Да будет свет в тоннеле

Екатерина Дранкина
21 августа 2000, 00:00

В Москве идет дискуссия о способах освещения третьего транспортного кольца

Московскую кольцевую автодорогу (МКАД) до реконструкции в народе звали "дорогой смерти" - столько там билось машин. Одной из причин большого количества аварий эксперты считали плохое освещение. Сегодня в связи со строительством третьего транспортного кольца вопрос о необходимости осветить трассу согласно требованиям нового времени с его высокими скоростями опять оказался актуальным. Как он будет решен, будет ли третье кольцо освещено в соответствии с европейскими стандартами или Москва ограничит себя допотопным освещением образца советских 70-х, зависит от того, кто из игроков московского "рынка света" станет главным исполнителем заказа на освещение.

Претендентов всего лишь двое. Это созданная Георгием Боосом компания "Светосервис" и унитарное предприятие "Мосгорсвет". Каждая из компаний исповедует разные подходы к освещению, в естественном соответствии со своими возможностями. А благодаря связям в московском правительстве каждая имеет возможность свой подход реализовать. В результате третье транспортное кольцо проектируется вразнобой. В зависимости от того, чья точка зрения возобладает на разных участках кольца, нарисуется и карта "транспортной чересполосицы": на одних участках автомобилисты смогут развивать скорость до 60 км в час, на других - по-европейски, до ста. Понятно, что о повышении безопасности "проекта века" в этих условиях можно будет забыть.

Светобизнес

Московский стройкомплекс на "откатах" и взятках сделал состояния - об этом знают все. Легенды ходят о нефтяных вотчинах московских чиновников, чудовищных барышах на медицинской, образовательной ниве и т. д. А вот об осветительном бизнесе широкой общественности не известно ровным счетом ничего. Да и что тут брать-то, в самом деле, - лампочки, что ли, выкручивать?

На самом деле принцип "бюджет - Эльдорадо для чиновника" - непреложен и к осветительской сфере применим не в меньшей степени, чем к любой другой. Особенно в условиях рынка. Начальнику управления топливно-энергетического хозяйства Москвы Михаилу Альбертовичу Лапиро 87 лет. Работает он в московском правительстве не первый десяток лет, авторитет имеет весомый, а потому ему доверено де-факто руководить Региональной энергетической комиссией Москвы (номинально ее возглавляет первый заместитель премьера правительства Москвы Юрий Росляк, но подписи практически на всех документах лапировские). Совмещение этих должностей позволяет Лапиро творить чудеса.

Так, до середины 1999 года РЭК просто закрывала глаза на расценки на электроэнергию, которые "Мосгорсвет" выставлял субабонентам (в основном речь идет об уличной рекламе). В начале 1999-го, например, они составляли 1 рубль 60 копеек за 1 кВт/ч. Эти деньги собирал с пользователей предоставитель услуг унитарное предприятие "Мосгорсвет", и тот же "Мосгорсвет" получал по некоммерческим расценкам (40 копеек) компенсацию за всю подсветку из бюджета. Итого - вместо положенных 40 копеек за освещение рекламных щитов компания получала с обеих сторон 2 рубля с каждого киловатта.

До недавнего времени московский бюджетный светобизнес включал всего трех тесно связанных между собой игроков. Первый - управление ТЭК Москвы во главе с Лапиро. Второй - "Мосгорсвет", основной подрядчик и эксплуататор освещения всех десяти округов Москвы. И третий - основной (а точнее - единственный) поставщик оборудования "Мосгорсвета" компания Amira, возглавляемая уроженцем Иордании Мажди Тамими. Таким образом, втроем участники "рынка" осуществляли полный производственный цикл по освещению Москвы.

Компания Amira, работая по процессинговой схеме с лихославским заводом "Светотехника", производит довольно-таки кондовые светильники, а кроме того, заключает договоры на поставку прочей техники с некоторыми иностранными компаниями. "Мосгорсвет" устанавливает светильники на улицах и площадях города, а управление ТЭК и московская РЭК в едином лице устанавливают расценки, по которым москвичам предоставляются услуги первых двух. Компании отличаются редкой взаимовыручкой: так, после скандала, связанного с махинациями во время реконструкции МКАД, уволенного директора "Мосгорсвета" Игоря Кравца приняла на работу фирма Amira.

Однако с некоторых пор российско-иорданская идиллия "на троих" оказалась подпорченной. В 1994 году по случаю приезда британской королевы Елизаветы Юрий Лужков велел осветителям расстараться. В полугодовой срок Москва должна была превратиться в светящуюся игрушку с выигрышно подсвеченными скульптурными творениями и памятниками архитектуры. "Мосгорсвет" заказ взял, однако ни навыков, ни оборудования для его исполнения у компании не было. В итоге срок уже перевалил за половину, а лужковская епархия все еще оставалась во тьме.

Тогда-то и появился на сцене пронырливый "Светосервис". Безвестный осветитель Георгий Боос представил Лужкову план, которого мэр никак не мог дождаться от собственных подчиненных. "Светосервис" перехватил у "Мосгорсвета" заказ, и к нужному сроку Москва приняла именно тот вид, которого от нее ждал градоначальник. Таким образом, для Бооса началось его хождение во власть, а для "Мосгорсвета" - частичное вытеснение с рынка. К 1997 году положение "Светосервиса" укрепилось настолько, что в эксплуатацию компании было передано освещение одного из десяти округов Москвы.

Враги

С этого времени началось противостояние московских осветителей. Чтобы насолить конкуренту, РЭК в ущерб собственному бизнесу с июня 1999 года устанавливает расценки на подсветку рекламы - к радости потребителей, теперь они составляет не более 60 копеек за киловатт. А управление ТЭК Москвы, распределяя бюджетные средства по округам, время от времени напрочь стало забывать о существовании Северо-Восточного округа.

