Пляска Великого Слепого

Культура
Москва, 06.11.2000
«Эксперт» №42 (254)

История с приездом в Москву легендарного певца, символа эпохи, изобретателя стиля соул, обладателя двенадцати "Грэмми" и так далее, и так далее, полна занятных недоразумений. Собственно, в расписании мирового турне Рэя Чарльза России не было вовсе, но потом из списка вычеркнули Израиль (неспокойная там обстановка) и заменили двумя концертами в Москве и одним в Питере. Более того, за месяц до концерта выяснилось, что американский и европейский агенты певца, не договорившись, продали своего клиента двум разным российским организациям, и, отпев первого и второго, Рэй должен был неминуемо вернуться в двадцатых числах, дабы отпеть по новой. Лишь естественные опасения, что во второй раз на того же Рэя Чарльза попросту не пойдут, вынудили одну из компаний скрепя сердце отменить концерты. Может, и зря: по крайней мере, в кассах билеты кончились за несколько дней до выступления. Особенно охотно раскупали билеты на концерт второго числа: стало известно, что в этот день Чарльза вознамерились поздравить с семидесятилетием разнообразные звезды российской эстрады, от Ларисы Долиной до Николая Носкова.

Занятно, но, согласно нескольким авторитетным джазовым энциклопедиям, Рэй Чарльз родился не в 1930 году, а вовсе даже в 1932 году, так что сам факт празднования юбилея оказывается под большим вопросом. Впрочем, с джазменами такое случалось нередко: до сих пор спорят об истинной дате рождения Луи Армстронга, Телониуса Монка и др. Вряд ли сам Рэй Чарльз озаботился этой проблемой хоть на миг: он давно потерял счет дням, премиям, собственным записям, с трудом припоминает имена музыкантов, с которыми играл, и честно признается, что вряд ли назовет хоть одного российского композитора (хотя тут же называет Рахманинова). Он радуется вопросам журналистов, собственным ответам, публике, которую не видит, и удачным соло своих музыкантов. Заразительно смеется, запрокидывая голову знакомым движением, которое организаторы даже сочли нужным вынести на афишу. В его мире, очевидно, вечно сияет яркое и задорное солнце. Потому концерты Рэя, несмотря на довольно посредственный звук и естественную надтреснутость старческого голоса, оказались совершенно волшебным зрелищем -. от начала, когда о выходе на сцену Великого Слепого возвестил, в лучших традициях Лас-Вегаса, уверенный дикторский голос, и до конца, когда Рэй Чарльз, отыграв последнюю вещь, вскочил и пустился в самый жизнерадостный на свете пляс, отбивая такт ногой и пытаясь обнять разом весь зал. Так, в прыжках и воплях, нереальных танцах на стуле и прошел весь концерт -. и даже думать о том, что мистеру за клавишами, должно быть, исполнилось семьдесят, было как-то странно.

У партнеров

    «Эксперт»
    №42 (254) 6 ноября 2000
    Инвестиционный бум
    Содержание:
    Обзор почты
    На улице Правды
    Реклама