Кино на воде

Культура
Москва, 18.09.2000
«Эксперт» №34-35 (247)
Директор Венецианского фестиваля меняет курс

Девятого сентября завершил свою работу 57-й Венецианский кинофестиваль. Уже второй год на посту директора - Альберто Барбера. И уже второй год он продолжает неявную, но упорную дискуссию с теми, кто всегда отводил Венеции роль храма "чистого искусства".

Запад-Восток

Без признанных мэтров, конечно же, дело не обошлось: были здесь и отмечающий (вместе с соратником по "новой волне" Жан-Люком Годаром) в этом году свое 70-летие Клод Шаброль (саркастическая криминальная драма "Спасибо за шоколад" с блистательно холодной злодейкой в исполнении Изабель Юппер), и куда более почтенный 91-летний португалец Маноэль Ди Оливейра (вялый исторический памфлет "Слово и утопия"), и неутомимый Вуди Аллен (уморительная комедия "Воришки на день" с фонтаном гэгов и фейерверком острот), и как всегда пластичный в использовании современных экранных форм Александр Сокуров (видеофильм "Dolce", снятый в Японии).

Но главными все же были новые работы так называемых кинематографистов ХХI века, например, энергичного Тома Тыквера. После головокружительного успеха "Лолы" (начавшей, кстати, свой бесконечный бег именно в Венеции два года назад) он сотворил не менее оригинальное зрелище - "Принцесса и завоеватель" со все той же Франкой Потенте в главной роли. Ее героиня медсестра психбольницы Сисси весь фильм с разной степенью успеха ищет своего спасителя -"завоевателя". Он, впрочем, способен ответить ей взаимностью лишь в финале - когда мысленно сбрасывает с себя символические вериги насилия, совершенного им "в другой жизни" - во время весьма экстравагантной встречи с Сисси под сбившим ее грузовиком. Избавление от этих вериг происходит вполне по-тыкверовски, с немудреной подростково-сюрреалистической наивностью. Герой раздваивается, дурная его половина растворяется в пространстве, а хорошая наконец-таки (на втором с лишним часу экранного времени) воссоединяется с Сисси. Эта картина в паре с корейским фильмом "Остров" (режиссер Ки Дук Ким) обозначила наиболее радикальные эстетические экстримы нынешней Венеции. У Кима пространство фильма опять же неуловимо меняло свой образный статус: оно было и символическим и предельно натуралистическим одновременно. Этому способствовал ландшафт картины - тихая заводь с рыбацкими хижинами то здесь то там - почти театральный по своей естественной условности. Но в тихой заводи водится известно что - сутенеры, проститутки и немая русалка, которая до поры до времени пытается контролировать это пространство, расправляясь с клиентами весьма садистскими способами.

И хотя привычный жанрово-тематический баланс, характерный для любого фестиваля, Барберой вроде бы был соблюден и в этом году, все более явным стало размыкание герметичного кинематографического пространства в пространство социальное, геополитическое. Почетное место, которое в разное время в Венеции занимали такие арт-режиссеры, как, скажем, Гринуэй или Джармен, теперь потихоньку отвоевывают режиссеры, склонные портретировать не столько себя в искусстве, сколько социальный ландшафт окружающего. Пор

У партнеров

    «Эксперт»
    №34-35 (247) 18 сентября 2000
    Средний класс
    Содержание:
    Вернем родину себе и детям

    Наброски к манифесту среднего класса

    Компании
    На улице Правды
    Реклама