Десятый наезд

Наталия Жукова
30 октября 2000, 00:00

Предстоящие 5 ноября выборы главы и Думы Калининградской области станут и очередной попыткой федеральной власти навести порядок в анклаве

В Калининграде золотая осень и выборы. Доллар по 27,50, картошка по 2,50, в старых районах нет канализации, но индикатор на розничном бензиновом рынке не Аи-92, как везде, а Аи-95 - потому что здесь сплошные иномарки. Индикатор заливают по 9,50 за литр. Недавно приезжал новоиспеченный "золотой голос России" Николай Басков - билеты стоили от 1000 до 3000 рублей, но зал областного драмтеатра был полон. А треть населения живет за чертой бедности.

Туристам рассказывают, что "у нас" могила Канта, и показывают очень красивый готический, тоже "наш", кафедральный собор. Под Калининградом сосредоточено 90% всех янтарных запасов планеты, но мировая столица янтаря Гданьск числится за соседней Польшей. В Польшу ездят чаще, чем "в Россию", - туда ведь добираться через две границы. Иностранцы как не делали инвестиций, так и не делают. Архитекторы вручили проектировщикам кафе "Солянка" специальный обидный приз - зеленую морковку - за то, что портит пейзаж несоответствием своего аляповатого облика окружающей городской среде. Но калининградцам "Солянка" возле зоопарка все равно нравится: внутри уютно и кормят, почти как в ресторане, только недорого.

В зоопарке меня напугали дети, бодро устремляющиеся к посетителям с листками в руках, - неужели и они агитируют за "самого достойного" кандидата в губернаторы? Но еще не все потеряно в нашем государстве - это были юннаты с анкетой: "Вредно или нет кормить бегемота попкорном?" и "Согласились бы вы купить пакетик специального корма для животных а) за 5 рублей; б) за 10 рублей?". Согласна за 10. Тем более что книжку губернатора Леонида Горбенко "Мысли и сердце", изданную тиражом 70 тыс. экземпляров, можно получить бесплатно тут же на улице.

Губернатор - селу

Сколько стоит избраться главой администрации Калининградской области, мало кто знает, а кто знает - не говорит. В предвыборных штабах завышают затраты конкурентов и занижают свои. Поэтому разброс "от-до" получается фантастический: у действующего губернатора Леонида Горбенко (последний рейтинг показывает поддержку примерно 15% избирателей) от 1 до 5 млн долларов, у фаворита предвыборной гонки, командующего Балтийским флотом адмирала Владимира Егорова, (около 30%) - от 1 до 10 млн, у председателя Госкомрыболовства РФ Владимира Синельника (приблизительно 15%) от 8 до 18 млн. Это тройка лидеров. Депутат Госдумы коммунист Владимир Никитин к ней близок, но во втором туре его уже сейчас, заранее, никто не видит.

У Горбенко есть основания рассчитывать на голоса сельских жителей, которых в области с населением около миллиона человек чуть меньше половины, пенсионеров - их 270 тысяч - и части предпринимателей, работающих в успешных секторах местной экономики, например в производстве мебели или стройматериалов. Старики в этом году стали вовремя получать пенсии, многие бизнесмены "приподнялись" на послекризисном импортзамещении, а сельских производителей губернатор поддержал квотами на ввоз иностранного продовольствия и тракторами. С тракторами, правда, вышел конфуз: они приехали в деревни с плакатом "Губернатор - селу!", но без навесного оборудования, на приобретение которого у облагодетельствованных обитателей глубинки денег все равно нет. В итоге село смеялось и употребляло крепкие выражения. Впоследствии еще выяснилось, что ровно на стоимость губернаторского подарка уменьшился размер субсидий в соответствующие сельские муниципальные образования. Может быть, оппоненты зря упрекают главу области, что тот тратит на собственные выборы бюджетные средства?

Противники обзывают губернатора кто "волюнтаристом", а кто попросту "самодуром": если не полюбит кого - натравит фискальные и правоохранительные органы, науськает таможню и совсем перекроет кислород. Сторонники и приближенные к губернатору чиновники эти обстоятельства трактуют по-своему трогательно: он, знаете ли, обидчив, как ребенок, и очень подвержен эмоциям. Даже сравнивают с Ельциным, хотя нынче в моде совсем другие сравнения.

Впрочем, многие бизнесмены из общения с зарубежными коллегами всерьез вывели заключение, что потенциальные инвесторы опасаются вкладывать капитал в Калининградскую область из-за непредсказуемости здешних административных решений, никогда не утихающего конфликта между исполнительной властью и областной думой и в целом неблагоприятного предпринимательского климата. Это при том, что территория области имеет статус Особой экономической зоны, где действует режим таможенных и налоговых льгот.

