Безопасность регионов и от регионов

Владимир Лысенко
4 декабря 2000, 00:00

Менее всех в успехе судебной реформы заинтересованы полпреды президента в федеральных округах

На прошлой неделе думский комитет по безопасности проводил слушания по очень актуальной теме "региональная безопасность". Это словосочетание можно понимать двояко: безопасность регионов и безопасность от регионов, и оба толкования будут правильными.

Сегодня региональную безопасность подрывают несколько факторов. Первый - это, безусловно, Чечня: воюем больше года, а ситуация не улучшается. Предложенная центром система власти не работает. Оно, может быть, и хорошо, что глава администрации - чеченец, но ведь федеральные власти не доверяют ему ни финансы, ни руководство силовыми структурами, а такая раздробленность власти категорически противопоказана. Необходим полпред центра в Чечне - со значительным опозданием, но это сделано: на этот пост назначен Владимир Елагин. Однако это должен быть чиновник высокого ранга, так было всегда - Власов и другие занимали посты вице-премьеров, так что статус министра для российского полпреда, на мой взгляд, недостаточен.

Кроме того, ситуацию в республике не удастся урегулировать, если центр не займет верную позицию на переговорах. Их надо вести с позиции силы: речь об уходе России из Чечни не идет, можно говорить лишь об участии в управлении республикой людей типа Масхадова. Я не знаю, какой пост мог бы занять Масхадов, на мой взгляд, ему следовало бы стать чем-то вроде почетного президента. Довод о том, что он ничего там не контролирует, отвергаю: привлечение Масхадова улучшило бы наш имидж на международной арене и смягчило бы отношение чеченского населения к федеральным властям.

Серьезнейшая региональная проблема - Сибирь и Дальний Восток. В последние десять лет мы постепенно теряем этот богатейший регион, который привлекает к себе внимание Китая, США и Японии. Пора объявлять сигнал бедствия, поскольку оттуда идет отток населения, а туда ехать не хочет никто, кроме китайцев. Похожая ситуация наблюдалась во второй половине ХIХ века, когда генерал-губернатор Муравьев-Амурский присоединил к империи Приамурье, а что с ним дальше делать, царь не знал. В итоге возникло движение "Сибирское областничество", активисты которого обвиняли Россию в том, что она превратила Сибирь в колонию, и призывали к отделению от империи - подобно тому, как в свое время США отделились от Англии. Это очень напугало царя, и срочно были найдены деньги на строительство Транссибирской магистрали, которая была необходима для экономического освоения края. Сегодня нашему руководству нужна подобная встряска.

Да, правительство объявило ситуацию в регионе одной из шести приоритетных проблем во внутренней политике, готовится программа его развития. Но она будет учтена в бюджете не ранее 2002 года, стало быть, будущий год мы уже потеряли: Сибирь и Дальний Восток вместе взятые получили денег столько же, сколько Республика Мордовия. Так что говорить о серьезном отношении руководства страны к этому региону не приходится. А между тем китайцев там уже несколько миллионов: из 800 тысяч ежегодно оседающих в России незаконных иммигрантов 500 тысяч - китайцы. Эта тихая экспансия может закончиться весьма печально. Нужно срочно восстанавливать связь Приморья с Центральной Россией: сегодня региону выгоднее торговать с Японией, с Кореей, с Китаем, покупая там все вплоть до энергоносителей.

Несколько слов хочу сказать и о президентских полпредах. Идею семи округов я поддержал, но считаю их введение мерой временной - на период становления новой власти в стране. Когда будет восстановлено единое правовое и экономическое пространство и запущен механизм межрегиональной интеграции, этот институт должен прекратить свое существование, поскольку ни в одном федеративном государстве между субъектами и центром не существует никаких промежуточных звеньев управления. В создании округов было бы больше смысла, если бы их нарезка совпала с границами межрегиональных экономических ассоциаций. В свое время это предлагалось, но Кремль не рискнул создать округа, где экономика совпала бы с политикой - это могло бы породить сепаратистские настроения. Любопытно, что сегодня Эдуард Россель пытается совместить границы Уральского округа с соответствующей межрегиональной ассоциацией. На днях Владимир Путин сказал, что если будет проведена судебная реформа и налажен прокурорский надзор, необходимость в округах и полпредах отпадет сама собой. А если так, то самыми незаинтересованными в успехе судебной реформы становятся как раз полпреды и их растущие аппараты.

С точки зрения региональной безопасности очень важно, чтобы приведение правовой базы регионов в соответствие с федеральным законодательством не привело к обострению ситуации в ряде регионов - я имею в виду в первую очередь национальные республики, которые приняли свои конституции еще до российской, и расхождения с Основным законом очень значительные. Татария, Башкирия, Ингушетия предупреждают, что не успеют их ликвидировать к началу будущего года. Шаймиев, например, настаивает на том, чтобы пересмотр его конституции шел параллельно с внесением поправок в федеральный Основной закон, и я склонен думать, что этот процесс пора начинать.