Ждать осталось недолго

Александр Кокшаров
6 ноября 2000, 00:00

Через год-два у российского капитала появится возможность по дешевке скупить белорусскую промышленность и инфраструктуру

Производство промышленной продукции выросло на 5%, ВВП - на 4%, реальные доходы населения увеличились, безработица сохраняется на чрезвычайно низком уровне (2%), постепенно снижается уровень инфляции, а валютные резервы возрастают. Думаете, речь идет о благополучных США, где уже который год продолжается экономический рост? Вовсе нет. Искать ответ надо поближе: столь замечательная экономическая ситуация складывается в соседней Белоруссии.

Более того, если пересчитать белорусский ВВП на душу населения по паритету покупательной способности (что регулярно делает ООН), то Белоруссия выходит в ряд совсем не бедных стран. По этому показателю (6563 доллара на душу населения в 1998 году) она находится в группе таких среднеразвитых государств, как Таиланд, Бразилия и Турция, опережая не только Россию, но и Польшу. А в конце августа международное рейтинговое агентство Thomson Financial BankWatch повысило рейтинг Белоруссии по долгам в национальной валюте (с уровня C до CCC). Повышение рейтинга, по мнению агентства, является следствием наметившегося улучшения экономической ситуации в стране, в том числе резкого снижения дефицита платежного баланса (с 945 млн долларов в 1998 году до 257 млн в 1999-м). Казалось бы, все пессимистические прогнозы о будущем белорусской экономики (в том числе и наш - см. "Раненый зубр идет на флажки", "Эксперт" N27 за 1999 год) посрамлены.

Однако проблема в том, что все эти цифры отличаются от белорусской реальности, как голливудские фильмы от настоящей жизни. Как отмечается в недавнем опросе минского Независимого института социально-экономических и политических исследований, в августе лишь 5,9% белорусов считали, что экономическая ситуация в стране за последний год улучшилась. А почти две трети - 63,5% - считают, что ситуация ухудшается, еще почти треть - что она не изменилась.

За фасадом цифр

Парадокс объясняется просто: в Белоруссии только хорошие новости становятся новостями. Взять тот же промышленный рост. Он вовсе не выдумка властей. Увеличивается выпуск металлопроката, химических волокон, станков, грузовых автомобилей, автобусов, велосипедов, холодильников, телевизоров и других промышленных изделий. Загвоздка в том, что ВВП считают по старинке: туда включают стоимость всего произведенного трудолюбивым белорусским народом. Поскольку на большинстве предприятий техническая модернизация проведена не была, конкурировать с западными аналогами белорусским товарам с каждым годом становится все сложнее. Маркетинг на большинстве предприятий по-прежнему мало отличается от советских времен: руководители предприятий отправляют "наверх" рапорты о выполнении поставленных правительством производственных планов. В результате большая часть продукции (по официальным данным, 62%, а по оценке белорусского экономиста Ярослава Романчука - около 80%) отправляется на склад.

За последние полгода запасы готовой продукции на белорусских складах выросли на 50%. Причем в некоторых отраслях складские запасы растут в геометрической прогрессии: так, запасы телевизоров на складах выросли в 3,4 раза, шин - в 3,6, а ковров - аж в пять раз! Предприятиям удается продолжать работу лишь благодаря льготным кредитам, которые время от времени через систему государственных банков им предоставляет правительство, а также наличию временного лага в оплате товаров (значительная часть поставок прошлого года проходила либо по бартеру, либо с задержкой в оплате; живые деньги за прошлогодние поставки приходят только сейчас).

О том, что белорусский "рост" отличается от экономического роста в других странах (даже в России), можно легко убедиться, взглянув на экспортную статистику. В прошлом и в нынешнем годах экспорт в страны дальнего зарубежья активно рос: однако при резком увеличении стоимостных показателей (на 25,8%) физический рост составлял доли процента. Объясняется это просто: из-за повышения цены на российскую нефть цены на белорусские товары (в особенности на продукцию химической промышленности и нефтепереработки) пошли вверх. Но тот же рост цен на нефть привел к опережающему росту импорта, и в результате торговый дефицит, уменьшившийся в прошлом году, сейчас вновь быстро увеличивается. По итогам года, считает Ярослав Романчук, он составит 1,3-1,5 млрд долларов.