С погонами и без

Стоящему сегодня на первой строчке предвыборного рейтинга адмиралу Егорову оставалось служить еще до 2003 года, когда он принял решение баллотироваться на пост губернатора и послужить на незнакомом и откровенно неблагодарном поприще. Мотивы были бы непонятны, если не учитывать, что адмирал - креатура Кремля, который продолжает внедрять в сферу гражданского управления дисциплинированных военных людей. Его поддерживают матросы и флотские офицеры (их примерно 40 тысяч) и крупный бизнес во главе с "ЛУКойлом", который ведет на шельфе Балтийского моря разработку крупного нефтяного месторождения D-6. "ЛУКойл-Калининградморнефть" обеспечивает половину областного бюджета, но адекватного материальному вкладу влияния в местных коридорах власти не получил: своенравный губернатор не пожелал "нагнуться" под всемогущую компанию и даже нефтеперегонный завод затеялся строить без олигархического участия.

Егоров не столь сведущ в экономике, как его основные соперники, которые поднаторели в практическом управлении хозяйством. Свой отказ прийти на состоявшийся десять дней назад "примирительный" (всех кандидатов-лидеров пригласили выступить и ответить на вопросы) съезд промышленников и предпринимателей области он объяснил нежеланием участвовать в "политическом шоу". Однако, судя по беседам в кулуарах, бизнесмены не сомневались, что флотоводец на всякий случай решил не импровизировать на экономические темы. Правда, сам Владимир Егоров в интервью "Эксперту" неоднократно подчеркивал, что флот - это еще и большое хозяйство, и собственная социальная инфраструктура. По его мнению, он управляет всем этим вполне успешно и сумеет экстраполировать свой опыт на всю губернию. А если, мол, есть в его вотчине какие недоработки, то они суть отражение недостатков всей российской экономики.

Кстати, президент "ЛУКойла" Вагит Алекперов тоже говорит, что адмирал разбирается "в нуждах не только военных, но и всего социально-экономического комплекса". Как бы там ни было, в случае успеха Егорова президентской администрации гарантирована лояльность со стороны своего протеже. А чтобы проводить выбранную центром либеральную экономическую линию, адмирала снабдят образованными советниками и помощниками. Ему останется только "в соответствии с требованиями" отрегулировать отношения с покровительствующим ему нефтяным магнатом, чтобы не впасть в опасную зависимость.

К достоинствам Егорова, безусловно, можно отнести его хороший имидж за рубежами России - у него спокойные отношения с коллегами из стран НАТО, опыт дипломатического общения с различными международными организациями. Местные социологи рассказывают, что, посмотрев видеоролик "Егоров без погон", респонденты воспринимают героя как человека обаятельного и добродушного, - не исключается, что сюжет может произвести сходное впечатление на иностранных инвесторов.

Но есть вероятность, что во втором туре (19 ноября) - социологические замеры показывают, что он обязательно будет - командующему Балтфлотом будет противостоять местный "киндер-сюрприз" Юрий Синельник - председатель Госкомрыболовства. Он полагает, что команда областной администрации должна быть "максимально технократичной". Синельнику пришлось честно задекларировать семь домов и три автомобиля, но с этим еще нужно примирить небогатого в целом избирателя. Равно как с маячащими за его спиной тенями Бориса Березовского и Романа Абрамовича и уголовным делом, возбужденным в июле этого года по фактам невозвращения валютной выручки Пионерской базой океанического рыбфлота, которую еще недавно возглавлял кандидат в губернаторское кресло. Синельник педалирует свои связи с федеральной властью и считает, что от нее можно взять гораздо больше: рыболовецкая отрасль Калининградской области пребывает в плачевном состоянии.

Но кто бы ни стал новым губернатором, ему в первую очередь придется разбираться с наследством в виде Особой экономической зоны в Калининградской области.

Полуанклавная полуэкономика

После распада СССР Калининградская область в составе Российской Федерации превратилась в полуанклав (полу - потому что имеет выход к морю) или, как еще говорят, эксклав, и это стало определять ее экономику, образ жизни и даже психологию людей на небольшой территории, составляющей 1% от площади государства российского. Губернию действительно за несколько часов можно объехать вдоль и поперек, но она "выдвинута" в Европу и должна располагать к деловым контактам. Здесь находятся три крайне удобных незамерзающих порта, но дальнейший путь грузов в глубь страны затруднен и недешев из-за транзита через Литву, а затем Латвию или Белоруссию. Еще в начале перестроечных времен здесь была образована свободная зона "Янтарь" - естественно, в целях бурного развития экономики. Потом зону отменили, попытавшись обеспечить скорый рост посредством закона об особом экономическом статусе региона, потом отменили недостаточный и не оправдавший себя закон, а зону снова легализовали. Теперь она называется Особая экономическая зона в Калининградской области и функционирует в соответствии с федеральным законом, вступившим в силу в январе 1996 года.

Понятно, что длившиеся около семи лет пертурбации и нововведения были не игрой в названия, а борьбой за серьезнейшие экономические льготы. Налоговые и таможенные преференции вводились со скрипом, а отменялись без предупреждения. В 1995 году субъекты хозяйственной деятельности на территории области потеряли десятки миллиардов рублей в результате неожиданной отмены всех таможенных послаблений в России. Нынешняя областная администрация постоянно напоминает о девяти "наездах" со стороны федерального центра - девяти попытках отменить или урезать предусмотренные для калининградской особой зоны льготы. В Москве область воспринимают как "черную дыру" или насос, откачивающий деньги из бюджета. Особенное раздражение вызывает беспошлинный ввоз спиртного и табака, да и вообще их бесконтрольный транзит через границу. Но "наезды" производятся, как правило, на всю систему в целом, хотя достаточно было бы дополнительными мерами отрегулировать ввоз-вывоз подакцизных товаров - с этим, кстати, согласны и местные власти, и предприниматели.

