Формула свободы слова - Д-Т-Д

Никита Кириченко
25 сентября 2000, 00:00

Путин объявил дефолт по политическим долгам Ельцина

Заплати и и тему дай,
Говорильная машина
Заурчит, поднимет лай,
Будет плакать и смеяться,
Цифры, факты извращать,
На Бутовского ссылаться,
Марксом тону задавать.
Н. А. Некрасов






К чему скрывать! Политпродукт "Ельцин-96" плохо расходился с лотков. Вот-вот должны были победить коммунисты, ибо средний класс, замученный "семейными" чиновниками, был готов послать выборы туда, куда телят не гоняют. Для продвижения Ельцина-96 в Кремль нужно было мобилизовать силы всех медиа-магнатов, впоследствии названных "семибанкирщиной".

Олигархам тогда, как помнится, раздали "по серьгам" от щедрот Кремлевской избирательной кассы.

Столичный банк сбережений Смоленского получил для ИД "Коммерсантъ" деньги, на которые было организовано производство антизюгановского листка "Не дай Бог". Эти деньги позволили сохранить имидж и банку, и ИД, а из сэкономленных средств запустить амбициозный, но нежизнеспособный проект журнала со значащим названием "Столица". Сам же СБС стал, ни много ни мало, целым "СБС-Агро".

"Объебанк", как говорят в народе, подразумевая Объединенный банк Березовского, получил карт-бланш на ОРТ.

"Медиа-Мост" же получил утреннюю сетку вещания, до этого занятую "Российскими университетами", а под ее освоение кредит от "Газпрома" под залог акций, который тогда считали формальным.

И вот в 2000 году с олигархов потребовали вернуть деньги и статуты, полученные от Ельцина за лояльность. "Ни хрена ж себе преемник!" - крякнули олигархи.

На прошлой неделе основное внимание было приковано к процедуре изъятия бывших политподачек в пользу государства у клана Гусинского.

Суть разборки понятна: Гусинский признал долги, но захотел за свой исход из бизнеса еще и бонус в 300 млн долларов. "Газпром-Медиа" согласился оценить активы "Медиа-Моста" без долгих оценочных процедур - в сумму долга (473 млн долларов под гарантию активами) плюс "отступные" Гусинскому. Итого - 773 млн.

Но, как выяснили спецслужбы "Газпрома", "Мост" еще по весне начал сливать активы, гарантирующие долг. Если сопоставить данные о составе залога, определенного пресловутым соглашением "Газпром"-"Мост", с данными "Газпрома" о "сливе" паев "Моста" на гусинские офшоры, и если предположить, что эти данные правдивы, и если согласиться с оценкой капитализации "Моста" в 773 млн долларов, то получается, что "Мост" увел из-под газпромовского ока не менее 200 млн "гринов".

"Газпром" сперва возмутился, потом возбудился через Генпрокуратуру, а "Мост" в ответ придал гласности протоколы гусинско-коховско-лесинских мудрецов, о которых сегодня неизвестно только убогим.

СМИ и президент: чиновничий задор

Впрочем, как мне кажется (уже перекрестился), сама по себе сделка "Газпром"-"Мост" - это лишь элемент гарнира к блюду под общим названием "Как еще можно дискредитировать ВВП, раскрутив ажитацию вокруг реальной проблемы его отношений со СМИ".

Вернемся чуть-чуть назад.

Бывшая "семья", руководимые ею чиновники и просто чиновники, интеллектуально недалекие, за последний месяц сделали все возможное, чтобы тяжелые по сути своей отношения ВВП с прошлозаслуженными медиа-магнатами сделать разрушительно скандальными.

Нам приходилось писать о том, как позицию президента проиграли по ходу трагедии на "Курске". По части нагнетания внешнего конфликта со СМИ: какой-то умник решил, что из всех журналистов для нас важнейшим является Мамонтов с РТР. Вонь от дискредитированных коллег была колоссальной, а все камни, естественно, полетели в путинский огород.

Затем еще один умник из ведомства Ястржембского начал своей грязноватой рукой буквально затыкать камеру прямого эфира НТВ, который шел не только на Россию, но и на все рейтинговые информагентства и телеканалы. Силен подполковник! По части продуцирования иллюстраций к разъезжему тезису о несвободе СМИ в России.

Потом Константин Эрнст, желая "замонотонить под пейзаж" заказное снятие с эфира программы Доренко, упаковывает частную "просьбу" Кремля в камуфляж своего приказа о закрытии аж дюжины передач на ОРТ. Это в композиции с танцами БАБа, который "под давлением Кремля" освобождает сам себя от управления акциями ОРТ, производит странный эффект.

