Инвестиции в будущий рынок

16 октября 2000, 00:00

Когда ресурсы ограничены, надо делать то, что возможно, считают предприниматели

В начале сентября три крупнейшие технологические компании, работающие на российском рынке, Cisco Systems, Microsoft и Hewlett-Packard, впервые выступили вместе в рамках образовательного проекта для российских детей. Силами трех компаний дом для сирот города Рыбное Рязанской области был оборудован компьютерным классом с подключением к Интернету: Cisco Systems поставила сетевое оборудование для доступа в Интернет, HP - сервер и 12 компьютеров, Microsoft - базовое и обучающее программное обеспечение. В такой форме компании заявили о своем интересе к проблемам регионального компьютерного обучения.

Крупные компании - производители оборудования, программ и услуг прекрасно осознают, что российский школьник тоже влияет на их будущее как потенциальный потребитель рынка новой экономики. Если он не научится пользоваться современными технологиями, завтра продукты информационного века окажутся для него столь же бесполезными, как ружье для дикаря. Так что, подключаясь к процессу обучения, компании фактически вкладывают средства в укрепление своих маркетинговых позиций.

Если бизнесу важен будущий потребитель, то для государства компьютерная грамотность нового поколения означает конкурентоспособность страны на мировом рынке. В этой связи государству очень выгодно привлечение ресурсов бизнеса и IT-компаний, работающих на российском рынке. По словам Камиля Исаева, менеджера Intel по работе с правительственными и образовательными учреждениями, крупные интернациональные компании, работающие в сфере информационных технологий, заинтересованы в том, чтобы Россия имела сильную образовательную систему, так же как любая другая страна мира: "Компании заинтересованы в построении информационного общества и в ликвидации digital divide - информационного неравенства как в национальном, так и в международном масштабе. Национальные же государства, естественно, должны быть в первую очередь заинтересованы в информатизации своего 'родного' образования. В противном случае digital divide может пройти по той или иной национальной границе". На окинавском саммите G8 подчеркивалась ведущая роль индустрии и частного сектора в преодолении информационного неравенства.

Детский сад-школа N282 в Ижевске

Воспитание потребителя

Пожалуй, основная мотивация компаний, занимающихся поддержкой IT-образования в России, состоит в необходимости готовить будущего потребителя, поскольку возможность предоставления продуктов и сервисов упирается в объем спроса. "Производители заинтересованы в том, чтобы класс грамотных пользователей рос, - считает глава московского представительства Microsoft Ольга Дергунова. - При этом мы понимаем, что коммерческую отдачу от вложений в развитие этого класса мы получим только через десятки лет. Но если не будет пользователей, для кого мы будем работать? Чем больше грамотных людей, тем более широкому кругу потребителей мы сможем предложить наши технологии". Эту позицию разделяет и управляющий департамента телекоммуникаций компании Hewlett-Packard Джастин Лиффландер: "Кто знает, - рассуждает он, - сколько специалистов выйдет из учебных заведений, оборудованных нашими серверами, рабочими станциями, принтерами. Ведь сегодняшние школьники - это завтрашние пользователи наших персональных компьютеров и принтеров, специалисты и руководители, которые будут решать вопросы создания и модернизации информационных систем своих компаний".

При этом руководители компаний считают бытующее мнение, будто бизнес, занимаясь подобной благотворительностью, заинтересован только в том, чтобы "приручить" будущего потребителя к своей торговой марке, не совсем справедливым. Далеко не факт, что ребенок, обучившийся с детства работе на компьютере Hewlett-Packard, повзрослев, с большей вероятностью будет отдавать ей предпочтение. Скорее компании заинтересованы в том, чтобы максимальное число людей как можно раньше знакомилось с общими возможностями, предоставляемыми новыми технологиями. Оборудование той же Cisco Systems вряд ли когда-либо потребуется неспециалисту. Однако, как говорит менеджер по индустриальным и образовательным проектам компании Cisco Systems Иван Агафонов, исследования показывают, что в мире дефицит специалистов в сетевой области уже достигает 850 тыс. рабочих мест, он ощущается и в России, что крайне беспокоит российское подразделение Cisco. "Поэтому мы заинтересованы в том, чтобы в мире было больше людей, знакомых с сетевой технологией", - отмечает Агафонов. С этим утверждением согласен и генеральный директор "IBM Восточная Европа/Азия" Пенко Динев, считающий, что от поддержки образования собственной продукцией фирме не стоит ждать прямой маркетинговой отдачи: "Не исключено, что акция по установке наших машин в ведущих вузах страны окажет влияние на маркетинговые позиции фирмы в будущем. Однако техника развивается такими темпами, что рассчитывать на значительный маркетинговый откат несерьезно".

