Государство хочет в долю

Тема недели
Москва, 14.08.2000
Претензии государства на участие в доходах от своих инвестиций в науку вполне обоснованны. Важно только, чтобы при этом не были ущемлены интересы частных инвесторов

В 1992 году каждый российский изобретатель, имеющий на руках действующее авторское свидетельство СССР, получил возможность переоформить его в патент РФ. Разница между авторским свидетельством и патентом принципиальна. Если первое предоставляет исключительные права на изобретение только государству, то патент предоставляет эксклюзив любому физическому или юридическому лицу.

По своей значимости решение о переводе советских авторских свидетельств в патенты можно сравнить с приватизацией. Обозначив либеральный вектор решения вопросов интеллектуальной собственности, государство было вправе ожидать эффективного использования бывших государственных разработок.

Переводя авторские свидетельства в патенты, изобретатели прежде всего страховали свое право на получение роялти от использования своих изобретений. Однако в ситуации падения производства использование старых изобретений сокращалось, а внедрение новых разработок стало делом непопулярным и рискованным.

Массовая раздача интеллектуальной продукции так же, как и приватизация, не оправдала возложенных надежд. Через восемь лет государство объявило о намерении пересмотреть свое участие в правах на изобретения, разработка которых велась на госсредства. Иными словами, на каждый рубль госфинансирования государство желает получить определенный объем прав. В общем-то, в таком подходе нет ничего ужасного - чем государство хуже любого другого инвестора? Главное, чтобы претензии были обоснованными.

Первой ласточкой стало образование в 1998 году в недрах Министерства юстиции Федерального агентства по правовой защите результатов интеллектуальной деятельности военного, специального и двойного назначения (ФАПРИД). Свою деятельность это агентство начало с попытки заставить экспортеров вооружения и продукции, в производстве которой были использованы двойные технологии, отчислять по 1-2% от суммы зарубежных контрактов. Однако больших дивидендов это не принесло. Во-первых, суммы нашего высокотехнологичного экспорта оказались сильно преувеличенными, во-вторых, крупным экспортерам эта затея не понравилась, и они начали судиться с агентством, доказывая несостоятельность претензий государства на присутствующие в экспортной продукции научно-технические разработки.

Пока государство разбирается с научными и производственными организациями по поводу прав собственности на изобретения и технические решения, многие российские ученые предпочитают подавать свои патентные заявки сразу за границу. По данным Миннауки, более половины патентов, выданных в 1993-1997 годах российским заявителям в США, были получены минуя фазу национального патентования в России. В Китае за тот же период нашими соотечественниками были подобным образом оформлены 109 патентов. Нежелание изобретателей получать российский патент связано с угрозой возможного засекречивания их заявок по соображениям национальной безопасности, что в сегодняшних российских реалиях чревато неполучением надлежащей компенсации.

Что же противопоставило государство этой патентной эмигр

У партнеров

    «Эксперт»
    №29 (242) 14 августа 2000
    Интеллектуальная собственность
    Содержание:
    На танках не пашут

    Российская стратегия технологического развития должна опираться на массовые коммерческие, а не революционные технологии

    Обзор почты
    На улице Правды
    Реклама