Тот самый Большой

6 ноября 2000, 00:00

Отменив ряд концертов на Западе, генеральный художественный директор Большого театра Геннадий Рождественский вернулся в Москву на две недели раньше намеченного срока. Как оказалось, для локализации текущих скандалов и разжигания новых.

Как ни странно, но выступление нового худрука театра до боли напоминало публичные демарши его предшественника - Владимира Васильева. Полторы сотни журналистов и телевизионщиков, набившихся в хоровой зал театра, были немало обескуражены, когда дирижер с мировым именем достал из-под стола бумажку и стал цитировать публикации московских критиков, не делая различий между ошибками, опечатками и критическим взглядом на положение вещей. Геннадий Николаевич, правда, не стал читать стихи о критиках с угрозами "всех в ад упечь", как это обычно делал Владимир Викторович, зато пообещал упомянуть всех в своей новой книге.

Как бы между делом Рождественский объявил присутствующим о своем первом нововведении: он намерен покончить с анархией в контрактной системе, учрежденной его предшественниками: теперь в формировании личных планов артистов будет наведен строгий порядок.

Обсуждая тему скандалов в балете, Рождественский заявил, что бывший худрук балета Алексей Фадеечев оказался провокатором и лгуном с узким кругозором и большими амбициями (за что и был уволен). Что же до подготовленных им балетных проектов, то о них придется забыть - не будет ни "Дочери фараона", ни "Корсара", ни постановки австралийского хореографа Стентона Уэлша, ни "Бугаку" Джорджа Баланчина. Зато уже нынешней весной в театр вернется "Лебединое озеро" в версии Юрия Григоровича. После этого Рождественский хочет пригласить его поставить здесь давно обещанный "Болт" на музыку Шостаковича и "Пер Гюнт" на музыку Шнитке. Вслед за Григоровичем в Большой позовут 94-летнего Игоря Моисеева - восстановить балет "Три толстяка". А может быть, восстановят и шедевр 20-х годов Касьяна Голейзовского "Иосиф Прекрасный". Из молодых - через год в театр вернется Алексей Ратманский, чтобы поставить одноактные балеты на музыку Сибелиуса, Бетховена и Прокофьева.

Кроме того, Геннадий Рождественский, славный своими прогрессивными музыкальными взглядами (именно ему обязаны своим рождением и мировой известностью многие произведения композиторов XX века), в конце нынешнего сезона собирается поставить на сцене Большого театра мировую премьеру первой версии прокофьевской оперы "Игрок", а затем подумать над постановкой его же "Огненного ангела" (с Валерием Брюсовым, Андреем Белым и Ниной Петровской в качестве параллельных персонажей). Кроме того, обещана опера Леоша Яначека "Из мертвого дома" по Достоевскому. Что же до старины, то уже нынешней зимой должна быть поставлена "Набукко" Верди, а позднее, возможно, вернется из забвения и "Чародейка" Чайковского. Но и это еще не все. На своей пресс-конференции г-н Рождественский заявил, что хочет видеть в репертуаре вечер музыки Рахманинова с оперой "Алеко", "Колоколами" и "Симфоническими танцами"; вечера опер и балетов Игоря Стравинского и Рихарда Штрауса. В общем, планов громадье.

Все было бы великолепно, если бы здесь же, на конференции, были названы реальные или хотя бы предполагаемые имена режиссеров-постановщиков, сценографов и артистов, которые смогут обеспечить успех проектам. Ибо, если таковых не окажется, то произойдет то же самое, что происходило при директоре Васильеве много лет подряд.

Кроме того, прямолинейному Рождественскому, везде и всюду рассказывающему о том, что ГАБТ сегодня - "это затопленный на две трети корабль", и не скрывающему, что никакой реальной политики театр пока не собирается вырабатывать, еще нечего противопоставить скепсису, с которым на Западе сейчас относятся к Большому даже те, кто раньше в него верил. Пример тому - перенос очередных гастролей оперной и балетной трупп в Британии до прояснения ситуации.

По-отечески наставляя представителей СМИ на путь истинный, мэтр, возможно, не знает, что не последней причиной недавних скандалов стало отсутствие в театре дееспособной пресс-службы. Будем надеяться, что г-н Рождественский понимает: пресса, как и он, заинтересована в процветании Большого театра, а не в его провалах.