Наследники Вавилона

Дмитрий Микульский
27 ноября 2000, 00:00

Ирак готовится к отмене международных санкций

События последних месяцев наводят на мысль, что скоро в мире не останется "закрытых стран". Вслед за неожиданным потеплением в отношениях между двумя Кореями в ближайшее время, возможно, произойдет снятие международных санкций с Ирака. Как скоро это случится де-юре, во многом зависит от исхода президентских выборов в США (республиканцы занимают более жесткую позицию по иракской проблеме). Тем временем снятие санкций уже фактически началось. Истощенная десятилетним противостоянием с Соединенными Штатами страна снова пытается стать признанным лидером арабского мира.

Больше визитов, хороших и разных

Визит госсекретаря США Мадлен Олбрайт в Северную Корею стал сенсацией в мире дипломатии. Ирак, пария номер один в американской внешней политике, такой чести пока не удостоился. Однако европейцы уже "проложили дорогу" в Багдад. В конце сентября между странами ЕС разгорелось своего рода соревнование: кто быстрее начнет чартерные рейсы в Ирак. Даже несмотря на то что ООН на тот момент не признавала даже право Багдада возобновить местные авиарейсы в так называемых запретных зонах внутри страны (крайний север и крайний юг). Правительство Ирака заблаговременно подготовилось к организации "воздушного моста" с Европой: в августе был вновь открыт бездействовавший уже несколько лет Международный аэропорт Саддама Хусейна. Первыми в него успели французы - 22 сентября в Багдаде приняли первый чартерный рейс из Парижа, организованный гуманитарной компанией Air Partner. Самолет доставил не только партию гуманитарной помощи, этим рейсом в Ирак прилетели ученые и представители благотворительных организаций.

В самом факте чартерных перелетов нет ничего удивительного. Россия, Иордания и Йемен возобновили их гораздо раньше, а к концу этого года планируется даже наладить регулярное сообщение между Москвой и Багдадом. Однако из европейских держав ни одна до сих пор не решалась на такие рискованные шаги. Одновременно значительно возросла активность европейцев в борьбе за отмену санкций. Посол Франции при ООН Жан-Давид Левитт заявил, что считает завышенными репарации, которые Ирак выплачивает Кувейту, особенно на фоне сверхдоходов, получаемых странами Залива от роста цен на нефть.

Но уж совсем исключительным событием следует считать недавний визит в Ирак известного британского парламентария Джорджа Гэллоуэя, прибывшего в Багдад в середине ноября для участия в форуме, посвященном борьбе за отмену эмбарго. Вылететь из Англии он был вынужден под покровом ночи, на чартерном венгерском самолете, не заручившись согласием ни комитета по санкциям ООН, ни британского МИДа. Впрочем, по словам самого Гэллоуэя, он не видел необходимости ни в каких согласованиях. "Мы прибыли сюда как свободные граждане мира, в ту страну, которую мы любим", - заявил парламентарий, ступив на иракскую землю.

Число организаций, борющихся за снятие санкций с Ирака, растет в Европе день ото дня. Разумеется, ни их, ни частные инициативы, подобные визиту Гэллоуэя, нельзя считать доказательством правительственных намерений. Однако можно предположить, что подобные акции на государственном уровне тоже не за горами. Недавний топливный кризис заставил лишенную собственных нефтяных запасов Европу серьезно задуматься о своих энергетических перспективах. Подтягивание России к строительству газового энергомоста в Европу - дело отдаленного будущего, а вопрос с бензином должен быть решен европейцами гораздо раньше.

Важный признак грядущего потепления - то, что ближайшие соседи Ирака торопятся нормализовать свои отношения со "страной-изгоем". С этой целью скоро начнет работу совместный ирано-иракский комитет, а со следующего года в Багдаде вновь откроется посольство Турции. Инвестиционный потенциал Ирака на сегодняшний день оценить сложно, но можно не сомневаться в том, что он велик. Как только эмбарго снимут, поток иностранных бизнесменов - как из Европы, так и с Ближнего Востока - немедленно хлынет в страну. Многие из них уже присматривались к иракской действительности на прошедшей в ноябре 33-й Багдадской международной ярмарке.

