Еще один генерал

Шамсудин Мамаев
28 августа 2000, 00:00

На выборах депутата Госдумы чеченцы проголосовали за переговоры с Масхадовым

Если в первую чеченскую войну боевики срывали выборы путем захвата городов, то сегодня они способны только на отдельные теракты, обстрелы и угрозы. Прошедшие в воскресенье 21 августа выборы депутата Госдумы России от Чечни опровергли одну чрезвычайно выгодную для местной политической элиты и одновременно весьма популярную в российских СМИ идею о том, что чеченское население никогда не станет голосовать за политика из Москвы. Поэтому фаворитами предвыборной гонки считались Малика Гезмиева, глава администрации Гудермеса и протеже Ахмада Кадырова, и поддержанный Бесланом Гантемировым Леча Магомадов, бывший глава комитета по национальному примирению, сменивший когда-то в паре с Доку Завгаевым тандем Автурханова-Хаджиева. Однако неожиданно для всех победителем стал, набрав 31% голосов, бывший генерал МВД СССР Асланбек Аслаханов. На второе место вышел Адам Дениев, претендующий по праву рождения - как якобы прямой потомок пророка Мохаммада - на духовное лидерство в республике. Чеченские же моджахеды его иначе как сотрудником ГРУ не называют. Как бы то ни было, феномен популярности генералов советского розлива на Кавказе подтвердился - ведь и Дудаев был генералом, и ингуш Аушев, и карачаевец Семенов, не забудем и о полковничьем звании Аслана Масхадова.

Утром в день выборов из гранатометов и автоматического оружия были обстреляны 18 избирательных участков. Кроме того, в Грозном зарегистрировано четыре минометных обстрела. Были обезврежены взрывные устройства, заложенные на двух участках в Урус-Мартане, а также на железнодорожной ветке в Гудермесе. Кроме того, после перестрелки загорелся один из избирательных участков в Ножай-Юрте...

"Невозможно проводить демократические выборы на территории, оккупированной вражескими войсками", - заявил Масхадов и тут же сообщил, что его люди совершили 39 нападений на избирательные участки. Но похоже, что выборы действительно оказались свободными. Во-первых, очень характерно, что победителем стал военный, а вслед за ним - исламский политик. Во-вторых, на эту мысль наталкивает сама личность победителя: председатель Союза народов Чечни Асланбек Аслаханов даже внешне похож на ингушского президента Руслана Аушева и всегда выступал за переговоры Москвы с Асланом Масхадовым. И именно в этом заключалось принципиальное отличие его программы от позиции Ахмада Кадырова и Беслана Гантемирова.

Другими словами, избиратель Чечни, вопреки стараниям Кадырова и Гантемирова, в руках которых все административные ресурсы, все же сумел проявить свою волю на проведение политических переговоров с Масхадовым. На следующий день после выборов из силовых ведомств России последовала утечка в прессу информации о том, что Масхадов сбежал в Азербайджан. Но этому сообщению в Чечне никто не верит.

Басаев пишет письма

Шамиль Басаев тем временем опубликовал открытое письмо российскому президенту, в котором изложил свой план политического урегулирования: либо Владимир Путин покается и примет ислам, либо Басаев готов даже нарушить чеченские законы и лично стреляться с ним, "рабом", на дуэли. В то время как его "бригадные генералы" окажут такую же честь российскому генералитету.

Дерзкая выходка Басаева предназначена скорее для поднятия духа собственных бойцов. Более интересным представляется другое открытое послание, в котором некий "Совет алимов Джамаата ЧРИ и амиров военного меджлиса" обращается к среднеазиатским моджахедам и "особенно к Вам, амирам, предводителям священного Джихада в недавнем прошлом - Саид Абдулла Нури, Зиеев Мирзо, командор Джумабой и остальным, кто стоит на пути Аллаха". (Первые два адресата являются лидерами таджикской исламской оппозиции, последний - лидером узбекских исламских боевиков. Ранее, во времена гражданской войны в Таджикистане, они воевали плечом к плечу - "командор Джумабой" был начальником штаба у Мирзо Зиеева, но сейчас Нури и Мирзо вошли в правительство национального примирения Таджикистана, а отряды Джумы Намангони только что вторглись на территорию Узбекистана и Киргизии. Причем, как утверждают Ташкент и Бишкек, отряды эти идут с территории Таджикистана. Последний это отрицает).

