Мы спасаем не банкиров, а деньги клиентов и вкладчиков

Экономический анализ
Москва, 20.11.2000
«Эксперт» №44 (256)
На вопросы "Эксперта" отвечает генеральный директор Агентства по реструктуризации кредитных организаций (АРКО) Александр Турбанов

- Под управлением АРКО сейчас оказалось четырнадцать банков. На сегодняшний день шесть из них находятся на разных этапах проведения процедур мировых соглашений с кредиторами. Есть точка зрения, и мы попытались доказать ее в нашей статье (см. "По праву сильного", "Эксперт", N39 от 16 октября 2000 года), что для частных вкладчиков сценарий банкротства и ликвидации банка-должника предпочтительнее мирового соглашения. А какова ваша позиция?

- Давайте сначала разберемся, зачем вообще понадобился институт мировых соглашений. Не проще ли было ограничиться обычным банкротством несостоятельных банков в соответствии со стандартными процедурами, предусмотренными Законом о несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций?

Дело в том, что АРКО было создано для преодоления последствий системного банковского кризиса. Это не было чисто российским изобретением. Практически все страны, которые сталкивались с такими кризисами, вынуждены были создавать структуры, подобные нашей. Системный банковский кризис в случае невозможности его локализации чреват параличом платежной системы, системным экономическим кризисом и сильнейшими социальными потрясениями. Поэтому государство в таких случаях должно вмешиваться, и это вмешательство носит чрезвычайный характер. Государство просто не может себе позволить банкротства системообразующих банков федерального и регионального уровня.

Именно для решения таких чрезвычайных задач и было создано АРКО, действующее на основании специального Закона о реструктуризации кредитных организаций. Этот закон предусматривает, в частности, возможность заключения мировых соглашений. Государство через АРКО готово вложить бюджетные средства в неплатежеспособные "узловые" банки, чтобы они удержались на плаву. Не ради банкиров и их бывших акционеров, а ради клиентов этих банков, ради вкладчиков в первую очередь. Готовя мировые соглашения, мы исходим из того, что условия удовлетворения частных вкладчиков и других кредиторов должны быть обязательно лучше, чем в случае обычной процедуры банкротства.

- В теории выходит гладко. Но на практике частные вкладчики в случае обычного банкротства банка автоматически становятся кредиторами первой очереди, что повышает их шансы на полный возврат зависших вкладов, как, например, в случае банка "Менатеп", сумевшего уже полностью рассчитаться с вкладчиками...

- Да, при мировом соглашении имеются определенные объективные ограничения в удовлетворении интересов вкладчиков. Это ограничения в виде интересов других кредиторов. Если возмещение кредиторам других очередей будет приближаться к нулю, то для них смысл мирового соглашения теряется. А поскольку зачастую все-таки большую часть обязательств банка составляют обязательства перед юридическими лицами, получается, что юридические лица голосуют против мирового соглашения. То есть за процедуру банкротства. А при банкротстве все получают меньше, некоторые - вообще ничего.

Конечно, чисто по-человечески можно понять обиду тех вкладчиков, которые уже имеют на руках исполнит

У партнеров

    «Эксперт»
    №44 (256) 20 ноября 2000
    Армия
    Содержание:
    Обзор почты
    На улице Правды
    Реклама