Это не ваша партия

Наталья Архангельская
11 декабря 2000, 00:00

Средние русские напрасно возлагают свои политические надежды на Союз правых сил

Прошлогодний успех СПС на парламентских выборах подтвердил смутные до тех пор ощущения, что базовый электорат у правых в России есть и что он не так мал, как утверждали злопыхатели. Однако общий дом, наскоро отстроенный демократами год назад, сегодня выглядит времянкой, в которой невозможно жить.

Если согласиться с классификацией российского среднего класса, предложенной авторами публикуемой выше статьи "Битва с дураками", то все становится на свои места: конфликт в СПС - это конфликт поколений среднего класса, где гайдаровцы представляют первую волну, кириенковцы - вторую, а предприниматели, тщетно пытающиеся найти с ними общий язык, - это нынешние средние русские. Физический возраст участников спора не имеет особого значения. Но это понимание проблемы не решает: если лидеры СПС не поймут, что мнение последних должно быть как минимум учтено, то на союзе можно поставить крест. На ум снова приходит бессмертный афоризм Виктора Степановича Черномырдина: "Какую бы партию мы ни строили, всякий раз получается КПСС".

Тульская история

Вот, например, что произошло в Туле.

- Я в СПС не набивался, - рассказывает Вячеслав Кузнецов, председатель совета директоров Тульского международного бизнес-центра, депутат Госдумы второго созыва, - они сами пришли ко мне. - Руководитель тульских региональных отделений СПС и "Демвыбора России" (ДВР) Эдуард Пащенко попросил у меня помощи, и я предоставил им на льготных условиях помещения для избирательных штабов, снабдил техникой. Кстати, накануне выборов в облдуму Пащенко тоже обращался ко мне за поддержкой - лично для себя. Но когда зашла речь о моем вхождении в координационный совет тульской регионалки, Пащенко отказал наотрез. Все это напомнило мне мультфильм про Чебурашку, когда он предлагает Гене: давай, я понесу чемодан, а ты понесешь меня!

- Крокодил тут ни при чем, - утверждает ответственный за работу с регионами аппаратчик СПС (член ДВР) Михаил Шнейдер. - Если к нам приходит человек и говорит: хочу помогать СПС, ему говорят: пожалуйста! Сообщи данные о себе, объясни, чем хочешь заниматься. Но сразу принимать в наше движение физических лиц мы по уставу не можем - должен пройти год. Ну что-то вроде испытательного срока.

- Они говорят: мы еще плохо знаем этого человека, - продолжает свою печальную историю Кузнецов. - Но ведь это центральные органы СПС заинтересованы, чтобы у них в регионах были сильные отделения. Так проведите там мониторинг, выясните, кто есть кто. Пришлите из Москвы двух-трех человек, которые не ограничивались бы разговорами с Пащенко, а взглянули бы шире. По моим наблюдениям, СПС формируется по принципу закрытого акционерного общества. Из уважающих себя и уважаемых в регионе людей никто не станет обивать пороги и просить: возьмите меня. Этим людям особо ничего не нужно. Просто они понимают, что их бизнес может развиваться только в рыночной демократической среде. В отличие от крупного бизнеса, где в основном красные директора, которые всегда будут держать нос по ветру и жаться к власти.

- Ситуация весьма типична, - комментирует Валерий Хомяков, аппаратчик СПС (от "Голоса России"), директор Института прикладных политических технологий. - Люди, представляющие в регионе какую-то организацию, как правило, считают себя истиной в последней инстанции. Они боятся двух вещей: во-первых, вызвать гнев федерального руководства, во-вторых, что придет кто-то сильный, умный и влиятельный и отодвинет их от кормила. Этим недугом страдают все партии - и у нас, и за рубежом. С одной стороны, все партии испытывают кадровый голод, с другой - в местных ячейках сидят люди, которые новых активистов заворачивают.

- Руководству СПС пора на деле демократизировать свое движение, дать людям возможность выбрать себе лидеров самостоятельно, - считает Вячеслав Кузнецов. - Хотя бы на местах. Представьте: ко мне приходят коллеги-предприниматели и говорят: помоги нам войти в СПС. Да я сам туда войти не могу! А ведь мы готовы приносить в организацию деньги, готовы всячески помогать на выборах. Но взамен хотим участвовать в принятии решений, что нормально. Вряд ли кто-то захочет, чтобы его использовали исключительно как кошелек. При этом во власть никто не рвется, бизнесмену это не нужно...