Но все же на территории области действуют две весьма ощутимые льготы: нулевая таможенная пошлина на импорт и освобождение от экспортной пошлины продукции местных производителей (товар считается произведенным на территории особой зоны, если величина добавленной здесь стоимости составляет не менее 30%, а для электроники и сложной бытовой техники - не меньше 15%). Казалось бы, это должно повлечь за собой открытие сборочных производств высокотехнологичной продукции и автомобилей. Но ничего похожего на Гонконг, Корею и Китай в Калининградской губернии не произошло. Всерьез в этой сфере можно говорить только о заводе "Автотор", который прежде собирал корейские автомобили KIA, а сейчас - BMW.

Местные эксперты считают, что далеко не использованы все возможности, заложенные в законе об особой зоне. В частности, президент Балтийского института экономики и финансов доктор экономических наук Леонид Сергеев уверен, что организация предусмотренных законом локальных свободных зон (с дополнительными налоговыми послаблениями) стала бы отличным стимулом для инвесторов.

Парадоксально, но факт: удовлетворившись тем, что "таможенная" статья закона о зоне худо-бедно работает и приносит выгоду производителям, в области ничуть не заботятся о новых проектах, которым нужны прежде всего налоговые освобождения на период окупаемости проекта и защита инвестиций. Учитывая существующие таможенные льготы, позволяющие беспошлинно завозить материалы, оборудование и комплектующие, можно было бы ожидать мощного суммарного эффекта. Ситуация - на совести местных депутатов, которые за весь период деятельности областной думы так и не создали нормального инвестиционного законодательства. Калининградские думцы сосредоточились на усовершенствовании федерального закона и бесплодном лоббировании поправок к нему в российском парламенте. А тем временем инвесторы, вынужденные выпрашивать льготы в каждом конкретном случае и никогда не уверенные в том, что выпросят, обивают местные пороги.

Ничего не стоят и местные гарантии на самом высоком уровне. Так, сейчас неизвестно, кто и как будет погашать связанный кредит Drezdner Bank, который выдал заем в размере 10 млн долларов на развитие "Калининградптицепрома". Гарантом выступила администрация области, и это был тот редкий случай, когда местная дума и губернатор нашли общий язык и утвердили обязательства области по кредиту.

В результате уровень капитальных вложений в области неуклонно снижается, а особенно крута кривая падения иностранных инвестиций. В прошлом году Калининградская область вышла из категории регионов с наиболее благоприятным инвестиционным климатом. Особая зона не сработала.

Европа ближе

В Калининградской области 5 ноября состоятся не только губернаторские выборы. Одновременно будет избран новый состав думы. На сей раз туда в большом количестве баллотируются недовольные местным деловым климатом бизнесмены. По словам члена совета Союза промышленников и предпринимателей Калининградской области Александра Шамшиева, предприниматели рассчитывают получить не менее половины из 32 мандатов и своими "руками и головами" создавать нормальные условия для бизнеса. И для себя, и для зарубежных партнеров.

"Соседи не могут простить нам нищеты, которую мы развели в центре Европы", - расстраивается Шамшиев. Но нищета и высокие цены в оторванной от "остальной России" области - в известной степени миф. Цены здесь не выше, а доходы населения не ниже, чем в других областях Северо-Западного региона и многих субъектах всей Российской Федерации, где немало гораздо более депрессивных регионов. После августовского кризиса 1998 года Калининградская область единственная в стране официально объявила чрезвычайную ситуацию на своей территории - пугали голодом (тогда импортировалось до 80% продовольствия, сейчас - около 60%), и одна литовская фирма даже прислала гуманитарную помощь. Денно и нощно армия чиновников боролась за то, чтобы население осталось сытым, а в последующие годы борьба продолжилась под лозунгом "За продовольственную безопасность!" - ужесточались квоты на ввоз продуктов из-за рубежа, делалась ставка на местных производителей. Теперь вот местные производители хотят сами разобраться с квотами, лицензиями и прочими разрешениями на ведение бизнеса.

Стартовые условия для новой власти - и исполнительной, и законодательной - будут, кстати, не такими уж плохими. В первом полугодии отмечен прямо-таки взлет всех отраслей промышленности, в некоторых из них произошел рост в разы. Хотя все, конечно, понимают, что степень взлета отражает прежде всего глубину недавнего падения: сравнение идет с соответствующим периодом прошлого, провального года. Кризис действительно ударил в особой зоне по-особому. И во многом потому, что за долгие годы здесь не появилось мощных экспорториентированных производств - для чего, собственно, и вводился режим наибольшего экономического благоприятствования на российской территории, где Европа ближе, чем Россия.

Калининград

В подготовке материала принимала участие Вера Башканова