За капитализм с человеческим лицом

Владимир Абаринов
26 июня 2000, 00:00

В 1869 году портные Филадельфии организовали свой профессиональный союз под названием "Орден рыцарей труда". Это была тайная организация. Портные устроили его по принципу масонской ложи: и ритуалы были те же, и руководитель назывался Великим магистром. Через два года после создания орден стал принимать в свои ряды представителей других профессий за исключением юристов, банкиров, биржевых маклеров и торговцев спиртными напитками, а через девять лет отказался от конспирации.

В отличие от других рабочих организаций рыцарем труда можно было стать независимо от пола, расы, вероисповедания и национальности. Благодаря этому орден стал первым общенациональным объединением рабочих. Он, однако, не выдержал конкуренции с Американской федерацией труда, которая предложила более привлекательную организационную модель. Основатель и многолетний президент АФТ Сэмюэл Гомперс был решительным противником классовой борьбы. Свое кредо он формулировал так: "Труд имеет право на разумную оплату, разумный рабочий день и гуманные условия".

При Теодоре Рузвельте, Уильяме Тафте и Вудро Вильсоне - период, который в американской истории называется Прогрессивной эрой (1904-1921) - профсоюзы не только добились законодательного признания своих прав, но и полностью интегрировались в обновленную социально-политическую структуру США. Однако прежде, чем это произошло, труд и капитал не раз пытались решить свой вечный спор силой.

Самый известный эпизод этой борьбы - события мая 1886 года в Чикаго, в ознаменование которых II Интернационалом учрежден Международный День солидарности трудящихся. Узнав заранее о запланированной стачке, дирекция завода McCormick Harvester Co. не допустила к рабочим местам членов профсоюза. Те попытались прорваться силой. Полиция открыла огонь, убив четверых. На следующий день состоялся митинг, носивший вполне мирный характер, однако кому-то нужно было обострить ситуацию: в полицейскую цепь была брошена бомба, полицейские начали стрелять. В итоге погибло семеро полицейских и четверо митингующих, десятки человек были ранены. Последовали повальные аресты анархистов. Восемь человек предстали перед судом. Повесить успели четверых. Пятый, не дожидаясь казни, покончил с собой. Оставшихся помиловал в 1893 году губернатор Иллинойса Джон Алтгелд, который пришел к выводу, что процесс был тенденциозным. Кто бросил бомбу, следствие так и не выяснило.

Небывалый экономический кризис 1893 года породил новые формы рабочего движения. Бизнесмен Дж. С. Кокси организовал марш безработных на Вашингтон, чтобы заставить правительство принять его план обеспечения занятости. "Армия Кокси" в количестве 400 человек добралась до столицы и устроила шествие, после чего сам Кокси и два других руководителя марша были арестованы и приговорены к двум годам тюрьмы каждый за бродяжничество и порчу газонов Капитолия.

Дважды в позапрошлом веке для пресечения беспорядков, вызванных забастовками, власти применяли войска. Впервые это сделало правительство Раттерфорда Хейса в 1877 году. Во второй раз - президент Гровер Кливленд в 1894-м. В обоих случаях возмутителями "социального мира" стали железнодорожники. Хейсу удалось обойтись без кровопролития. Кливленд показал пример образцовой расправы. Надо, впрочем, признать, что забастовка 1894 года, получившая название "пульмановской", не только парализовала железнодорожное сообщение по всей стране, но и привела к беспорядкам, которые сопровождались убийствами и уничтожением собственности железнодорожных компаний.