"Передвижники": вторая серия

Юлия Попова
4 сентября 2000, 00:00

На выставке "Сериалы" в Манеже искусство оказалось интереснее кураторской идеи

Что отличает мощный кураторский проект от банальной художественной выставки? Прежде всего - нетривиальное название, по которому не догадаешься, чему он посвящен. Так и "Сериалы", вызывающие в памяти либо "Семнадцать мгновений весны", либо какую-нибудь "Просто Марию", на самом деле - парад едва ли не всех самых знаменитых имен нашего актуального искусства. Свело их под стропилами Манежа интеллектуальное усилие кураторов из Государственного центра современного искусства и добрая воля крупнейших московских галерей, одолживших ГЦСИ большинство экспонатов. Экспонаты эти объединяет одно - все они либо состоят из нескольких частей, либо в каждом из них что-нибудь да повторяется больше, чем два раза. Это и есть серийность - тенденция, по мнению авторов проекта, "достаточно характерная для российского актуального искусства".

Есть такая тенденция

Серийность, конечно, тенденция со стажем. Еще в незапамятные по отношению к актуальному искусству времена некоторые художники-импрессионисты стали писать по несколько видов одного и того же места, изучая изменчивость природного освещения. Позже авангардисты начали множить варианты своих композиций, давая им не имена, а номера. Идеи за этим стояли разные - у кого желание достигнуть предельного абстрагирования, у кого - уподобления артефактов серийным промышленным изделиям. А уж над серийными изделиями включая массовую изобразительную продукцию вволю поиздевались художники поп-арта."Вот тебе, общество потребления, твои символы и кумиры", - сказал Энди Уорхол и размножил сначала короля рок-н-ролла ("Элвис I и II"), а затем Мерилин Монро. С тех пор не зарастала тропа к рекламе и прочим картинкам для всех, издеваться над которыми стало долгом антибуржуазного художника, в том числе, судя по "Сериалам", и нашего.

Татьяна Либерман осмеяла социальную рекламу. Ее произведение "Я выбираю безопасный секс" выглядит как реклама то ли авто, то ли пальто. На чем-то вроде уличных щитов изображена дама, которая, показываясь в нескольких позах, ложится-таки под (в самом широком смысле) автомобиль. Ольга Чернышева в "Неликвидах" посмеивается над "домашней" красотой, тиражируя милые картинки для мещанской кухоньки, и прилагает к ним образцы красок на меховых подушечках. Владимир Слепышев послал привет самому Уорхолу - довел до полного и окончательного идиотизма принцип тиражирования, заполнив страшное число одинаковых квадратов "портретами" левых женских ушей.

Может быть, единственное, что напоминало о "сериалах" в обывательском смысле (тоже, ясное дело, с издевательскими целями), это "Настоящая любовь" питерца Владислава Мамышева (Монро), много лет успешно вживающегося в образ Мерилин. На выставке можно увидеть его старую серию фотоснимков, в которых, как в кадрах мыльной оперы, разворачивается трогательная love story с участием самой, то есть самого, лапочки Монро.

Сериал сериалу рознь

Но не всс, где есть повторение, об одном и том же. Вот, к примеру, классик отечественного концептуализма Илья Кабаков, у которого едва ли не каждое произведение из чего-нибудь да составлено. Формально эта многочастность восходит к детской книжной иллюстрации, которой Кабаков посвятил немало времени. Когда он увидел, как этот жанр подходит для отражения инфантильного идиотизма коммунального мира советского человека, он начал делать свои знаменитые альбомы из серии "Десять персонажей". Обрамленные в одинаковые рамочки тупые высказывания соседей по коммуналке ("На базар надо выходить пораньше"), их терки, морковки, расположенные ровными рядочками, отражают многоголосье речевых клише, реконструируют метафизическую реальность, которую один критик назвал "коммунальным гетто".

Собственную метафизическую реальность создают и Павел Пепперштейн, и Елена Елагина, у которых серийность - это способ одновременного построения текста и контекста, некой эзотерической целостности, а отдельные листы - это ее фрагменты. А лидер петербургских неоакадемистов Тимур Новиков, похоже, решил сказать своими отпечатанными на принтере листами с хрупкими пионерами в пышных рокайльных картушах: "Не ищите в искусстве смысла. Оно поверхностно, равнодушно и общедоступно".

Вывод, который можно сделать из просмотра "Сериалов", - "серийность" не столько объединяет участников выставки, сколько их разделяет.

За результат не отвечаю

На самом деле соединение предметов искусства по очевидному признаку с невнятным результатом - род болезни кураторов, работающих с актуальным искусством. Мы, мол, отметили тенденцию, нашли для обоснования модные слова, а в чем смысл этого - не наша забота. Так и здесь. Что нам рассказала "серийность" о нашем искусстве последних десятилетий? В общем, ничего нового. Зато ГЦСИ, созданный, чтобы придавать статус национального достояния всему актуальному и возглавлять интеллектуальные атаки на этом поле, засвидетельствовал, что долг свой он выполняет, и по стопам художников-передвижников везет "Сериалы" по городам и весям России.