Персонажи в поисках автора

Культура
Москва, 04.12.2000
«Эксперт» №46 (258)
Отечественный подиум больше смахивает на театральные подмостки

Наверное, в обозреватели моды берут только очень проницательных людей. Ведь они, побывав на всяких там дефиле вроде московской Недели высокой моды, смогут потом объяснить окружающим, что же будут носить в следующем сезоне. А обычному человеку развевающиеся кружевные фалды асимметричных камзолов из коллекции Кати Леонович и расшитые блестками джинсы английской фирмы Voyage, которая под видом Дома на эту Неделю затесалась, не сказали бы ровным счетом ничего. Большинству из нас, конечно, уже внушили, что высокая мода - это не руководство к действию, а выставка идей. Но нетренированному наблюдателю зачастую трудненько бывает догадаться, какая идея таится в безрукавке свободной вязки или в штанах с бахромой. Приходится признать, что такие догадки - дело специалистов. А нам, недалеким, чем такие догадки бесплодно строить, куда интереснее рассматривать манекенщиц. На московской Неделе это занятие не так уж захватывало. Девочки, слов нет, очень хорошенькие, но какие-то неинтересные. Неинтересные потому, что мы о них ничего не знаем. Ни об их жизни, ни о диете, ни о возлюбленных. Вот и получается, что они какие-то неодушевленные.

Другое дело на парижских дефиле! Там вышагивает Клаудия Шиффер - с кем же она сошлась после Дэвида Копперфильда? И Линда Евангелиста - интересно, она все еще берет десять тысяч долларов за то, чтобы встать с постели? А Кейт Мосс! Оправилась ли она, бедняжка, после того, как ее бросил Джонни Депп? Подробности из жизни этих обладательниц заветных объемов 90-60-90 делают их живыми людьми, а демонстрацию дорогих нарядов (или новаторских дизайнерских идей - как хотите, так и называйте) не просто зрелищем для эстетов или богатых потребителей (вместе и по отдельности), а чем-то человеческим. Высокий спрос на располневшую Синди Кроуфорд и скандальную Наоми Кэмпбелл доказывает, что для успеха показа человеческий фактор куда как важен и опровергает знаменитое изречение Ива Сен-Лорана: "Лучшая манекенщица - это швабра".

В России пока нет ни супермоделей, ни их культа. То есть какие-то девочки, конечно, уехали в Париж и там преуспели, но их имена - достояние узкого избранного круга, а лица практически никому не известны (в отличие от, скажем, лица Кристи Турлингтон, улыбающейся подкрашенными рекламируемой помадой губами буквально на каждом перекрестке).

Казалось бы, наличие или отсутствие на отечественном подиуме девочек с узнаваемыми всеми и каждым лицами не должно влиять на развитие дизайна одежды как такового. Но вот в чем дело: модели, ставшие общественными фигурами, представляющие собою некий стереотип поведения для западных дизайнеров, работают не только как ходячие вешалки, но и как персонажи.

С думою о вас

Хотя самые удачные персонажи для модельеров - не живые, а выдуманные. Как литературные образы, до прототипов которых с таким рвением доискиваются литературоведы. И так же, как в герое романа узнаешь своего вполне реального врага, друга или даже себя самого, так и в бредущей по подиуму принаряженной фигурке зритель (а скорее, зрител

У партнеров

    «Эксперт»
    №46 (258) 4 декабря 2000
    Бизнес и власть
    Содержание:
    Обзор почты
    Международный бизнес
    Наука и технологии
    На улице Правды
    Реклама