Сам себе режиссер

Экономический анализ
Москва, 18.09.2000
«Эксперт» №34-35 (247)
У России есть шанс уменьшить бремя внешнего долга без всяких списаний и рассрочек. Самоскупка рыночных долгов сэкономит сотни миллионов долларов будущих платежей

Свомевременное включение в операцию по самоскупке Россией ее внешних долгов способно принести до 100% годовых в валюте

Казалось бы, проблема внешнего долга сегодня потеряла для России свою актуальность. Долг Лондонскому клубу банков-кредиторов списан весной примерно на треть, а оставшаяся его часть успешно реструктурирована. Профицит бюджета и внушительные - 24 млрд долларов - валютные резервы Банка России, которые к концу года, по прогнозам, должны достигнуть 30 млрд, позволяют не сомневаться в способности страны аккуратно обслуживать свои внешние обязательства.

К сожалению, это внешнее благополучие обманчиво. Каждый год Россия вынуждена тратить по меньшей мере треть своего бюджета на обслуживание внешнего долга. И в ближайшие как минимум десять лет положение вряд ли изменится кардинально. Даже если удастся реструктурировать долг Парижскому клубу, ежегодные российские платежи не будут меньше 10 млрд долларов в год. На списание же части "парижской" задолженности бывшего СССР рассчитывать не приходится, об этом более чем прозрачно заявил канцлер Германии Герхард Шредер накануне саммита "большой восьмерки" на Окинаве.

Пока что Россия в состоянии придерживаться такого жесткого графика платежей во многом благодаря горячей конъюнктуре сырьевых экспортных рынков. Однако очевидно, что, как только торговое сальдо ухудшится вслед за изменчивой конъюнктурой, Россия вновь может оказаться перед угрозой дефолта. С той лишь разницей, что "лондонский" долг теперь переоформлен в российские евробонды, не платить по которым в мировой практике просто нонсенс.

Пустая страшилка? Ничуть не бывало - латиноамериканские страны переживали дефолты и реструктуризации не по одному разу, и все равно внешний долг висит над ними дамокловым мечом. Своим кредиторам они успели выплатить десятки миллиардов долларов, но основной долг при этом и не думал уменьшаться. Если в 1980 году внешняя задолженность стран Латинской Америки составляла порядка 260 млрд долларов, то, выплатив к 1995 году, по некоторым оценкам, около 450 млрд, страны региона остались должны порядка 600 млрд долларов. Печально, если подобная судьба ждет и Россию.

Дилемма Вронского

Первое, что приходит в голову, - отказаться от поспешно взятого на себя в начале 90-х годов советского долга. Есть большой соблазн поступить, как в августе 1998-го, и поставить западных партнеров перед фактом. Ведь "одностороннее списание" одной лишь задолженности перед Парижским клубом (49 млрд долларов) облегчит российское долговое бремя почти на треть. Тем более что правомерность его признания Москвой на заре российской государственности всегда можно подвергнуть сомнению.

Но вряд ли такой шаг закончится для России чем-то хорошим: по сути это эквивалентно финансовой, а вероятно, и экономической изоляции страны. Конечно, не станем преувеличивать, полной блокады не будет. Но о нормальном экономическом развитии страны можно будет забыть надолго. И за последствия такого решения придется расплачиваться, в том числе и российскому бизнесу, на

У партнеров

    «Эксперт»
    №34-35 (247) 18 сентября 2000
    Средний класс
    Содержание:
    Вернем родину себе и детям

    Наброски к манифесту среднего класса

    Компании
    На улице Правды
    Реклама