Возможность для хорошей рекламы

Политика
Москва, 20.11.2000
«Эксперт» №44 (256)
Не евразийство и не атлантизм, а просто экономика определяет новую внешнюю политику России

Зарубежные аналитики продолжают попытки угадать, какой будет внешняя политика России "после Ельцина": стоит Владимиру Путину оказаться в одной из азиатских стран, как ему тут же приписывают "неизбывную любовь к Востоку"; визиты же российского президента в США и Европу трактуются аналитиками под одним и тем же привычным углом - с кем и против кого на Западе намерен дружить Кремль в обозримой перспективе.

Вот и последний перелет Путина через Монголию в Бруней для участия в форуме Азиатского-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС) преподносится идеологами российского евразийства как подтверждение "поворота российской политики от безоглядного атлантизма к постепенному вхождению в логику евразийской интеграции". Уложив внешнеполитическую линию Кремля в такую формулу, ведущий на отечественных просторах евразист Александр Дугин уверяет, что это не преувеличение. "Хотя налаживание тесных связей со странами Азии и не является антизападным шагом, - поясняет он, - тем не менее оно дает понять Западу, что претензии на единоличную мировую гегемонию с его стороны несостоятельны и не устраивают не только Россию, но и другие мощные мировые державы".

Любопытно, но в том же духе (правда, с оттенком легкой паники) трактуют поездку Путина в Бруней и аналитики британской радиостанции BBC. "В последнее время дипломатические приоритеты России меняются все более явственно, - утверждает один из них в прямом эфире. - По некоторым подсчетам, на одну поездку Путина на Запад приходятся сейчас как минимум две - на Восток".

Сам же Путин уходит от акцентирования приоритетов российской политики по параметрам Запад-Восток, выдвигая на передний план другой критерий - экономический интерес Москвы. Похоже, этот интерес действительно определяет сегодня внешнеполитические шаги Кремля.

И Монголия кстати

Отвечая в Брунее на вопрос журналиста: "На каком месте для вас Азия?", - российский президент был краток. "Как евроазиатская страна Россия считает азиатское направление традиционным для себя, - сказал Путин. - У нас огромные ресурсы сосредоточены в Сибири и на Дальнем Востоке. Азия же при этом нуждается в товарах и услугах, которые Россия может дать. Так что налицо взаимодополняемость интересов". И никаких антизападных выпадов. Это и понятно: основными партнерами по двусторонним переговорам в этом "сказочном восточном королевстве" были для Путина все те же знакомые по G8 лица - президент США Билл Клинтон и премьер-министр Японии Иосиро Мори.

Правда, на полпути к Брунею - в официальной юрте монгольского президента - Путин не преминул повторить ставший держурным тезис об "опасности навязывания однополярного мира". Однако тезис этот отнюдь не антизападный, а скорее антиамериканский - в сдержанной форме, но вполне публично его высказывают и лидеры таких стран, как Франция или Германия. Большинство европейцев готовы аплодировать словам российского президента о том, что "в наступающем тысячелетии нам предстоит побороться за новый демократический миропорядок, против попыток навязыв

У партнеров

    «Эксперт»
    №44 (256) 20 ноября 2000
    Армия
    Содержание:
    Обзор почты
    На улице Правды
    Реклама