Путина снова начинают подозревать в тех притязаниях и деяниях, которые он, по большому счету, даже в задумках не имел осуществлять.

Потом за поднятие градуса напряженности взялись уже представители чиновничьей элиты. С большим резонансом в СМИ приняли по существу бесполезную и не самую актуальную Концепцию информационной безопасности. Слабый и темный документик. Но как же расчирикались наши кухонные политики по поводу наезда на свободу слова!

Дальше - больше. Раздел о госрасходах на СМИ в бюджете какой-то умник объявил секретным. Тут же - письмо Союза журналистов про штык и перо, домыслы про секретные планы Кремля. Хотя какие тут секреты? Хочет Фонд эффективной политики взять еще немножечко денег - пусть возьмет на верхней полке. Это - Павловскому, это - Кордонскому. Тоже мне, секрет!

Потом вбросили еще сюжетец. В Налоговом кодексе предусмотрены льготы по НДС для СМИ, а в правительственном проекте бюджета-2001 - нет. Вот и смекай, куда Кремль гнет!

А он никуда не гнет - это на Ильинке просто пока не научились чтить кодекс.

И вот наконец сюжет года N1 - подпись Михаила Лесина на соглашении "Газпром"-"Мост".

Участие министра превращает это курьезное соглашение (ну решили два частных лица изложить свои "понятия" на бумаге) в политический и международный скандал, главным мотивом которого становится обличение на сей раз документально подтвержденного акта госрэкета.

Тайное сделалось явным. Госрэкет есть, и, согласно нашим исследованиям, бизнесмены называют его одной из семи главнейших проблем развития российской экономики. Журнал "Эксперт" за последние полгода дважды делал проблему госрэкета темой номера, разбирая конкретные его схемы и прецеденты. Но такого самовыражения, неумело перешедшего в самобичевание, не ожидали даже самые продвинутые эксперты по госрэкету!

Впрочем, г-н Лесин утверждает, что парафировал соглашение как частное лицо и премьер Касьянов его частную инициативу официально не одобрил.

Но, приняв к сведению позицию г-на Лесина, не могу не восхититься новой и многообещающей практикой подписания деловых соглашений. Картина получается такая: гражданин, известный в определенных кругах как "Писатель" (уголовное дело прекращено по амнистии), и гражданин, известный в определенных кругах как "Телевизионщик" (два дела закрыты, одно - нет, одно - открывается), подписывают мировую в присутствии и под патронажем третьего авторитетного гражданина, известного как "Министр". Последний докладывает о том, что прикрыл своим авторитетом разборки двух первых, гражданину, известному как "Премьер". А тот ему: "'Министр', ты что-то много на себя берешь в последнее время. Так можешь и на отдых отправиться до срока. Хорошо еще, что 'Президенту' пока не стуканули".

Не берусь сказать, какая из версий мизансцены с участием г-на Лесина рисует власть и ее главу в наиболее выгодном свете.

Президенту, как ни крути, уже досталось на орехи, достанется и еще.

СМИ и свободы: немного полемического задора

Большинство граждан, наблюдающих за конфликтами на рынке СМИ, по моему глубокому убеждению, являются жертвами большой мистификации - удобного для медиа-магнатов отождествления неприкосновенности свободы слова и права граждан на получение информации с неприкосновенностью СМИ как бизнеса.

Скажем честно: по сути своей бизнес многотиражных СМИ лишь малой частью является информационным, и в этой связи конкретные медиа-холдинги лишь на 10-20% работают как инфраструктура обеспечения конституционных прав граждан. Именно такая доля эфира принадлежит новостевым передачам или передачам, в той или иной степени обслуживающим реальные политические и культурные процессы. После пожара на Останкинской башне мы узнали, что на профессиональном TV-слэнге эта доля называется "социальный пакет вещания". И по структуре эфира, и по структуре доходов крупные проекты в СМИ - суть рекламо- и PR-носители, носители технологий лоббизма, инфраструктура индустрии развлечений, шоу-бизнеса и лотерей. Заметим еще, что в структуре доходов десятков СМИ немалую долю занимают поступления от сдачи в аренду ранее лихо приватизированных (или полученных в хозяйственное ведение) площадей, торговли ТНП, туризма, финансовых операций, посреднической деятельности на многих рынках.