И вот чем тульское дело кончилось. Накануне выборов в облдуму, прошедших 1 октября, Кузнецов пытался убедить лидеров СПС включить в списки поддержанных правыми кандидатов еще троих - по его мнению, достойных людей. Тщетно. В итоге оба списка на выборах фактически конкурировали, отбирая друг у друга голоса. Но если из кузнецовской тройки в облдуму прошел хотя бы один, то из списка СПС - ни одного. Провалился и сам лидер, оказавшийся в числе аутсайдеров. По логике вещей, после такого провала он должен был бы покинуть свой пост, однако федеральное руководство союза отставки не потребовало.

Коалиция

История эта, как уже сказано, типична, подобные случаются и в других регионах.

- Геннадий Зюганов в своей КПРФ решает подобные проблемы просто - одного сняли, другого назначили, - говорит Валерий Хомяков. - Нам сложнее, потому что у нас демократическая организация, коалиция. Регионы как бы поделены между партиями-учредителями, и наш "наезд" на Пащенко вызвал бы неудовольствие ДВР. Мы не можем ничего тронуть без риска вообще развалить хрупкую коалицию...

- Собственно, что такое СПС? - задает вопрос лидер московского ДВР и предисполкома московского СПС Аркадий Мурашев, и сам отвечает: - Это ДВР - наиболее сплоченное ядро - плюс маленькие довески новых образований - "Новая сила" (Сергей Кириенко), "Россия молодая" (Борис Немцов) и так далее, из которых только Ирина Хакамада не надувает щеки и не делает вид, что есть такая партия - "Общее дело". Нет такой партии, как нет, по сути, и остальных. А ДВР имеет уже десятилетнюю историю, если учесть, что в свое время она вобрала в себя "ДемРоссию"...

Эта позиция типична для представителей ДВР, который на основании своего старшинства и численного преимущества фактически пытается монопольно завладеть коалицией, подмяв под себя партнеров. Есть, однако, мнение, что демократическое первородство ДВР - достоинство, плавно переходящее в порок. Предприниматель Александр Шаравин, год назад покинувший ДВР, в этом убежден:

- "ДемРоссия" была по сути движением "анти-КПСС". А чтобы победить эту мощную тоталитарную структуру, нужно было иметь нечто подобное по мощи и силе идеологического заряда и так же тоталитарно организованное. По своему духу "ДемРоссия" была большевистской, но с противоположным знаком. КПСС она успешно завалила, а затем раскололась на несколько кусков, из них сформировались мелкие демократические партии, которые в сущности таковыми не являются. Попробуйте на съезде любой из них покритиковать вождя или предложить, скажем, его переизбрать за провал на выборах. В лучшем случае вас лишат слова и выведут из зала, в худшем - исключат из партии. Все это отталкивает от наших демократов многих приличных людей: родимые пятна тоталитаризма до сих пор заметны...

Ведение общего хозяйства дается демократам плохо. Известно, что до ухода из Думы Сергея Кириенко во фракции шло постоянное брожение. Представители ДВР, под угрозой нового провала на выборах согласившиеся отдать вождю "Новой силы" первое место в списке, смириться с его лидерством "в мирное время" не могли: всерьез обсуждалась перспектива свержения Кириенко с поста руководителя фракции. И это было возможно.

Некоторые из участников прошлогоднего объединительного процесса убеждены, что корни нынешнего раздрая следует искать там. Как выразился один из них, "Союз правых сил сколачивали левыми методами". К реальному участию были допущены лишь те партии, которые могли вложиться в будущую коалицию или деньгами, или именами федерального звучания: в результате много потенциально полезных для партии людей остались за бортом.

Причем деньги были даже менее важны, чем лидеры-харизматики. Поскольку главным мотором проекта был Анатолий Чубайс, то средства на выборную кампанию давались под него. А Чубайс был и остается членом ДВР. Возможно, поэтому проект объединения демократических сил по существу превратился в проект по проталкиванию в Думу ДВР посредством пристегивания к ней в качестве тягловой силы популярных политиков Кириенко, Немцова и Хакамады. В реальности в коалицию помимо ДВР сумела прорваться лишь "Новая сила", поскольку ее лидер до последнего держал весь проект в подвешенном состоянии, не давая определенного ответа: готов он к нему присоединиться или пойдет на выборы самостоятельно. Этот легкий шантаж и позволил Кириенко отстоять позиции "новосильцев". Так что 9 партий-учредителей - это обман зрения.