Согласно социологическим опросам, в перманентном экономическом кризисе 75% населения обвиняет именно правительство и президента; лишь 4% согласны с тезисом Александра Лукашенко, что все нынешние проблемы вызваны "происками врагов". Уровень жизни быстро падает. Да, реальные доходы (которые исчисляются в белорусских рублях) выросли на 16%, но за те же полгода цены (в долларовом эквиваленте) выросли в среднем на 40%! Хлеб за первую половину 2000 года подорожал в 2,6 раза, алкоголь, медикаменты и стройматериалы - вдвое. По сравнению с июлем прошлого года цена бензина выросла в 3,2 раза. В итоге при средней зарплате около 50 долларов в месяц (в промышленности - около 70) сейчас в Белоруссии 55% населения живет за чертой потребительского минимума (в 1997 году - 38%).

В таких условиях выживание белорусов становится возможным лишь благодаря неформальному сектору (размеры теневой экономики, процветающей благодаря "прозрачной" границе с Россией и "полупрозрачным" границам с Украиной и Прибалтикой, эксперты оценивают в 50-60% от официального ВВП), государственной системе субсидий и дотаций, а также тесной связке "город-деревня". Урбанизация в Белоруссии проходила в 60-80-е годы, поэтому большинство горожан имеют родственников на селе, а также дачные участки. Приусадебные хозяйства, занимающие менее 10% сельскохозяйственных угодий, обеспечивают три четверти овощей и картофеля, выращиваемых в стране.

"Большое" же сельское хозяйство постепенно умирает. Уже сегодня 60% потребляемых продуктов попадают на стол белорусов из-за рубежа, в том числе из России. По оценке президента аналитического центра "Стратегия" Леонида Заико, Белоруссия тратит около миллиарда долларов в год только на закупки продовольствия. На дотации сельскому хозяйству ежегодно уходит 15% бюджета (около 300 млн долларов), однако эффекта не достигается никакого. Из-за отсутствия реформ аграрный сектор продолжает сокращаться: в первом полугодии 2000 года спад составил 8,9%.

Заповедник

Главная проблема белорусской экономики заключается в том, что ее реформирование (включая приватизацию и структурные преобразования) было приостановлено в 1994-1996 годах. В результате государство контролирует 85% валового национального продукта и является (прямо или косвенно) основным работодателем. Именно это сдерживает безработицу на низком уровне: предприятиям не разрешается увольнять "лишних" рабочих. Низкая производительность труда на фоне затоваривания складов приводит к росту финансовых проблем белорусских предприятий. А отказ от политики "дешевых" денег (с апреля 2000 года в Белоруссии действуют реальные положительные процентные ставки) лишь добавил предприятиям проблем.

По официальным данным, 33% белорусских предприятий сегодня убыточны. По оценкам же независимых экспертов, применяющих западные методики, предприятий-банкротов гораздо больше - более двух третей. Рентабельность за год снизилась почти вдвое - с 18% до 10%. И это при том, что в советские годы белорусская промышленность работала со средней рентабельностью 40%. В условиях же колоссальной инфляции (а в Белоруссии в 2000 году она составляла в среднем 7% в месяц), как считает бывший глава белорусского Нацбанка Станислав Богданкевич, минимальный уровень рентабельности составляет 45%.

Поскольку государство не желает избавляться от ненужного балласта, страдают те предприятия, которые могут работать эффективно. Многие предприятия (например, в нефтепереработке, химической промышленности, металлургии, мебельной промышленности) работают с прибылью и являются вполне конкурентоспособными в рамках СНГ. Но они не могут вкладывать деньги в собственное развитие: государство, озабоченное судьбой промышленного комплекса в целом, забирает практически всю прибыль через сложную налоговую систему. Закупки инвестиционных товаров из-за рубежа (где приобретается основная часть машин и оборудования) сократились на 20%. Уровень внутренних инвестиций вследствие сокращения бюджетной составляющей начал снижаться. А в их структуре выросла доля обычных строительно-монтажных работ (80% инвестиций), что никак не отражается на уровне технологического развития страны.

