Управляемое село

Рынки
Москва, 27.11.2000
«Эксперт» №45 (257)
В подъеме российского сельского хозяйства виноваты "городские" предприниматели

На селе - сенсация. Подсчитав финансовые показатели сельского хозяйства за 1999 год, экономисты обнаружили, что впервые за годы реформ оно стало прибыльным: 13 млрд рублей в плюсе против 37 млрд убытков годом ранее. Количество убыточных хозяйств сократилось на треть и сейчас составляет 55% (в 1998 году - 88%). На недавней пресс-конференции вице-премьер РФ, министр сельского хозяйства Алексей Гордеев заявил, что в этом году Минсельхоз прогнозирует прибыль на уровне 14-15 млрд рублей.

Вспомним, как еще в середине девяностых финансисты утверждали, что село будет последним сектором экономики, куда они направят денежные ресурсы. Сегодня приоритеты меняются. Сельское хозяйство стало привлекательным. По данным Госкомстата, инвестиции в основной капитал в АПК в 1999 году увеличились более чем вдвое (с 25 млрд рублей до 54 млрд), причем бюджетные федеральные и региональные вливания составили не более 3,5 млрд рублей, все остальное - средства частных инвесторов, причем инвесторов профильных.

Почему сельское хозяйство до прошлого года было убыточным? "Бизнес, конечным продуктом которого является продовольствие, пользующееся ежедневным спросом со стороны населения в сто пятьдесят миллионов человек, по определению должен быть рентабельным, - считает генеральный директор аграрной инвестиционной компании 'Агрико' Владимир Бовин, - но для этого нужно уметь управлять всей цепочкой от вспашки до продажи, тогда уровень рентабельности тридцать процентов - вполне достижимый результат". Как раз "вспашкой" наши агропромышленники до последнего времени пренебрегали, предпочитая роль покупателя сырья.

Между городом и деревней - война

Сложившиеся еще в начале девяностых отношения "продавец - покупатель", когда в роли продавца выступал какой-нибудь бывший председатель колхоза, а в роли покупателя - городской предприниматель, не укладывались в рамки единой рыночной логики: потенциальные партнеры чувствовали себя по разные стороны линии фронта, и уровень транзакционных издержек при сделках между "городом" и "деревней" оказывался непомерно высок, что стимулировало импортную ориентацию многих переработчиков. Чаще среди компаний, вкладывающих деньги в будущий урожай, можно было увидеть даже не представителей "пищевки", а нефтяников и крупных трейдеров. Для нефтяников село всегда было крупным, хотя и ненадежным (в смысле платежеспособности) потребителем ГСМ. Поэтому контроль за своими ресурсами, а точнее, за возвратностью средств, требовал более глубокого внедрения в этот сектор экономики. Такие нефтяные компании, как "ЛУКойл", ЮКОС, "Славнефть", даже стали создавать отдельные структуры, занимавшиеся селом. Таким же "смежным рынком" являлось сельское хозяйство и для газовиков. Правда, там работали другие схемы. "Межрегионгаз", к примеру, по бартеру получал удобрения и ими кредитовал сельского товаропроизводителя. Но ни тех ни других не интересовал сельский бизнес как таковой, скорее он был результатом принудительной политики государства. Крупные же трейдерские компании шли на се

У партнеров

    «Эксперт»
    №45 (257) 27 ноября 2000
    Приморье
    Содержание:
    Обзор почты
    Реклама