Речь скорее все же идет о том, чтобы научить пользоваться техникой сызмальства правильно. Российский рынок пока охотно принимает пиратскую продукцию, так что Microsoft не скрывает, что целью своей благотворительности ставит еще и приучение нового поколения российских граждан к лицензионному программному обеспечению.

Давать не рыбу, а удочку

На поддержку образовательных проектов в 67 странах за прошедший финансовый год компания Microsoft выделила около 21 млн долларов, из них 265 тыс. долларов приходится на Россию, на проекты в Липецкой области и в Тюмени, предполагающие создание пяти мультимедийных центров и на их основе - виртуальных сообществ молодежи. Стратегической целью этого проекта является изменение ситуации с компьютерной грамотностью в этих регионах по принципу "научился сам - научи другого".

Двести шестьдесят пять тысяч долларов - много это или мало? Мало, если оценивать по отношению к общей сумме грантов, выделенных Microsoft. Много, если сравнивать с государственной бюджетной поддержкой внедрения информационных технологий в образовательный процесс на территории России. По словам Ольги Дергуновой, при выделении денег на благотворительность исходят из разумного принципа: размер средств, выделяемых на благотворительную поддержку, прямо пропорционален размеру зарабатываемых денег. Чем больше прибыль, тем более серьезные суммы выделяются на некоммерческие проекты. "Если учесть, что общий годовой доход Microsoft на территории России сегодня составляет менее 0,2% от общего годового оборота корпорации по всему миру, то станет видно, что выделенный на Россию 1% всех грантов - хорошее вложение, в 5-6 раз превышающее сумму, на которую мы могли бы ориентироваться", - говорит глава Microsoft Russia.

Чтобы тратить деньги, необходимо их зарабатывать. Это принцип бизнеса, но, как считает Ольга Дергунова, этот же принцип должен распространяться и на образовательные программы. Она высказывает опасение, что потребитель может привыкнуть к благотворительности: "Тем, кто получает помощь, нельзя прививать дотационную зависимость. В противном случае мы не сможем воспитать нормальную культуру потребления. Необходимо, чтобы выработалась установка: за предоставляемые услуги надо платить". Кстати, программы в Липецкой области и в Тюмени рассчитаны на два года, в течение которых поддержание работы центров будет обеспечиваться фондом "Новые перспективы" за счет гранта компании Microsoft. Потом финансирование должно перейти под ответственность региональных структур.

Компания Cisco Systems, которая участвует в благотворительных проектах, бесплатно предоставляя лабораторное оборудование региональным "сетевым академиям" и давая локальным значительные скидки, также склонна считать, что получатели инвестиций, в какой бы форме они ни делались, не должны воспринимать благотворительные дары компаний как должное. И дети, и их родители должны понимать, что компьютерные блага, как и любые другие, не сыплются с неба. "Бесплатно - это не всегда хорошо, - говорит Иван Агафонов. - Когда приходится платить за образование, это дисциплинирует. Даже небольшая плата, которую дает студент, вызывает в нем ответственность за результат. А вокруг бесплатного сразу возникает ажиотаж, среди большого количества желающих трудно выбрать тех, кто действительно заинтересован в обучении".