На иностранных инвесторов надежды тоже нет: отношения между ними и белорусским правительством испорчены всерьез и надолго. В прошлом году объем иностранных инвестиций был минимальным за все десятилетие, а ряд инвесторов (в частности, американский Ford), которым надоело воевать с бюрократией и коррупцией, покинули Белоруссию. Суммарный объем инвестиций в страну составил около 350-400 млн долларов, это мизер по сравнению даже с небольшими балтийскими странами (накопленные иностранные инвестиции в крохотную Эстонию превышают 1,4 млрд долларов). Причем если вычесть из этой суммы инвестиции "Газпрома" в прокладку газопровода Ямал-Западная Европа, то сумма накопленных Белоруссией инвестиций будет на порядок меньше.

Приватизации не избежать

Нынешний экономический рост в Белоруссии, не подкрепленный никакими реальными преобразованиями, как считают наши белорусские собеседники, выдохнется довольно скоро, вероятнее всего, в будущем году. В связи с подписанием в конце августа российско-белорусского соглашения о валютном союзе (с 2005 года российский рубль начнет параллельное хождение в Белоруссии, а с 2008 года станет единственной валютой в этой стране) важнейшим приоритетом Минска становится снижение инфляции. Белорусский Нацбанк ужесточил свою политику еще весной этого года, повысив процентные ставки. С 14 сентября Белоруссия отказалась от множественности курсов национальной валюты. Все это означает, что дешевых кредитов белорусским предприятиям в ближайшее время не видать. А при растущих объемах складских запасов финансировать рост производства станет все труднее, а на каком-то этапе просто невозможно.

Перемены потребуются и из-за политических факторов. Во-первых, руководство России сокращает объемы прямой финансовой поддержки своего западного союзника (российский кредит для макроэкономической стабилизации, который вскоре должен поступить в Минск, меньше прежних - всего 200 млн долларов). Долги за энергоносители, поставляемые из России, растут как снежный ком и уже превышают весьма скромные золотовалютные резервы Белоруссии (250 млн долларов при требуемых МВФ 600-650 млн долларов). Конечно, шанс на очередное списание долгов есть, но даже в этом случае нерешенной остается еще одна проблема: в следующем году в Белоруссии президентские выборы.

В 1994 году белорусский президент Александр Лукашенко обещал электорату "золотые горы". И если сначала благодаря кейнсианской политике и росту экспорта в Россию дешевых белорусских товаров Белоруссия по многим показателям Россию даже опережала (см. "Эффективная диктатура", "Эксперт" N41 за 1997 год), то сейчас "карта" президента оказалась бита. Не случайно, по данным последних социологических опросов, наиболее симпатичным белорусам политиком является не "батька" Лукашенко (31%), а российский президент Владимир Путин (65%).

В Минске уверены, что Лукашенко пойдет на любые шаги, чтобы сохранить свою власть. В условиях технологического коллапса белорусской промышленности (75% основного фонда предприятий амортизировано) наиболее реальным способом собрать деньги на предвыборную кампанию (которая будет сопровождаться массированными субсидиями и дотациями электорату) становится приватизация.

Когда писался этот материал, стало известно, что в начале будущего года белорусское правительство через систему открытых аукционов намерено продать пакеты акций крупных промышленных предприятий. Для начала выставляются пакеты общей стоимостью 200 млн долларов, но, как утверждают в Минске, это только начало. Поскольку внутренние резервы для приватизации довольно невелики (если не считать активов, выведенных в Россию и другие страны, в том числе через подконтрольные управлению делами президента структуры), а иностранцев в Белоруссию никаким калачом не заманишь, то единственным потенциальным покупателем может быть российский капитал.

Уже сегодня российские компании проявляют заметный интерес к нескольким перспективным предприятиям. Например, нефтеперерабатывающие заводы в Новополоцке и Мозыре уже на 40% контролируются российскими нефтяными компаниями. Правда, перспективные и прибыльные предприятия (производители телевизоров "Горизонт" и "Витязь", холодильников "Атлант", грузовых автомобилей "МАЗ" и другие, которые довольно успешно работают на российском рынке) Минск постарается оставить за собой. Российским инвесторам сначала будут предложены предприятия-банкроты; прибыльные же компании пойдут с молотка лишь в последнюю очередь. По мнению экспертов, цена сделок в случае ускоренной продажи будет занижена: практически всю белорусскую промышленность можно будет купить за 1-1,5 млрд долларов.

Российский бизнес, как надеется белорусская оппозиция, принесет с собой свои правила игры, которые хотя и не идеальны, но все-таки более близки к рыночным, чем те, по которым работает "лукономика".

Минск-Москва