Месхетинский и другие вопросы

6 ноября 2000, 00:00

Членство Грузии в Совете Европы поставлено под вопрос. Вступив два года назад в эту организацию, Грузия обязалась в ближайшее время удовлетворить ряд гуманитарных требований СЕ, главное среди которых - возвращение в родные места турок-месхетинцев.

Уже с самого начала было ясно, что обещание это выполнить нельзя. Несколько десятков тысяч турок, с древних времен населявших граничащий с Турцией горный грузинский район Месхет-Джавахети, в начале Великой Отечественной войны были депортированы и отправлены в Среднюю Азию. Турция воевала на стороне Германии, и этим было обусловлено жестокое решение Сталина.

Основная часть турок осела в Ферганской долине Узбекистана. В 1989 году в ходе известных "ферганских событий" турки стали жертвой массовых погромов, погибли сотни человек. Вместо того чтобы защитить месхетинцев, тогдашний первый секретарь ЦК Компартии Узбекистана Ислам Каримов распорядился всех их немедленно депортировать из республики. Около 50 тысяч месхетинцев были срочно посажены в поезда и вывезены в Россию.

Многие из них сейчас живут в Краснодарском крае, кое-кто осел в Крыму, некоторым удалось уехать в Турцию. Но большинство продолжает мечтать о возвращении на родные земли.

Принять такое количество людей, обеспечить их жильем и работой - задача не из легких и для более крепких государств, чем Грузия с ее разваленной экономикой, безработицей и 300 тысячами беженцев из Абхазии и Южной Осетии. Положение усугубляется еще и тем, что турки-месхетинцы, по идее, должны возвратиться в "свой" регион Месхет-Джавахети, который сейчас компактно заселен армянами. Об "особых" отношениях этих двух этносов говорить излишне. Так что, напирая на необходимость решения месхетинского вопроса, Совет Европы рискует вызвать довольно серьезные проблемы в этом и без того не самом стабильном и спокойном регионе Грузии.

Грузинские депутаты временный выход из тупика нашли в уведомлении Совета Европы о невозможности решить вопрос репатриации турок-месхетинцев до 2002 года "ввиду тяжелой экономической ситуации в стране". По словам председателя парламентского комитета по гражданской интеграции Гелы Кварацхелия, процесс репатриации может начаться через два года, если на весенней сессии высшего законодательного органа страны будет принят разрабатываемый комитетом и министерствами юстиции и по делам беженцев законопроект о репатриации-интеграции.

Однако повышенный интерес СЕ к сегодняшней Грузии вызван не только невыполнением руководством страны этого обещания. В Европейский суд поступило много жалоб от проигравших выборы кандидатов в депутаты, обращений от заключенных и правозащитников, считающих, что положение с правами человека в стране оставляет желать лучшего. И, наконец, к этому нелицеприятному набору добавилась религиозная нетерпимость.

С недавних пор некоторые религиозные меньшинства в Грузии испытывают серьезные проблемы с властями. Так, при их стойком невмешательстве систематический характер приобрели погромы религиозной организации "Сторожевая башня", более известной как Свидетели Иеговы. Никак не могут добиться возвращения конфискованных "силовиками" нескольких тонн литературы кришнаиты. Эти инциденты оказались под пристальным вниманием председателя комитета Европарламента по сотрудничеству с Грузией Урсулы Шлейхер, в весьма резкой форме потребовавшей "тщательного изучения положения дел с правами верующих в этой закавказской стране" и обсуждения этого вопроса на одном из ближайших заседаний Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ).

"Тщательное изучение" не только положения религиозных сект в Грузии, но и, например, пенитенциарной системы вряд ли вызовет умиление у уже сформированной комиссии. Председатель парламентского комитета по защите прав человека Елена Тевдорадзе выразила опасение, что страну вполне могут исключить из Совета Европы за невыполнение взятых на себя обязательств. Это заявление вывело из себя президента Эдуарда Шеварднадзе. "Разговоры об исключении Грузии из Совета Европы - клевета, - заявил он. - СЕ неоднократно признавал достигнутые Грузией успехи в области защиты прав человека. У нас действительно остаются проблемы в этой сфере, но все они будут решены. Это наш долг не только перед Советом Европы, но и перед Конституцией и народом".