"Когда мы отдаем продукт по себестоимости - это уже некоммерческая деятельность", - подчеркивает Пенко Динев. Полтора года назад Lotus подписал с Министерством образования России самое масштабное для Евроазиатского континента академическое соглашение, по которому программное обеспечение Lotus и Lerning Spase по предельно низким ценам может приобретаться любыми образовательными организациями и объединениями системы министерства. Большей скидки в цене сделать было нельзя, рассказывает Динев, "потому что, как известно, то, что достается бесплатно, учету не поддается и используется плохо". От того, что компании объединятся, проекты не станут дешевле. "Себестоимость есть себестоимость, - заключает Пенко Динев, - мы предоставляем серьезные скидки для учебных заведений. Однако все стоит денег, бесплатных обедов нет".

Про компьютер в Холмогорах

С чего начинать?

Компании работают для получения прибыли, и их вложения в образование тоже должны быть оправданны. В долгосрочной перспективе развивать бизнес в регионах выгодно. Но одни компании обладают для этого достаточными финансовыми ресурсами, а другие нет. "Региональные школы находятся в катастрофической ситуации", - считает Ольга Дергунова.

Придя в московскую школу, где должна была начать учиться ее дочь, Ольга обратила внимание на то, что даже тут дела с компьютеризацией не очень хороши. И глава Microsoft Russia за свой счет оборудовала в школе компьютерный класс. Но столь продвинутые родители со столь широкими возможностями есть далеко не у всех учеников даже столичных школ. "Компьютерные пользователи сконцентрированы в нескольких крупных городах: Москве, Санкт-Петербурге, Новосибирске, Екатеринбурге, Томске, Челябинске и Уфе. А так называемый красный пояс, зона от Подмосковья до Ростова и Перми, находится в тени. Сейчас появляется возможность избежать такого понятия, как провинция, и важно, чтобы образование не заканчивалось за пределами московского кольца, - продолжает Ольга Дергунова. - При становлении нормального гражданского общества понятие провинции вообще должно перестать существовать. Любой гражданин должен иметь доступ к информационным ресурсам". Чем больше будет проектов, подобных тому, что реализован в Рыбном, тем лучше для России, говорит Ольга.

Иван Агафонов из Cisco Systems также подчеркивает, что компания не считает центр значимее регионов: "Мы не ставим центральные города на первое место. Регионы развивать нужно. Но проблема не в том, что мы не обращаем внимание на регионы, а в том, что сами регионы недостаточно активны. Все зависит от заинтересованности и потребности в образовании. Я думаю, все крупные регионы будут участвовать в программе 'Сетевая академия'".

Существует, однако, и другая точка зрения. Так, Пенко Динев считает, что приоритет должен отдаваться более развитым областям. IBM выделяет средства прежде всего университетам, поскольку в них учатся люди с нормальным базовым уровнем грамотности и почти любой первокурсник уже владеет элементарными навыками обращения с компьютером. "На мой взгляд, - говорит генеральный директор 'IBM Восточная Европа/Азия', - не нужно ставить самоцелью оборудовать компьютерным классом каждую школу. Такие инициативы ни к чему не приведут. Это напоминает идею построения коммунизма. Стратегия должна заключаться в постепенном переходе от крупных городов к райцентрам, а уже потом надо развивать деревни и села".

Что будет, если затолкнуть несколько компьютеров в деревушку, где нет даже телефонной линии? И какая структура возьмется потом поддерживать их работу? Такими же вопросами задается и глава IBS Анатолий Карачинский, известный скептическим отношением к самой идее быстрого развития Интернета в России. Но похожие опасения в разговорах с нами высказывали и многие другие предприниматели, которые часто смотрят на проблемы более прагматично, нежели чиновники и политики, заинтересованные в продвижении идеи интернетизации образования как таковой.

Общие интересы

Пенко Динев приводит такой пример: Ford принял решение о закупке у HP машин для своих сотрудников и подключении их к Интернету. Поскольку речь шла о нескольких сотнях тысяч пользователей, стоимость компьютера с подключением для каждого из них удалось снизить до 30 долларов, ничтожной по меркам американского трудящегося суммы. Завод в Липецке вряд ли может позволить себе сделать то же самое для своих служащих, замечает Динев.