Аллах любит терпеливых

По пути из аэропорта в город нас встречали привычные лозунги: "Долой Америку!". Действительно, любить США в Ираке некому и не за что. Десятилетие жестких санкций, принятых ООН по инициативе США, привело к настоящей гуманитарной катастрофе. Иллюстрацией, как ни странно, отлично может послужить внешний вид иракских чиновников: несмотря на то что этой категории обычно хорошо живется во всех странах и во все времена, сотрудников иракского МИДа в любой другой стране приняли бы за уличных оборванцев. Для представительских целей они, правда, получают от государства одежду и обувь, но только раз в несколько лет, когда прежняя износится. Купить же вещи способен не каждый: зарплата среднего госслужащего, считающаяся в Ираке завидной, не превышает 25 долларов США, тогда как работница государственного сельхозпредприятия получает в месяц всего 30 центов.

Еще каких-нибудь пятнадцать лет назад все обстояло совсем иначе. Иракский динар был одной из самых твердых и высоко котировавшихся ближневосточных валют, стоил в восемь раз дороже доллара (сейчас за один доллар дают 1800 динаров). Местный университетский преподаватель получал раз в пять больше, нежели советский специалист, работавший в Ираке. При таком соотношении доходов иракцы посматривали на наших сограждан свысока. Сегодня, после десяти лет санкций, единственное средство выживания, оставшееся у этих людей, - те продукты, которые Ирак получает по программе "Нефть в обмен на продовольствие". В определенные дни у магазинов выстраиваются километровые очереди, чтобы выкупить дешевый паек (по-арабски хисса - "доля"), в который входят растительное масло, фасоль, рис, сахар, соль и спички. Размеры пайка невелики - поскольку количество нефти, которую Ирак имеет право продать, строго ограничено, то и продовольствия в месяц на нужды всей страны закупается не более 150-200 тонн.

Несмотря на то что система распределения в Ираке, по заверению координатора гуманитарной помощи ООН в Багдаде Туна Майета, "не имеет себе равных в мире, так что еда почти всегда доходит именно до тех, кто в ней больше всего нуждается", основная масса продуктов очень быстро перепродается втридорога на черном рынке, где килограмм мяса стоит около доллара. Для многих иракцев перепродажа - единственный способ прожить. Сейчас ситуация немного стабилизировалась, но еще два года назад на рынке можно было встретить человека, продающего двери собственного дома (внутри уже ничего не осталось). Изможденные люди - обычное зрелище даже на улицах столицы, а в сельской местности смерть от голода приобретает массовые масштабы. По оценкам самих иракцев, каждый месяц в стране от голода и нехватки лекарств умирает около 6 тысяч детей.

Многие люди, в особенности среднее и старшее поколения, тоскуют по благодатным доблокадным дням, в то время как молодежь уже не представляет себе иной жизни. Но, вне зависимости от возраста, большинство иракцев считают, что путь к восстановлению народного благосостояния лежит через стойкое терпение и борьбу за снятие блокады. Недаром здесь так популярен коранический афоризм "Аллах с терпеливыми". Более того, последние события в Израиле внушают иракцам уверенность в том, что именно бескомпромиссная политика Саддама Хусейна была единственно правильной для сохранения "чистоты ислама".

Под знаменем Саладина

Две трети населения Ирака являются потомками бедуинов с Аравийского полуострова. Правительство этой страны, подавляющая часть интеллигенции и многие простые люди вполне справедливо считают себя преемниками как древней ассиро-вавилонской цивилизации, так и Аббасидского (Багдадского) халифата, средневекового арабо-мусульманского государства, простиравшегося одно время от границ Китая до Гибралтарского пролива. Потомки халифов из династии Аббасидов живут в Ираке до сих пор: одним из них оказался работавший с нами водитель из багдадского офиса компании "Славнефть". Неудивительно, что большинство иракцев ощущают себя частью огромного мусульманского мира, "нации ислама".

Во многих мусульманских странах население недовольно относительно мягкой позицией своих правительств в палестинском конфликте. От этого акции Саддама Хусейна, последовательного борца с Израилем, только растут. Сегодня его часто сравнивают с легендарным Салах ад-Дином (Саладином) - правителем города Мосул в XII веке, который смог подчинить себе весь Египет и освободить Иерусалим от владычества крестоносцев. В иракских газетах Иерусалим называют не только "городом Салах ад-Дина", но и "городом Саддама". В праздничном убранстве зала, где проходило открытие Багдадской ярмарки, огромный портрет Саддама соседствовал с изображением иерусалимской мечети Куббат ас-Сахра ("Купол скалы"), недвусмысленно подчеркивая роль иракского лидера в защите ценностей ислама.