Вот возьмем право на получение достоверной информации. Если уж говорить о том, кого должно поддерживать государство для обеспечения этого конституционного пассажа, то приходишь к выводу, что не каналы и журналы, а непосредственно корреспондента и инфраструктуру тиражирования новостей. Корреспонденту и надо обеспечивать особую правовую и физическую защиту, свободу и равноправие доступа к информации и т. п., вне зависимости от того, на кого он работает и где публикует добытую им информацию. Скажем, в 1991-м и 1993 годах право на информацию для граждан России обеспечили журналисты CNN и Reuter своими силами и своей инфраструктурой, а теперь есть еще и Интернет, спутниковое TV и многие другие технологии. Главное, чтобы государство спокойно их лицензировало и не ставило "глушилок", тогда любая информация дойдет до населения, даже если отдельным СМИ-бизнесам настанет полный дефолт.

Теперь свобода слова. Ею обладают в силу Конституции все граждане, а журналисты еще и в силу профессии. То есть их личное право подкреплено хозяйской инфраструктурой вещания. Так вот, пока у нас нет запрета на профессии и "волчьих билетов", банкротство того или иного СМИ-бизнеса свободе конкретного журналиста не угрожает, равно как не угрожает свободе вероисповедания, скажем, превращение Архангельского собора Кремля в филиал Исторического музея. Как говорится, до встречи на свободном рынке труда, господа журналисты!

А как простые граждане реализуют свободу слова? Цивилизованный путь - это делегирование своей свободы высказывания путем подписки и переключения пульта TV-приемника тем или иным идеологически близким СМИ. Чем больше у СМИ "избирателей", тем прочнее стоит на ногах СМИ как бизнес.

Да! НТВ пыталось позиционироваться как телевидение для среднего класса, видя, однако своей целевой аудиторией электорат "Яблока".

Но! Проведенное нами исследование предпочтений российского среднего класса (см. "Эксперт" N34 за 2000 г.) показало, что его представителей интересует экология, налоги, образование, безработица, и совсем мало интересует большая политика, сексуальные меньшинства, отношения православных и мусульман, еврейский вопрос. Ну не смог "Мост" впарить свои идеологемы среднему классу (впрочем, как и Григорий Алексеевич), не выбрал класс его каналы и издания в качестве адекватных своей позиции. Следовательно, СМИ-бизнес "Моста" навернулся именно благодаря тому, что свобода слова есть и прекрасно работает как рыночный фактор.

Государство и рынок СМИ: немного реформаторского задора

Как можно понять из сказанного выше, нам кажется, что государство пока не является угрозой свободному развитию СМИ в политическом плане. Есть, конечно, некоторые недоработки по части равного доступа журналистов к информации, но это не принципиально. Купила же "Комсомолка" список погибших на "Курске" у какого-то майора как у частного лица! Так многие выкручиваются, если пресс- и статс-секретари госучреждений не идут на контакт с несимпатичными журналистами несимпатичных изданий.

Есть и другие резервы у государства для того, чтобы занять в отношениях со СМИ более благородную позицию. Скажем, по вопросу плюрализма носителей и условий их выхода на рынок. В порядке фантазии можно поразмышлять о том, что проведение тендеров на частоты будет прозрачным. А то для участия в тендерах все мои "знакомцы" готовят не творческие концепции, а определенные суммы денег. Кроме того, для меня всегда оставалось загадкой, куда девается разница между ценой, объявленной по итогам тендера, и той суммой, которую "знакомцы" собирали перед тем, как принять в нем участие.

Или, скажем, если государство считает "словесные" права граждан такими же важными для гарантирования, как избирательные, оно могло бы выплачивать новым СМИ скромные "подъемные" из бюджета под присмотром Счетной палаты или предоставлять бесплатный эфир для их презентации. Ведь кандидаты в депутаты и партии имеют же "подъемные" из бюджета. Хотя им свое право голоса делегирует зачастую меньшее количество граждан, чем иным газетам.

А как обстоят дела с ролью государства на рынке СМИ в чисто экономическом плане? Здесь сложнее.

Конечно, у всех СМИ есть определенные, равные для всех СМИ льготы. Это важно, ибо наряду с искусственно низкими тарифами на газ, железнодорожные перевозки, бытовое электричество, квартплату и некоторые медикаменты льготы для СМИ экономически обеспечивают доведение до граждан "социального пакета" в части информации.

Но государство остается на рынке СМИ мощным фактором, во многом определяющим структуру цены на этом рынке, конкурентные позиции игроков, искажающим, по большому счету, рыночные сигналы. В результате среди равных СМИ некоторые все равно гораздо "равнее".

