Погоня за золотым тельцом

Екатерина Кузьмина
10 июля 2000, 00:00

Золото может приносить и приносит доход. Но не в России

Золото - прекрасный объект для инвестиций. Это аксиома. Звучит надежно, выглядит красиво и всегда вызывает доверие. Доверие это формировалось в России десятилетиями, особенно во время войн, когда наследство в виде старинных монет или ювелирных украшений спасало семьи от голода. Люди старшего поколения до сих пор мечутся между ювелирными магазинами и Сбербанком: то ли купить внучке колечко, то ли положить деньги на сберкнижку - пусть лежат и приумножаются, авось государство не обманет. И далеко не всегда выбор делается в пользу Сбербанка.

Но функция золота как инструмента сбережений "на черный день" сегодня уже не главная. Новому поколению ближе к сердцу не накопления на случай ядерной войны, а инвестиции - те вложения, которые могут принести доход еще при жизни инвестора. И вот при постановке такой цели привлекательность золота становится далеко не очевидной.

Бытует два мнения. Первое: золото в России не является инвестиционным товаром, поскольку нет ни рынка как такового, ни соответствующей инфраструктуры. Второе: золото не обещает приемлемой доходности даже в отдаленной перспективе, а значит, покупка золота равносильна добровольным пожертвованиям. Теоретически оба утверждения верны, но на деле ситуация иная. Без преувеличения, тысячи человек только в Москве делают приличные деньги исключительно на золоте, с пренебрежением относясь к биржевым спекуляциям акциями как к нестабильным и недоходным. И число таких граждан растет.

Четыре ниши

Оставим за кадром золотодобывающие артели, которые живут на разнице между себестоимостью добычи и закупочной ценой золота, государство и банки, снимающие "пенки" либо с экспорта, либо с розничных и мелкооптовых продаж населению и юрлицам. Рассмотрим четыре способа, обеспечивающих прибыльные инвестиции в золото другим физическим и юридическим лицам.

Способ первый - покупка монет из драгметаллов вообще и золота в частности. Цена продажи государством таких монет завышена по сравнению с номиналом от 10 до 100 раз, поэтому и шанса дождаться резкого повышения цены монеты на вторичном рынке у рядового покупателя практически нет; впрочем, деньги на этом могут заработать его потомки.

Что касается обозримой перспективы, то высокий доход может принести не продажа одной отдельно взятой монеты, а формирование и продажа законченной коллекции. Или, скажем, на Монетном дворе чуть изменят болванку для штамповки данной монеты - тогда вы окажетесь обладателем уникальной денежной единицы, выпущенной всего в десяти или двадцати экземплярах, а значит, сможете продать ее втридорога. Впрочем, игра на золотых монетах вряд ли доступна многим - это уже нумизматика.

Способ второй - золотой антиквариат. Инвестиции здесь реальны, но законы этого рынка тоже носят специфический характер и одинаковы как для золота, так и для старинного китайского фарфора, картин Рембрандта или салонной мебели времен Ренессанса (об инвестициях в антиквариат см. "Антикварный рай").

Способы третий и четвертый - слитки из чистого золота и ювелирные украшения. Это наиболее массовые и доступные для всех инвестиционные инструменты. Здесь же сосредоточены наибольшие обороты на вторичном рынке золота, который оценивается в 50-150 млн долларов в год. Об этих двух сегментах и пойдет дальше речь.

Чисто золото

Вообще-то инвестиции в золото в их первоначальном смысле - это покупка мерных слитков драгоценного металла самой наивысшей пробы. Когда-то за их хранение и продажу можно было отправиться в отпуск на Колыму. Но времена меняются: сейчас каждый гражданин может накупить золотых слитков, сколько унесет. Но для того, чтобы сделать это, надо знать, где их купить, зачем и, самое главное, что с ними делать дальше.

Слитки, которые по карману рядовым инвесторам, в Москве предлагают к продаже несколько десятков коммерческих банков. Наиболее доступная (в смысле географии) программа у Сбербанка, который в 25 своих московских филиалах предлагает мелким и средним инвесторам самые разнообразные слитки - от 5 до 1000 граммов. Существенная деталь: физическим и юридическим лицам (кроме банков) чистое золото, с учетом НДС и маржи Сбербанка, обойдется процентов на 25 дороже, чем оно стоит на мировом рынке. На первый взгляд овчинка вроде бы не стоит выделки. Но на самом деле чистое золото может быть очень доходным инструментом даже и с этим драконовским НДС - мировые цены испытывают время от времени очень существенные колебания, и это можно использовать. Скажем, с 1970-го по 1980 год цена на золото выросла в семь раз (см. график). А в момент августовского кризиса те, кто вовремя обменял рубли на золото, получили через пару месяцев доход примерно 50-70% годовых. Но для того, чтобы прибыль стала реальной, золото надо продать. Как и кому?

