Инструменты и оппоненты

Наталья Архангельская
18 сентября 2000, 00:00

Расстановка сил на старте нового политического года

Приглашением в Кремль лидеров думских фракций президент Владимир Путин открыл на прошлой неделе новый политический сезон. Гвоздем его будет новый бюджет, который ждет непростая судьба. Видимо, предчувствуя это, глава государства предложил думским лидерам чаще встречаться, чтобы вовремя снимать напряжение между участниками бюджетного процесса, облегчая им поиск конструктива. Однако и без такого патентованного раздражителя, как главный финансовый документ страны, наступающая осень скучной не будет.

Одинокий президент

Перед главой государства продолжает стоять прежняя задача - упрочение собственного положения на верху властной пирамиды. Острота ее почти не притупилась, несмотря на высокие рейтинги и энергичные действия Путина в первые месяцы правления. Эта задача в свою очередь распадается на две составляющие: наращивание собственной команды и постепенное дистанцирование от политической силы, которая помогла президенту взобраться на Олимп и теперь (не без основания) считает его своим агентом влияния - речь идет о "семье" его предшественника.

Нам так опостылел наш политический бомонд, мы так страстно желали нового человека на смену Ельцину, что не примелькавшееся лицо Путина стало одним из серьезных факторов его победы. И теперь слепо верящий в него электорат ждет от своего кумира всего и сразу, не осознавая, что практически весь первый президентский срок уйдет у него на кропотливую работу по укоренению во власти, где уже давно все схвачено и поделено без него. Некоторые аналитики даже склонны сравнивать Путина со Сталиным, Петром I и Иваном Грозным, действовавшими в сходных обстоятельствах. Одно ясно: Путин намеревается отвечать за все в стране сам, и ему на всех уровнях власти нужны не оппоненты, а инструменты.

Одиночество Путина усугубляется остротой кризиса, глубину которого мы смогли наглядно оценить в минувшем августе. Люди из Фонда эффективной политики, которых считают придворными аналитиками Кремля, в своей аналитической записке так оценивают нынешнюю ситуацию: "Элита отвергла в момент кризиса государство во всех его видах, власть уже знает, что она брошена своей элитой. Те, кто формулирует наши политические цели и комментирует политическую ситуацию, впадают в панику и в полную недееспособность при любой нештатной ситуации. То есть государство и народ в момент кризиса могут рассчитывать только на себя. Это страшная и абсолютно нетерпимая ситуация. Вступая в новый политический год, мы не можем позволить себе ее сохранить - необходима некая форма общественной инициативы по ротации элит... На нее у нас есть еще месяца два-три". В качестве упомянутой инициативы президентские аналитики и политтехнологи предлагают ни много ни мало прямое обращение президента к народу с целью создания партии или общественного движения в его поддержку.

Эти идеи вполне могут стать материальной силой, если овладеют умом главы государства. А из опыта последних месяцев мы знаем, что президент склонен прислушиваться к своим звездочетам: многое из предложенного ими некоторое время назад уже реализуется - административная реформа, реформа Совета Федерации, разборки с олигархами. На подходе изменение избирательного закона. Более того. Президент настолько доверяет высоколобым, что часть из них уже перешла на службу в его администрацию. К примеру, гендиректор упомянутого фонда Максим Мейер ныне заведует аналитическим отделом Главного управления по вопросам внутренней политики, а само это управление необычайно раздалось в объемах.

С другой стороны, Путин продолжает методично рассаживать своих людей на командные высоты, в том числе и в экономике. Одним из последних достижений в этом ряду стала замена на посту председателя совета директоров ОАО "Совкомфлот" вездесущего думца Артура Чилингарова на стопроцентного "путиниста" Дмитрия Козака.

Параллельно с укреплением собственного плацдарма Путин понемногу отрясает со своих ног прах прошлого. Согласно конфиденциальной информации, в конце лета он достаточно твердо предложил Татьяне Дьяченко и Валентину Юмашеву покинуть госдачу в Волынском, где фактически располагалась штаб-квартира "семьи", не оставляющей попыток вмешиваться в кадровую политику президента. Разумеется, в собственных интересах. Путин, как утверждают источники, простер свою жесткость до того, что пригрозил пересмотреть положение собственного Указа N1, где прописаны гарантии неприкосновенности бывшему главе государства и его близким.