Но и крупные благотворительные проекты, подобные инициативе трех ведущих поставщиков оборудования и программного обеспечения в Рыбном, у нас пока скорее исключение, нежели правило. Обычно компании сами ищут объекты для благотворительных инвестиций. И выбор такого объекта часто определяется не только финансовыми возможностями, "потолком" средств, которые каждая компания может инвестировать в благотворительные образовательные программы. Дело в том, что у нас зачастую сами потенциальные реципиенты не готовы к подобным инвестициям, не стремятся к ним и не утруждают себя поиском инвесторов. Например, в США более трех тысяч "сетевых академий" Cisco Systems, в то время как в России пока лишь двадцать две. Как считает Иван Агафонов, этот разрыв связан со слабой готовностью к таким проектам отдельных областей и образовательных учреждений: "Мы не можем просто отдавать деньги, призывая учиться, ведь мы не зарабатываем на образовании. Необходимо встречное стремление, потребность осваивать новые технологии. У компании, даже такой крупной, как Cisco, нет возможности создавать компьютерный класс с доступом в Интернет в каждой школе какого-нибудь небольшого города. В одиночку ни одна компания не сможет обеспечить все необходимое". Cisco не может вверить лабораторию вузу, у которого нет серьезного опыта работы с сетевыми технологиями, а в вузах не хватает инициативных людей, которые могли бы целенаправленно работать над созданием "сетевой академии" при конкретном университете.

Несогласованность действий всех заинтересованных структур - компаний, которым нужны кадры, федеральных и местных властей, других производителей - становится одним из серьезных препятствий на пути инвестиций в образование. Очевидно, что и денег на эти нужды, и проектов было бы больше, если бы к инициативам компаний могли бы быстро подключаться и местные, и региональные власти, и федеральные структуры, считают представители компаний. Самый очевидный путь - льготы для бизнеса, способствующего развитию образования, например сокращение налогового бремени или ввозных пошлин. Это позволило бы компаниям увеличить отдачу от рынка, сократив стоимость продукции, и, как следствие, это стимулировало бы активность IT-бизнеса в России, в том числе и благотворительную.

Другая возможность, не исключающая первую, - кооперация в рамках единой структуры, аккумулирующей средства государства и бизнеса на образовательные проекты. Почему бы государству и региональным властям, безусловно заинтересованным в привлечении таких инвестиций, не создать структуры, которые взяли бы на себя эту роль?

У бизнеса, конечно, существует опасение, что помощь, оказываемая через бюрократизированные государственные органы, не достигнет получателя и компьютер попадет не в конкретную школу города N, а осядет на столе чиновника местной администрации. Но такие опасения могут быть преодолены, если сразу же, еще при создании подобных структур, будет провозглашен принцип их абсолютной финансовой и организационной прозрачности, будет введен перекрестный контроль над их деятельностью (см. выступление Бориса Немцова на "круглом столе"). Возможно, функции по объединению ресурсов государства и бизнеса в образовании лучше доверить некоммерческой организации, например фонду, который будет отвечать за свою деятельность и перед компаниями, и перед государством.

Когда ресурсы ограничены, надо делать то, что возможно, считают предприниматели. Им не откажешь в здравом смысле, не откажешь и в стремлении действовать. Но усилия по искусственной модернизации или "догоняющему" развитию, каковым и является компьютеризация сельских школ, должны исходить прежде всего от государства. И то, какие возможности в сфере преодоления digital divide появятся у бизнеса в России, в конечном счете в немалой степени зависит от позиции государства.


  

"Частный сектор играет ведущую роль в развитии IT-инфраструктуры информационного общества. Но в этой связи задача правительств - вести предсказуемую, прозрачную и непредвзятую политику, создавать среду регулирования, необходимую для информационного общества".

("Окинавская хартия по глобальному информационному обществу")