Бум как бум

Культура
Москва, 30.10.2000
«Эксперт» №41 (253)
В увлечении искусством фотографии незаметно потерялось само искусство

Подумать только, на днях Московскому Дому фотографии исполнилось четыре года. То есть всего-навсего четыре года назад нам стало ясно, что фотография - дело нешуточное, настоящее искусство, достойное музея. Как мы жили до эпохи фотовыставок, фотобиеннале и фотоконкурсов, в разлуке с Картье-Брессоном, Лейбовиц и Родченко с Наппельбаумом, непонятно. Сегодня все наоборот. Сегодня фотовыставки родятся как грибы после дождя, специальные галереи пытаются торговать фотографией как предметом искусства, а на антикварных салонах как изюминку преподносят серию фото парижских проституток 30-х годов. Правда, бывают деньки, когда одолевает синдром deja vu. Как встретишь на неделе в трех разных местах один и тот же снимок Родченко, как насмотришься "домашних" снимков родственников и друзей какого-нибудь фотографа, так невольно думаешь, не вышло ли перебора.

Blow up

Конечно, рано или поздно это должно было с нами случиться. Поспешно наверстывая все, от чего нас отдалила разлучница советская власть, мы как-то поначалу даже упустили фотографию. Нет, не то чтобы у нас фотография раньше никогда не была в почете. Была, и еще в каком, в годы первых пятилеток, когда на обложке "Советского фото" можно было прочесть такие слова: "Фото в СССР - одно из орудий классовой борьбы и социалистического строительства". Потом у нас все скукожилось, а "у них" фото стали покупать музеи. Так и пошло: у нас фотохроника ТАСС и фотозарисовка "Осень в городе" - у них Антониони воспевает союз моды и фото в "Blow up"; у нас специалиста по фото днем с огнем не сыщешь - у них над фотокарточками медитируют знаменитые интеллектуалы вроде Ролана Барта и Сьюзан Зонтаг. Так что масштабы нынешнего фотобума вполне пропорциональны упущенному.

После первого наката фотовыставок оживились музеи. Оказалось, что в их закромах прячется супермодный материал. В Музее им. А. С. Пушкина, к примеру, - Аркадий Шайхет. Раньше сотрудники Музея архитектуры считали, что они хранят старые снимки только для того, чтобы по одному показывать их особо заинтересованным исследователям. А как стали все вокруг с ума по фотографии сходить, так из фондов на свет божий стало появляться одно за другим. Сначала снимки старой Москвы. Потом вспомнили об архитектурной фотографии, которая всегда считалась вещью для внутрицехового употребления: теперь с ней знакомят широкую публику. И вообще без фотовыставок стало как-то неудобно. Новорожденный Московский музей современного искусства едва обустроил свою экспозицию, как все пришлось перевешивать, чтобы дать место выставке "Москва в фотографиях", которая открывалась... отгадайте с трех раз, кем? Правильно, Родченко, Шайхетом, Игнатовичем. В общем, музеи пошли на поводу у моды, но внесли в нее свои нюансы.

Увлечения

Сегодня на редкой выставке старой фотографии можно узнать, когда именно напечатан тот или иной снимок. Между тем всякий серьезный фотолюбитель скажет, что снимок, напечатанный самим мастером, - это одно, снимок, напечатанный давно со чужого негатива, - это другое, а напечатан

У партнеров

    «Эксперт»
    №41 (253) 30 октября 2000
    Регионы России
    Содержание:
    Обзор почты
    Культура
    Реклама