На открытии ярмарки гостей приветствовали празднично одетые школьники из проправительственной детской организации "Передовые отряды Баас" (Талаи ал-Баас). Дети махали цветами и скандировали речевки вроде "Би-р-рух, би-д-дам нуфдика йа Саддам!", то есть "Пожертвуем ради тебя, Саддам, жизнью и кровью!". Официальная иракская идеология построена на исламе и утверждает, что продолжением Июльской революции 1968 года в Ираке должно стать объединение всего арабского мира. На прошлой неделе вице-премьер Ирака Тарик Азиз призвал Сирию, Иорданию и Ливан к экономической интеграции с Ираком. "Июльская революция была молнией, которой Бог предназначил стать началом всего, что только способно существовать", - утверждал Саддам Хусейн в своем обращении к народу по случаю годовщины революции 17 июля 2000 года.

Не исключено, что столкновения палестинцев с израильской армией существенно ускорят падение блокады вокруг Ирака - хотя бы потому, что давление стран Персидского залива на Европу в этом вопросе может стать решающим. По разным данным, для антиизраильского джихада в Ираке мобилизовано уже более шести миллионов мужчин. На днях в Багдаде возле одного из президентских дворцов прошел парад добровольцев. Шествие продолжалось тринадцать часов. При той экзальтации, какая сейчас существует в Ираке, если санкции сохранятся, это легко может стать последней каплей, которая приведет к крупномасштабной войне. А настоящей, "большой" войны не хочет правительство ни одной из арабских стран.

Россия готовится к "часу Х"

С первых активных контактов между СССР и Ираком, которые начались в 1958 году, Багдад был нашим крупнейшим торговым партнером на Ближнем Востоке. Причем 95% объема советских поставок приходились на машины и оборудование. Сотни заводов и КБ участвовали в сооружении, техоснащении и эксплуатации крупных индустриальных и социальных объектов Ирака. И сейчас иракский рынок готов закупать российское оборудование. Например, только предприятия Свердловской области договорились в ходе ярмарки подписать контрактов на несколько миллионов долларов. Кстати, на развитие торговли не в последнюю очередь влияют и четко выраженные у большинства иракцев теплые чувства по отношению к "бывшим советским". В ходе последней поездки в Багдад мне как-то пришлось со съемочной группой TV-6 брать такси до гостиницы. Водитель, бывший фронтовик-спецназовец, кавалер пяти орденов, узнав о том, что мы из России, в знак дружбы отказался брать с нас деньги за проезд.

Наиболее заманчивые перспективы в Ираке у российских нефтяников, которые могут зарабатывать здесь в случае отмены эмбарго миллиарды долларов в год. В настоящее время в Багдаде открыли свои представительства с десяток наших нефтяных компаний, в том числе "ЛУКойл", "Славнефть", "Транснефть", "Онако" и т. д. Некоторые из них еще несколько лет назад заключили договоры на разведку месторождений и нефтедобычу, однако масштабной работе пока мешает запрет ООН. Как утверждает председатель Иракско-российского общества дружбы, первый замминистра нефти Ирака Фаиз Шахин, именно нефтяники России и других дружественных Ираку стран будут приглашены к разведке и освоению месторождений республики после отмены эмбарго. Сейчас добыча нефти в Ираке составляет 3 млн баррелей в сутки. В случае снятия санкций через десять лет объемы достигнут 6 млн баррелей в сутки, из которых экспортироваться будет более пяти. Для сравнения - российский экспорт нефти сейчас составляет 2,8 млн баррелей в сутки.

Выгоды контроля над иракским нефтеэкспортом вполне осознает российская дипломатия, которая отреагировала на заигрывания европейцев с Багдадом визитом министра иностранных дел РФ Игоря Иванова. Судя по всему, Россия пытается взять на себя роль "освободителя Ирака" от бремени санкций. Иванов отметил, что главная задача - это "реанимировать процесс иракского урегулирования, который сейчас находится в тупике". Для этого он намерен встретиться в Москве с главой миссии ООН по проверке, инспекциям и контролю в Ираке Хансом Бликсом, а также провести консультации с другими государствами. Россия, как и другие заинтересованные стороны, уже сейчас готовится к моменту снятия санкций, поскольку действовать затем придется очень быстро. "Мы стремимся быть в числе тех иностранных компаний, которые готовы начать работу по добыче нефти в Ираке сразу же после того, как это произойдет", - говорит президент "Славнефти" Михаил Гуцериев. После наступления "часа Х" победителем станет тот, кто начнет сотрудничество с Ираком раньше других и в максимально большом объеме.