Легко представить себе, как эти действия могут быть восприняты "семьей": из главной поддержки и опоры в период прихода Путина к власти она может превратиться в его главного врага. Сегодня ельцинский клан и действующий президент сходятся лишь в одном пункте: Березовский должен исчезнуть. "Семья" (особенно непримиримо настроена Наина Иосифовна) имеет к Борису Абрамовичу серьезные претензии: она считает, что, активно участвуя в формировании материальной базы ельцинского клана, олигарх оставил слишком много "хвостов". Причем оставил, как подозревают, намеренно, чтобы гарантировать безопасность самому себе.

Но внешними обстоятельствами проблемы Путина не исчерпываются. Едва ли не самой серьезной становится дуализм его собственной политической позиции. Своими взглядами государственника и патриота он симпатичен левым, что уже засвидетельствовал лидер КПРФ Геннадий Зюганов. В то же время под его либеральной экономической программой готовы подписаться даже радикалы-гайдаровцы. По иронии судьбы, такие взгляды - в западной системе политических координат - определяют политика правой ориентации. И теперь Путин предстает человеком, пытающимся усидеть на двух стульях. Первым серьезным испытанием для него будет вопрос о военном бюджете - наращивать или нет. И неизбежный выбор может поссорить его либо в левыми, либо с правыми, либо со всеми сразу.

Не ферзь

Кабинет министров, безусловно, остается тяжелой фигурой на политической шахматной доске, но превратиться в ферзя с таким президентом, как Путин, ему не судьба. Попытки Михаила Касьянова вырваться на оперативный простор президент пресекает на корню. Один пример. После создания семи федеральных округов премьер и его зам Виктор Христенко активно лоббировали создание в округах представительств кабинета министров, где они могли бы напрямую (в обход президента) контактировать с наместниками. Маневр не удался. Христенко и Касьянову предложено встречаться с полпредами президента в столице, раз в месяц, а затем спускать принятые решения на уровень отдельных ведомств. Более того, как утверждают информированные источники, готовятся решения, согласно которым представительства министерств и ведомств на местах становятся подконтрольны представителям президента, включая и схему их расположения, которую правительственные чиновники должны будут согласовывать с наместниками.

По мнению руководителя экспертного управления президентской администрации Симона Кордонского, правительство должно состоять "не из лиц, а быть командой или набором команд, которые будут меняться по мере надобности". Судя по всему, осень пройдет для кабинета министров под знаком этих "перестановок по мере надобности".

Говорят прежде всего о замене самого Касьянова. Список возможных преемников довольно обширен, поскольку отставки нынешнего премьера хотели бы разные политические силы. Кабинет министров, к примеру, не откажется взять под свой контроль Совет безопасности во главе с Сергеем Ивановым - он в этом случае и сядет в премьерское кресло. В каком русле пойдет тогда реорганизация правительства, к гадалке можно не ходить: начнут с укрепления силового блока, а либералам Герману Грефу, Алексею Кудрину и иже с ними в Белом доме делать будет нечего.

По мнению аналитиков, нельзя исключать и появления во главе кабинета самого Анатолия Чубайса. Такой расклад очень устроил бы Александра Волошина, так как он открывает главе президентской администрации путь к давно облюбованному креслу председателя совета директоров РАО "ЕЭС России".

Питерские путинцы со своей стороны призывают президента отдать Белый дом одному из своих - вице-премьеру Алексею Кудрину (вместо ранее предлагавшегося ими же министра связи Леонида Реймана). Этот вариант, по слухам, лоббирует наместник президента в Западном федеральном округе Виктор Черкесов. Касьянова предлагается отставить в конце ноября - начале декабря, дав ему в качестве отступного пост главы Центробанка.