Речь лишь отчасти идет о бюджетных СМИ. Если государство готово содержать убыточные проекты в рамках Закона о бюджете, отказать ему в этом праве никто не может. Хотя ряд вполне резонных вопросов это вызывает. Если бюджетно-дотируемые СМИ - это инфраструктура "министерства пропаганды", то нечего им заниматься коммерцией. Ведь, по официальной логике государства, министерства не должны быть рыночными субъектами. Именно в этом направлении сейчас идет реформа МПС и Минатома. Если это коммерческие предприятия, их необходимо банкротить в случае дефолта, менять менеджмент, вводить внешнее управление со всеми вытекающими отсюда последствиями. Если в этой дилемме не определиться, проблемы ОРТ, ВГТРК, областных TV, многих центральных и местных печатных СМИ будут стоять перед властью и обществом вечно.

Интереснее тот факт, что по новой редакции закона о СМИ государство по существу издает (то есть финансирует), хотя и в латентной форме, десятки убыточных печатных и электронных СМИ. Среди них НТВ, кстати, самый масштабный, но далеко не самый яркий пример.

Компании со значительной госдолей - "Газпром", РАО "ЕЭС России", "Транснефть", ВЭБ СССР, Сбербанк РФ - за последние пять лет впрямую закачали в небюджетные СМИ около 1 млрд долларов. Плюс к тому государство в лице АРКО и ЦБ пока не востребовало со СМИ ни одного кредита из предоставленных им во времена оные банками-банкротами. Между прочим, в ряде случаев сумма таких кредитов превышает рыночную капитализацию СМИ-реципиентов. Если бы не такие "прощения", то структура собственности на ОРТ и в некоторых медиа-холдингах могла бы быть совершенно другой. В СМИ появились бы явные банкроты в соответствии с исками комитетов кредиторов банков-банкротов.

Для примера: готов утверждать, что если бы законы России, и прежде всего Закон о банкротстве, применялись в предписанной форме, то сегодня структуры БАБа собрали бы не 49% акций ОРТ под свой контроль, а всего 20%. Разницу составляют подчищенные БАБом, без оправданного вмешательства государства, паи таких забытых монстров бизнеса, как банки "Менатеп" и "Нацкредит", АО "Микродин", Национальный фонд спорта и Ассоциация независимых телепроизводителей. Еще 3% ОРТ уже в конце 1999 года БАБу продал (читай - подарил) "Газпром", что лишний раз свидетельствует: по поводу взаимоотношений государства и медиа-магнатов эта корпорация всегда занимает наипринципиальнейшую позицию. Не их вина, а их беда, что принципы диктует старший акционер "Газпрома".

Не будем утруждаться приведением раскладок по ИД "Коммерсантъ", но поверьте, имей законы РФ предписанную силу, весь ИД сегодня принадлежал бы не БАБу, а АРКО.

В результате подобных операций и передачи государством "за фантики" ряду СМИ объектов недвижимости, техники и брэндов, раскрученных на госденьги (ходят слухи, что сегодня даже брэнд N1 на рынке - Программа "Время"- принадлежит частной фирме), капитализация этих бизнесов была раздута государством, по нашим оценкам, более чем на 2 млрд долларов.

Вот и получается, что коммерчески успешным частным СМИ-бизнесам приходится бороться за доходы не в честной конкуренции, а в поле, где государство не по рыночным, а по идеологическим мотивам подкармливает бизнес-дистрофиков питательными клизмами.

Честно говоря, я бы законодательно (хотя бы приказом по РФФИ) запретил компаниям с блокирующей и более долей государства инвестировать и финансировать убыточные СМИ. Если им деньги девать некуда, пусть налоги заплатят, тарифы придержат, ставки по депозитам повысят, а по кредитам - наоборот. Дать коммерческий кредит СМИ - это ради бога, а продвижение рекламы государства давайте оплачивать из засекреченного, но утвержденного парламентом бюджета "министерства пропаганды", и только из него.

Кстати, если госидеология будет продуктивной, то настоящие частные СМИ будут ее продвигать за свои деньги. И не за страх перед госмашиной, а за совесть собственника и журналиста.

Так будет честнее и демократичнее, ибо и власть, и ее идеологи, и большинство общественно-политических СМИ должны существовать на деньги победившего класса, а не на "боковики", организованные чиновниками, феодалами и уголовниками.

P. S. Интересно, очень интересно. Вымя есть, хересу нет. Понимает ли ВВП, с кем играет он, кто играет с ним? Умеет ли он отличать свою социальную базу от своего аппарата?

В конце концов, пусть вопрос "Who is mr. Putin?" интересует членов Давосского форума, крупным акционером которого, заметим, является "Мост". Для нас, жителей России, актуальнее ответ на другой вопрос: "What, с позволения сказать, You, со всем почтением, are able to understand? Конечно, if You can, mr. Putin".