Вторичный рынок золотых слитков, мягко говоря, не отличается высокой ликвидностью. Есть, конечно, "дикий" рынок золотых перекупщиков, но там продать слитки можно не дороже, чем по цене золотого лома. Относительно недавно все тот же Сбербанк начал выкупать слитки назад, но он явно намеренно устроил "узкое горло": если продаются слитки в 25 филиалах, то покупаются лишь в одном. То есть реализовать золотые слитки сложно, а за их хранение придется платить 0,025-0,5% стоимости (в зависимости от веса) в день.

Чисто ювелирка

Непривлекательность сегмента золотых слитков толкает людей, желающих зарабатывать на золоте, в другой сегмент, связанный с ювелирными украшениями. Именно там сконцентрированы основные обороты "золотого" рынка и большая часть инвесторов. Доходность этого сегмента прямо связана с завышенной продажной ценой изделий из золота в российских ювелирных магазинах: "ювелирка" у нас раза в полтора-два дороже, чем в других странах.

Наверное, каждый из нас видел возле метро и в переходах мрачного вида господ с большими и маленькими плакатами с надписью "покупаю золото". Бессмысленная на первый взгляд скупка некондиции у населения - звено следующей схемы. Вы покупаете золотой лом (как правило, его цена существенно ниже мировой), а далее либо меняете его на ювелирные изделия, либо заказываете у ювелиров какое-нибудь модное изделие. Наконец, сдаете изделие в комиссионный ювелирный магазин. Прибыль от такой операции выше, чем от экспорта нефти: от 50% до 200% в месяц. Правда, желающим с головой окунуться в этот бизнес придется для себя ответить на один каверзный вопрос: где взять золотой лом?

Можно, конечно, толкаться с плакатом возле метро, но, согласитесь, это не выход для нормального человека. Можно постараться завязать хорошее знакомство с профессиональным ювелиром или практикующим стоматологом. Обычно у этих двух категорий граждан имеются приличные запасы лома: кто-то меняет золотые коронки на фарфоровые, кто-то - старые бабушкины украшения на современные. Можно купить те же слитки в Сбербанке: прибыль, конечно, поменьше, зато размах получается побольше.

Но если вы не хотите заниматься ломом и слитками, то можете упростить схему и работать только с ювелирными украшениями. Посмотрите вокруг: ювелирных магазинов сейчас много, и выбор в них богатый. Продаются же в основном импортные изделия, в том числе турецкие, вокруг качества которых, кстати, было поднято много шума. Но ведь нас мало волнует происхождение изделия, когда, примеряя колье, с удовольствием отмечаем: смотрится великолепно, лежит на шее удобно, не переворачивается, современно, объемно, а вес небольшой, так что и цена не такая высокая, как кажется на первый взгляд. Значит, дело все-таки не в том, кто делал, а в том, как выглядит и насколько качественно сделано. Вывод прост - надо ехать в Турцию.

Основная масса турецкого товара рассчитана на широкого потребителя, однако есть вещи, которые ни по качеству, ни тем более по фантазии мастера не уступают не только отечественным, но и западным аналогам. Но надо иметь в виду, что ввезти в страну можно не более пяти разных по ассортименту изделий весом до 20 граммов. В российский магазин сразу же эти изделия сдать будет нельзя - "импорт" должен пройти апробацию, то есть получить российскую пробу. Сделать это можно только в Центральной государственной инспекции пробирного надзора. Эти немаловажные детали могут отбить охоту инвестировать значительные суммы в ювелирные схемы у многих. Но не у всех. Наиболее продвинутые граждане, купив золотые слитки в Сбербанке, пудами вывозят их в Турцию и просто меняют на ювелирные украшения. Надо ли уточнять, что подобные схемы не отличаются прозрачностью для таможенно-налоговых органов.