Из этого письма следует, что Шамиль Басаев пытается играть в отношении среднеазиатских моджахедов точно такую же консолидирующую роль, какую Москва играет в отношении официальных властей этого региона. "Передовым фронтом борьбы против ислама на сегодня являются Ичкерия и весь Кавказ, - утверждает свое 'право старшего брата' Шамиль Басаев, - однако коварные удары готовятся и в Азии. Перед неизбежным торжеством истинной религии Аллаха ее враги объединились и готовятся к решающей схватке". После чего идет его призыв к лидерам бывшей таджикской оппозиции: "Братья! Моджахеды Ичкерии обращаются к вам с призывом опомниться. Не искушайтесь соблазнами Сатаны и его последователей в лице русских, в лице нынешних азиатских руководителей, в лице руководства Ирана. Поднимите знамя Джихада. Будьте едины на пути Аллаха!".

В тот же день, когда Шамиль Басаев опубликовал свое письмо, в Баткене президент Киргизии Аскар Акаев провел пресс-конференцию. Он заявил, что сейчас около тысячи террористов передвигаются в сторону Узбекистана и Киргизии для дальнейшего прорыва в Ферганскую долину и свержения светских правительств в республиках Центральной Азии. В этой связи киргизский лидер подчеркнул, что намеченный на 20 августа чрезвычайный саммит глав государств Киргизии, Таджикистана, Узбекистана и Казахстана должен принять незамедлительные меры по уничтожению лагерей религиозных экстремистов в высокогорных районах Таджикистана. По словам Акаева, таджикское правительство не способно контролировать ситуацию в целом ряде районов, где фанатики от ислама накапливают силы и получают оружие из Афганистана. Саммит в Бишкеке - в присутствии секретаря Совбеза РФ Сергея Иванова и директора антитеррористического центра СНГ Бориса Мыльникова - действительно состоялся, однако ни о какой зачистке баз "командора Джумабоя" в Таджикистане стороны так и не договорились. Что неудивительно, если учесть постоянные жалобы Душанбе на вмешательство Ташкента в его внутренние дела.

Вместо этого стороны обратились к России с призывом присоединиться к их соглашению о совместной борьбе против международного терроризма, религиозного экстремизма и организованной преступности. Другими словами, с призывом возглавить их борьбу, но жестко подчеркнув при этом - видимо, специально для Сергея Иванова, что они против каких бы то ни было превентивных ударов по военным базам, находящимся на территории других суверенных государств.

Гибнут за металл

В отличие от Шамиля Басаева Эмир аль Хаттаб занимается сейчас значительно более приземленным делом - финансами. По Чечне уже месяца три гуляют подогреваемые спорадическими боестолкновениями между отрядами Арби Бараева и Руслана Гелаева слухи о том, что Хаттаб якобы пытается отобрать у Бараева те доллары, которые выделял для оказания поддержки Гелаеву во время боев в селе Комсомольском. Поддержки, которую Арби Бараев тогда так и не оказал. И после 6 августа, когда Хаттаб так и не смог порадовать своих заграничных спонсоров хоть каким-то спектаклем, Арби Бараеву пришлось разыграть специально для него свое собственное шоу - 9 августа он обвинил в краже 500 тысяч долларов и расстрелял трех своих бойцов, охранявших его дом. После чего еще 8 бойцов сбежали к федералам.

Хаттаба этот акт правосудия вроде бы удовлетворил - давно примирившись с потерей денег, он не хочет терять еще и такого ценного кадра, как Арби Бараев. Однако Руслан Гелаев никак не угомонится. Уже после выборов пришло сообщение о новом столкновении людей Гелаева и Бараева в селении Шалажи. Похоже, даже сам Хаттаб с трудом "держит стрелку" в Чечне.