11,2%). В компаниях "Интеррос-Согласие", "МАКС", "РОСНО" и "Энергогарант" сосредоточено по 9,5% риска. В пуле присутствуют как мелкие специализированные компании, так и крупные универсальные страховщики. Поэтому очень остро стоит вопрос об увеличении надежности пула. Но проблема эта решается. Уже в ближайшее время планируется ввести анализ финансовой устойчивости страховщиков, желающих в нем участвовать.

Общая емкость солидарной ответственности ядерного пула на один ядерный объект в настоящее время составляет около 53,6 млн рублей, но при пересчете долей, который будет произведен в ближайшее время, возрастет как минимум до 130 млн рублей. С одной стороны, это не удовлетворяет финансовым потребностям для полного покрытия ущерба от возможных аварий в атомной промышленности, а с другой - превышает установленный временным положением лимит ответственности на один реактор.

Наиболее важным в организации пула является то, что с его помощью автоматически реализуется классическая схема сострахования. Страхователь имеет право потребовать выплату страхового возмещения от любого участника пула, а дальше страховщики будут разбираться между собой.

По большому счету, недостаток у этого пула один: пока он не играет отведенной ему роли. Количество заключенных через него договоров минимально, а сфера действия крайне ограничена.

Благодарим за помощь при подготовке статьи компании "ВЕСтА" и "МАКС"