Конечно, если бы компания Бооса рассчитывала лишь на бюджетный сектор дохода, ей пришлось бы туго. Однако "Светосервис" к тому времени работал на рынке уже семь лет и успел свою деятельность диверсифицировать, включив в нее установку всех видов наружного и внутреннего освещения. Благодаря этому эксплуатация наружного освещения сейчас составляет всего 5% от общей выручки "Светосервиса", а близость к власти компания использует скорее для поиска новых заказов, нежели в качестве самостоятельного коммерческого проекта.

Так, по итогам сотрудничества со "Светосервисом" мэрия приняла целую программу художественной подсветки объектов Москвы. С 1994-го по 1999 год компания выполнила архитектурное освещение 350 объектов включая театры, парки, памятники и скверы. А сделавшись законодателем столичной "световой моды", "Светосервису" проще стало работать с регионами - за последние два года компания провела осветительные работы чуть ли не во всех платежеспособных городах России - Норильске, Казани, Воронеже, Омске, Когалыме и Екатеринбурге.

Тем не менее совсем сдаваться удачливому конкуренту "Мосгорсвет" не собирается. Первый серьезный бой был выдержан за освещение реконструируемых участков МКАД. "Светосервис" пытался получить заказ на освещение этих объектов, однако "Мосгорсвет" тогда был еще в силе, и объект достался ему. Следующий проект, который не хочет упустить ни одна из сторон, - освещение третьего транспортного кольца Москвы. Цена вопроса - несколько десятков миллионов долларов.

"Дело в том, - говорит Владимир Пятигорский, технический директор 'Светосервиса', - что третье транспортное кольцо это чрезвычайно сложное сооружение, включающее в себя огромное количество тоннелей, развязок и узлов. Мировые требования к освещению тоннелей достаточно специфичны и сложны для исполнения, но выполнять их нужно, поскольку речь тут идет о жизни людей. Освещение тоннелей требует специального подхода. А при том, что транспортное кольцо проектируется как скоростное, использовать нужно самые современные стандарты".

Проблема заключается в том, что утвержденных стандартов на освещение скоростных магистралей в России нет в принципе. А те, что есть, относятся к началу 70-х годов и предполагают освещение низкоскоростных дорог - не более 60 км в час. Эти нормы как раз устраивают "Мосгорсвет", который по другим стандартам работать просто не может: лихославский завод современных светильников не производит, а навыка (да и желания) работы с другими заказчиками у "Мосгорсвета" нет.

Поскольку общий тендер на освещение третьего транспортного кольца в принципе отсутствует (подрядчиков по строительству несколько, и каждый из них субподрядчика выбирает по собственному вкусу), компании освещают доставшиеся им участки каждая на свой лад. Первым получил заказ на освещение Кутузовского тоннеля "Мосгорсвет" (точнее, на часть работ по освещению, поскольку основным подрядчиком по этом участку являлась компания "Метрогипротранс"). Тоннель был оборудован светильниками лихославского производства в соответствии с действующими российскими стандартами. По заключению привлеченных заказчиком экспертов, освещение этого участка было признано неудовлетворительным. Поэтому следующий заказ достался уже "Светосервису". Компания занялась проектированием освещения Гагаринского тоннеля.

Разрабатывая ТЭО, "Светосервис" учел мировой опыт освещения скоростных автотоннелей (по словам Владимира Пятигорского, в разработке проекта западный опыт был даже подвергнут корректировке, поскольку после прошлогодней аварии под Ла-Маншем у российских осветителей к западным есть претензии). Компания заключила договор на поставку немецких дорожных светильников TriLux, а для того, чтобы удешевить проект, производство этих светильников было решено наладить на принадлежащем "Светосервису" Московском опытном светотехническом заводе. В итоге расчетная стоимость проекта всего на 10% превышает стоимость услуг "Мосгорсвета", а по качеству освещения "Светосервис" ушел далеко вперед.

Тем не менее окончательное решение о способах освещения третьего транспортного кольца еще не принято. "Мосгорсвет", будучи эксплуатационным предприятием на 90% площади Москвы, в своих заключениях по проектам "Светосервиса" упирает на то, что проекты компании окажутся слишком дорогими для Москвы, поскольку светильников нужно будет вывесить в два раза больше, а мощность их увеличить в 3,2 раза, и на то, что этот тип освещения не соответствует российским стандартам.

В ООО "Организатор" (один из генеральных подрядчиков в этом проекте) нам сообщили, что отсутствие новых стандартов тревожит и их. "Вопрос о новых стандартах сейчас стоит достаточно остро, и специалисты над этим работают", - сообщил один из руководителей "Организатора". Однако никто не исключает, что новые стандарты будут выработаны уже после того, как кольцо достроят.

Третье транспортное кольцо - сложное инженерное сооружение, включающее в себя 50 транспортных узлов и развязок. Кольцо проектируется как современная сеть дорог: восьмиполосное, с многочисленными пешеходными переходами и стоянками для легковых машин. Строительство кольца начато в 1998 году, закончить его планируется в 2006 году. Общая стоимость проекта 95 млрд рублей.

В мае 1999 года был открыт первый участок третьего транспортного кольца - Лужнецкая эстакада (от Бережковского моста до Комсомольского проспекта). До конца 2000 года будет сдано еще пять участков: эстакада на проспекте Мира, Кутузовский тоннель (самое сложное сооружение кольца, включающее семь инженерных уровней), Андреевский автодорожный мост, Гагаринский автодорожный и железнодорожный мост, транспортная развязка на пересечении Волоколамского шоссе и улицы Свободы.