По отдельным постам в кабинете картина тоже весьма пестрая, чтобы не сказать экзотичная. Кому-то, к примеру, пришла в голову нетривиальная мысль доверить пост полномочного представителя президента по переговорам с Парижским клубом Михаилу Горбачеву как неоспоримому любимцу западной публики. Словом, правительство живет, как на вулкане, и досидеть в своих креслах до конца года шансов у него немного - на этом сходятся все аналитики.

На пути к сенату

Эта часть политического поля перепахана президентом наиболее глубоко. Он считал, что главную опасность для него представляют региональные лидеры, консолидированные в верхней палате Федерального собрания, на них он и обрушился в первую очередь. Итог известен. Сегодня провинциальная элита деморализована и не способна постоять за себя, что подтверждают неудачные попытки Березовского поднять ее на организованное сопротивление. Точнее, так было вчера, а сегодня ситуация может измениться.

Тревожным для Путина симптомом стало требование бюджетного комитета СФ не рассматривать бюджет в первом чтении вообще, а передать его сразу в согласительную комиссию. Это чревато большими неприятностями не только для бюджета, но и для всей экономической политики Путина.

Есть и другие признаки реваншистских настроений. На регионы накатывает волна избирательных кампаний - в ближайшие полгода под вопрос будут поставлены полномочия более четырех десятков губернаторов, и Путин намерен держать этот процесс под контролем. По нашим данным, Кремль собирается помочь снова переизбраться на свой пост значительной части действующих региональных начальников, об этом Сергей Шойгу заявил на последнем заседании президиума политсовета "Единства". Кремль преследует здесь свой политический интерес: он обещает губернаторам поддержку в обмен на устраивающую центр кандидатуру в новый Совет Федерации.

Однако такая благостная картина наблюдается далеко не везде. Принципиальными для президента (и для всего губернаторского корпуса) станут осенние выборы в Калининградской области. По нашим данным, Путин поставил перед своей администрацией задачу любыми путями убрать оттуда регулярно нарушающего спортивный режим губернатора Леонида Горбенко и поставить адмирала Владимира Егорова. В регион на подмогу Горбенко сразу устремился эмиссар Березовского, не потерявшего надежды насолить Кремлю. И если тандем Горбенко-Березовский одержит на выборах победу, это будет серьезным моральным поражением президента.

Кроме того, губернаторы не считают оконченной дискуссию о судьбе верхней палаты. Муссируются два варианта ее выживания. Согласно первому (поддержанному Егором Строевым), СФ и новоиспеченный Госсовет следует слить воедино - в этом случае мы получим еще один законодательный орган, по численности сопоставимый с Думой. Второй вариант предлагает питерский губернатор Владимир Яковлев, убежденный, что сенат и Госсовет должны функционировать параллельно. Но последний со временем должен стать конституционным органом, наделенным серьезными функциями: обсуждение бюджета до его внесения в Думу, разработка проблемы укрупнения субъектов федерации, серьезные кадровые решения и т. д. Что думает по этому поводу президент, пока сказать трудно. Зато известно, что думают его аналитики. Как утверждают наши источники, г-н Кордонский предлагает не останавливаться на достигнутом и реформировать СФ дальше. А именно: выбирать членов СФ прямым голосованием, но не в регионах, как предлагает "Яблоко", а в федеральных округах, где процесс окажется под плотным контролем президентских наместников.

Наиболее стабильно выглядит ситуация в Думе. Пока. Ни для кого не секрет, что пропрезидентское "Единство" уже выступило с законодательной инициативой, предлагая если не ликвидировать вовсе, то заметно сократить количество депутатов, избираемых по партспискам. По нашим данным, по этому вопросу депутатский корпус разделился на три части. "Яблоко" и ЛДПР предлагают увеличить квоту партсписков с сегодняшней половины до двух третей, "Российские регионы" - напротив, уменьшить ее до одной трети. Остальные призывают погодить, убеждая, что идея пока не созрела. А между тем от сведущих людей доводилось слышать, что на Старой площади есть рецепт и насчет Думы, реализовать который, правда, удастся не завтра, поскольку он требует поправок в Конституцию. Пока известно только, что на выходе мы должны получить полноценный двухпалатный законодательный орган, который будет называться сенат.