Гельман в гостях у Людвига

Культура
Москва, 30.10.2000
«Эксперт» №41 (253)

На прошлой неделе Мраморный дворец в Петербурге заполнило отечественное актуальное искусство. Государственный Русский музей принимал Марата Гельмана, отмечающего десятилетие своей галереи.

С тех пор как собиратели и филантропы Ирэне и Петер Людвиг подарили в середине 90-х Русскому музею больше сотни произведений современного искусства, Питер решительно опережает Москву в деле музеефикации всего актуального. Потому большой тур по городам и весям России под названием "Искусство против географии" Гельман начал именно оттуда, показав три первых раздела своего грандиозного гастрольного проекта - "Южнорусскую волну", "Бедное искусство" и "Ностальгию".

На открытии выставки руководство музея хвалило Гельмана как могло. Он и организатор, и водовоз современной художественной жизни, Щукин, Морозов, Рябушинский и княгиня Тенишева в одном лице, и вообще не просто арт-дилер, а культуртрегер. Чего не скажешь юбиляру, особенно когда он у тебя в гостях. Но факт остается фактом: в собирании и раскрутке имен Гельман опередил многих, в том числе тех, кому родина официально доверила пестовать художественный процесс. Сам же юбиляр полагает, что теперь его главная задача - наведение мостов между современными художниками и обывателями. Ради этого он и отважился везти свою коллекцию куда глаза глядят.

А везет он любимое. "Южнорусская волна", ретроспектива работ художников из Киева, Одессы, Кишинева, - предмет его особой гордости. Именно Гельман открыл смачную и бессовестно антиконцептуальную живопись Александра Ройтбурга, Олега Голосия, Валерия Кошлякова. Когда в начале 90-х Гельман первый раз показал их в Москве, столица, переживавшая роман с концептуализмом, не оценила южан. Сегодня концептуализм на глазах превращается в историю, и "южные русские" напоминают всем утомленным его аскетизмом об удовольствии, которое может доставить себе художник, накладывая слой за слоем масляные краски на огромный загрунтованный холст.

Если "Южнорусская волна" - самый яркий (во всех смыслах) раздел "Искусства против географии", то "Бедное искусство", несомненно, самый обаятельный. "Бедное" оно потому, что сделано из самого никчемного материала - мусора всякого, железяк ржавых, детского пластилина, глины и даже пыли. У этих самых объектов из пыли Сергея Волкова публика боится дышать, словно при виде какого-нибудь древнего папируса. С "Бедным искусством" приехал и новый глиняный город Александра Бродского. Бродский, утопивший не так давно в галерее Гельмана один такой город в мазуте, на этот раз запихнул его под полосатый матрас, словно пряча от чужих глаз любимую вещь.

То, что знакомство провинциальной публики с актуальным искусством Гельман решил начать именно с этих имен, -поистине стратегическая находка. Потому как, начни он с раздела "За гранью", то есть с Александра Бреннера, демонстрирующего публике зад и перед, с вечно голого кусачего человека-собаки Олега Кулика, и "наведение мостов" между современным искусством и обывателями могло бы закончиться пшиком, а то и ростом рядов почита

У партнеров

    «Эксперт»
    №41 (253) 30 октября 2000
    Регионы России
    Содержание:
    Обзор почты
    Культура
    Реклама