Наследство брать будете?

Политика
Москва, 27.11.2000
«Эксперт» №45 (257)
Россия пытается наконец извлечь выгоду из обладания громадной собственностью за рубежом

Царская Россия и СССР оставили нам в наследство множество дворцов, простых домов, земельных участков и других ценностей за границей. Российскую собственность в других странах известная британская риэлтерская фирма Pinkerton оценивает в 400 млрд долларов, однако подавляющая ее часть нуждается в юридическом переоформлении, и есть много желающих оспорить права России на наследство.

Очередной попыткой российских властей навести порядок в этой сфере стал недавний указ Владимира Путина "О мерах по улучшению использования расположенного за пределами Российской Федерации федерального недвижимого имущества", в соответствии с которым, в частности, при Управлении делами президента РФ создается унитарное предприятие по управлению загрансобственностью.

В прессе этот указ вызвал много вопросов. Относится ли употребляемая в документе формулировка "за пределами РФ" и к странам - членам СНГ или указ касается только собственности в дальнем зарубежье? Почему речь идет только о недвижимости, а золотовалютные резервы, ценные бумаги (акции и паи) совместных предприятий бывшего СССР и Российской империи - это разве не имущество?

Аналитики утверждают, что президентский указ не стыкуется с международным законодательством, в частности с Европейской конвенцией о государственном иммунитете недвижимости 1972 года, да и с российским тоже, поскольку российская Дума с 1994 года никак не может принять закон о защите и управлении федеральной загрансобственностью.

На эти и другие темы с корреспондентом "Эксперта" беседовал председатель Международного экспертного совета по материальным и культурным ценностям России за рубежом Российского фонда культуры, профессор Дипломатической академии МИД РФ Владлен Сироткин.

Спасибо жандармам

- Владлен Георгиевич, вроде бы всеми признано, что Россия является правопреемницей СССР, она не отказывается от старых долгов, и какие могут быть проблемы со вступлением ее в права собственности на имущество Советского Союза и царской России?

- Это очень непростой вопрос, и тут мы сами изрядно напутали. Расскажу-ка я вам мое первое реальное столкновение с проблемой загрансобственности. В начале тысяча девятьсот девяносто второго года я был командирован в Париж от Комитета по международным делам и внешнеэкономическим связям Верховного Совета РСФСР. Речь шла о дворце Шереметьева, где в советское время размещался культурный центр прокоммунистической ассоциации Франция-СССР.

После запрета КПСС ассоциация приказала долго жить, французские власти объявили ее банкротом, описали ее имущество и начали продавать его с молотка на аукционах. Само здание едва не продали.

- Удалось его отстоять?

- Да - с помощью посольства России и французских жандармов. Посольство отбило притязания на дворец разного рода высокопоставленных особ - например, думца Александра Шохина (он тогда было отобрал у Валентины Терешковой бывший советский ССОД - Союз советских обществ дружбы, создав на его месте ассоциацию международных связей и развития), бывшего зампреда Моссовета, а ныне политэм

У партнеров

    «Эксперт»
    №45 (257) 27 ноября 2000
    Приморье
    Содержание:
    Обзор почты
    Реклама