Конечно, все эти "золотые" схемы вряд ли можно назвать инвестированием в чистом виде. Это бизнес. Но бизнес довольно примитивный, и за счет этого его оборот достигает сотни миллионов долларов в год. При начальной сумме инвестиций в несколько тысяч долларов в него вполне можно войти на паях, просто купив долю в компании, которая только начинает этим заниматься.

Нерыночная модель

Все те методы инвестирования в золото, о которых мы рассказали выше, обладают существенными недостатками. Сам объект инвестиций не является биржевым товаром, а бизнес-схемы не прозрачны ни для налоговых органов, ни для желающих вступить в общество любителей золота. Это значит, что массовый интерес к золоту будет сдерживаться из-за отсутствия нормальной инфраструктуры рынка. Можно ли эту ситуацию исправить?

В 1972 году в США был снят запрет на торговлю частных лиц драгоценными металлами. Почти сразу же началось создание структуры рынка, соответствующей другим товарным рынкам (нефть, металлы, зерно и т. д.). За несколько лет были созданы все необходимые для работы спекулянтов и инвесторов инструменты - фьючерсы и опционы. В Америке сложился второй очаг ценообразования на "виртуальное" золото (первый - европейский банковский рынок наличного металла). В результате на биржевом рынке золота объемы торгов в несколько десятков раз превысили объемы его мирового производства (годовое валовое производство золота в мире колеблется от 3200 до 3800 тонн, а объем торгов - от 60 до 80 тысяч тонн).

А что же в России? В 1997 году формально легализовалась торговля чистым золотом. Однако, несмотря на усилия участников рынка (в первую очередь коммерческих банков), вторичный рынок биржевых золотых инструментов так и не был создан. Причина тому - пассивность государства, остановившегося на полпути к заветной цели.

До сих пор остается в силе пресловутый НДС для частных и юридических лиц, который фактически препятствует появлению нормальных биржевых инструментов "золотого" рынка - фьючерсов, опционов и т. д. Но даже и после его отмены мало что изменится.

Для оживления "золотого" рынка необходимо легализовать коммерческий экспорт золота. Внутренний российский спрос на золото сегодня в 5-6 раз меньше объемов добычи. При ежегодной добыче в 120 тонн лишь 20 тонн идет на внутреннее потребление - в ювелирную и радиотехническую промышленность. Остальные 100 тонн приобретает государство в лице ЦБ, который увеличивает свои золотые запасы, а иногда реализует золото за границей.

Еще один фактор, от которого зависит ликвидность рынка, -уровень внутреннего потребления. Сегодня оно ограничено высочайшими ценами на золотые украшения (как уже было сказано, цены на нашем рынке выше мировых в полтора-два раза), и это несмотря на то что производство золота в пять раз выше потребления. Откуда же берется такая диспропорция?

Истоки ее в ценовой политике государства. Государство выкупает золото у добывающих предприятий по цене, близкой к мировой. Привыкнув к таким ценам, добытчики считают ниже своего достоинства продавать золото и частным покупателям менее чем со стопроцентной прибылью (себестоимость превалирующей у нас "россыпной" добычи золота составляет примерно 4-5 долларов за грамм). В итоге на скукоженном внутреннем рынке ювелирных изделий формируются заоблачные цены, потребление золотых украшений остается небольшим, а инвестиции в добычу ограничиваются.

Так что же получается: добытчики сами подрывают свой рынок? Подрывают и будут продолжать поступать так до тех пор, пока останутся лишь бесправными производителями золотого сырья.

У добывающих предприятий нет обеспечения под заемные средства (есть, конечно, техника, но она представляет собой совершенно никому не нужные вне района добычи специализированные бульдозеры, драги и проч.). Лицензию на разработку месторождений выдают местные органы власти, они же уполномочены ее отбирать, то есть владельцы лицензии владельцами недр не являются. Не имея возможности взять кредит, добытчики в принципе не могут развивать свое производство, а, соответственно, и не думают о расширении рынка. Вопрос этот решить можно, если государство даст добытчикам гарантии, что лицензия может быть отобрана только в случае невыполнения вполне определенных условий по разработке недр. Появятся такие гарантии - появятся кредиты и инвесторы, которые с удовольствием профинансируют любое добывающее предприятие. А вслед за этим изменится и поведение добывающих предприятий на рынке, снизятся цены и расширится рынок ювелирных украшений.

До тех же пор, пока государство не откажется от избыточного влияния на рынок золота, этот драгоценный металл не будет являться привлекательным объектом для инвестиций. Хотя это и противоречит аксиоме.