Соучастники

Александр Шумилин
6 ноября 2000, 00:00

Визит Владимира Путина расколол французское общество

"Путин возобновляет контакты с Парижем, несмотря на разногласия по Чечне" - статьей под таким заголовком газета Le Monde подводит итог визита российского президента в Париж. Газета просто констатирует факт, но для левых либералов, играющих первую скрипку в оркестре общественного мнения Франции, факт этот равнозначен трагедии. Вместо того чтобы давить на Путина, угрожать России новыми санкциями, и руководители Евросоюза, и президент Франции Жак Ширак встречают президента России подчеркнуто радушно. И это несмотря на то что антироссийские, прочеченские митинги на улицах Парижа бурлят, как никогда. Эволюцию настроений митингующих довольно точно отразили два плаката, наклеенные на витринах бюро "Аэропорта" в центре Парижа: первый - "Путин - военный преступник (приклеен за несколько часов до прибытия российского президента); второй - "Европа - соучастница преступления" (появился в последний день пребывания Путина в Париже).

Ястржембский лег на амбразуру

К великому разочарованию демонстрантов и лично их главного вдохновителя Майрбека Вачагаева - представителя Масхадова в Европе, на одном из митингов демонстративно порвавшего в клочья российский паспорт, команде Путина удалось вывести "чеченский фактор" за скобки переговоров как с руководством ЕС, так и с президентом Франции. Нет, Жак Ширак, конечно, несколько раз упомянул об этой проблеме, но высказывание его прозвучало столь мягко и корректно по отношению к гостю, что мало кто усомнился в том, что критика из его уст в адрес России - не более чем риторический жест, призванный отдать дань тому самому "общественному мнению", бродящему с плакатами по улицам Парижа. Главные же тезисы, акцентированные Шираком, а затем и премьер-министром Лионелем Жоспеном, свидетельствовали о том, что руководство страны готово разморозить отношения с Россией по всем направлениям. И более того - вновь обозначить Москву как стратегического партнера Парижа в Европе. Упомянутая газета Le Monde откликнулась на такой разворот французских политиков забавной карикатурой: Путин и Ширак на совместной пресс-конференции. Путин: "Я только что объяснил Шираку, что Чечня есть..."; Ширак (невнятно бормочет): "Абракадабра".

Любопытно, но, кажется, впервые в истории российской дипломатии на саммите в Париже был использован прием из разряда "жесткого" PR с тем, чтобы максимально ослабить критику Путина по чеченской проблеме, переведя стрелки на другого игрока команды российского президента. Огонь вызвал на себя Сергей Ястржембский, который провел в понедельник 30 октября пресс-конференцию в престижном отеле Bristol. Похоже, он вполне преуспел в достижении цели - шокировать местных журналистов резкими выпадами в адрес преобладающего общественного мнения. Так, он предложил свое объяснение малопонятных симпатий французских левых интеллектуалов по отношению к чеченским боевикам. По его словам, местные левые увидели в боевиках тех самых "борцов за свободу", которые возродили в их сознании идеалы ушедшей юности. И тут же обвинил левых интеллектуалов ни много ни мало, как в просталинских настроениях: "С приходом Горбачева, перестройкой и крушением социализма французские интеллектуалы остались без иконы, - заявил Ястржембский. - Заметьте, что, говоря о Сталине, они не упоминают о тоталитарном режиме, а говорят о родине социализма. Эти люди так и не смогли простить Горбачеву, Ельцину и тем, кто пришел после них, того факта, что они уничтожили идеалы их юности".

Высказывание помощника российского президента вызвало бурю негодования во французских СМИ, но вывело самого Путина из-под атак местных журналистов. На этом фоне он мог себе позволить отвечать на их вопросы кратко и протокольно: "Чечня - часть Российской Федерации. Обстановка на этой территории нормализуется". И охотно подписался под вставленной усилиями Ширака в текст российско-европейской декларации фразой о том, что стороны считают "важной и неотложной потребностью поиск политического решения" проблемы Чечни. Сразу после подписания документа Путин пояснил, что Москва уже давно перешла к политическому решению конфликта, завершив его военную стадию. Кремль, мол, активно взаимодействует с главой администрации республики Ахмадом Кадыровым, в прошлом тоже видным боевиком. Но за стол переговоров с Асланом Масхадовым представители Кремля сесть не готовы.

Немцы виноваты

По основным же вопросам развития сотрудничества России с ЕС и Францией Путин, как заметил один французский дипломат, "говорил то, что от него хотели услышать". В частности, он поддержал Люксембургскую декларацию, в которой министры финансов ЕС заявили об ужесточении борьбы с отмыванием денег на территории стран Европы. "Мы готовы сотрудничать с FATF (Группа финансового действия. - 'Эксперт'), - сказал Путин, - и прорабатываем ряд законодательных инициатив в этом плане". Путин не критиковал саму декларацию, в которой Россия, кстати, названа одной из главных стран - экспортеров "грязных денег".

Без особых оговорок одобрили стороны и проект энергетического партнерства "Россия и ЕС". Правда, вслед за этим все та же леволиберальная французская пресса разразилась критикой проекта, назвав его "пактом Проди" (по смелой аналогии с пактом Молотова-Риббентропа). Так, профессор Парижского университета Франсуаза Том, хоть и с опозданием, но бросилась предупреждать европейских политиков, что, идя на энергетическое партнерство с Россией, они, мол, обрекают себя на стратегическое поражение. "Со стороны России, - пишет она в Le Monde, - решение о развитии энергетического партнерства с Европой носит не столько экономический характер, сколько политический. Как только Европа начнет заглатывать российский газ, то его поставщик сможет диктовать потребителю свои условия". Профессор называет этот проект верхушечным сговором недальновидных политиков, "от последствий которого могут пострадать все европейцы".

Раскручивая нити этого "сговора", Франсуаза Том в конце концов прямо указывает на его инициатора со стороны Европы - это, конечно же, Германия. Оказывается, деловые круги именно этой страны "загоняют Европу в западню". "Уже сегодня мы видим, как политика Германии, страны, больше других в Европе зависящей от поставок российского газа, эволюционирует в сторону Москвы, - утверждает Франсуаза Том. - Визит Путина в Германию в июне обозначил поворот в отношениях между этими странами. Немцы начали развивать энергетическое партнерство с Россией, инвестировав 1 млрд долларов в разработку нефтяного месторождения в Арктике и предоставив 'Газпрому' кредит в размере 200 млн долларов". После этого, мол, немцы забыли о проблеме Чечни и солидаризировались с позицией Москвы по таким проблемам, как будущее Косово и американские планы по национальной ПРО. В конечном счете, вздыхает профессор из Парижа, Германия становится опасным "мостом между Россией и Западом".

Германская же пресса просто игнорирует подобные выпады в адрес своих политиков и бизнесменов. В Берлине в эти дни проходит целая серия форумов и симпозиумов по различным аспектам развития политического диалога и делового сотрудничества с Россией. В редком отеле в центре Берлина не встретишь российского политика, политолога или бизнесмена. "Пусть нас обвиняют в пророссийских настроениях, - сказал мне председатель Германского общества внешней политики Александр Рар. - Разумные люди и у вас, и у нас прекрасно понимают, что Европе без России не обойтись. Как, впрочем, и России без Европы".

Париж-Берлин-Москва