Чувство разочарования, которое сегодня СПС вызывает у многих, в ДВР объясняют тем, что некоторые "слишком многого хотели и в итоге не получили ничего". Александр Шаравин не согласен:

- За мою многолетнюю бытность в ДВР я никогда не занимал крупных должностей и давал партии всегда на порядок больше, в том числе и своих личных средств, чем получал от нее. Несколько месяцев московское "Правое дело" существовало по сути дела на мои деньги. Я всегда был готов дать, это скорее они не всегда были готовы взять. Когда у них не было ничего - брали, а когда что-то появлялось, то вставал вопрос: как делить? Лично я делить ничего не собираюсь, поэтому я - неудобный партнер. Ведь там для многих уже стало привычкой брать из партийной кормушки. Я с уважением отношусь к лидерам правых, но беда в том, что они не свободны: их аппарат ими манипулирует.

К сказанному можно добавить, что злые языки уже окрестили СПС "PR-структурой Чубайса", имея в виду, что под этими знаменами собралась команда, считающая своим главным делом "осваивать" добываемые лидером средства.

Вопросы идеологии

Но если описанные неурядицы до поры скрыты хотя бы от глаз электората, то есть проблема, которая видна отчетливо. Это идеологическая чересполосица в лагере правых, которые всегда гордились как раз цельностью своих идей. Сегодня даже лидеры не исключают, что раскол на этой почве вполне вероятен. И катализатором его могут стать вялотекущие переговоры об объединении с "Яблоком".

- Опыт предшествующих лет показывает, что по такому вопросу, как отношение к президенту лично, демократические силы имеют свойство раскалываться, - говорит Аркадий Мурашев, - дело доходит до клеветы, наездов и прочего. Это в том числе и история наших взаимоотношений с Григорием Явлинским. Но что получается? Получается, что и внутри СПС мы раскалываемся сейчас точно по тому же принципу. То есть выходит, что "Яблоко" может даже расшириться за наш счет. У нас пять сопредседателей, из которых двое занимают резко негативную, фактически "яблочную" позицию по отношению к Путину. В итоге не исключено, что к следующим выборам мы с "Яблоком" опять размежуемся и получим укрепленную за наш счет партию Явлинского и улучшенный ДВР. Улучшенный за счет кириенковской "Новой силы".

Эта оптимистическая позиция имеет широкое хождение в СПС. Именно такой аргументацией правые отвечают своим сторонникам, которых шокируют публичные выступления непримиримого оппонента действующего президента и номинального лидера СПС Бориса Немцова. Александр Шаравин этого оптимизма не разделяет:

- Я бы не назвал правой партию, которая в такой войне, как наша в Чечне, могла принять сторону сепаратистов. Мне трудно понять, как правая партия может защищать таких людей, как Бабицкий и Гусинский. Или как можно апеллировать к властям другой страны, скажем к конгрессу США, чтобы они защитили какого-то бизнесмена, которого якобы обижает наш президент. На мой взгляд, это немыслимо, но СПС промолчал. Вывод один: те, кто у нас называет себя правыми, на самом деле таковыми не являются. А их братание с Явлинским вообще ни в какие ворота не лезет. Столько лет говорить об идеологических разногласиях и закончить проектами по слиянию на том основании, что якобы у СПС и "Яблока" общий электорат.

Шаравин формулирует здесь одну из основных претензий к СПС со стороны средних русских: коалиция заняла нишу правой идеологии, бесспорным носителем ее не являясь.

Они все равно будут объединяться

Одно из самых успешных и влиятельных региональных отделений - иркутское - возглавляет депутат Госдумы Юрий Курин. Однако и там зреют сомнения:

- Год, прошедший с момента регистрации СПС, мы организационно уже потеряли, - говорит Курин. - Сила коалиции СПС накануне выборов была в максимально широком электоральном охвате, и цель была достигнута. Но в дальнейшем развитии коалиционная структура стала препятствием. Сегодня СПС - многоголовая гидра, состоящая из плохо согласующихся между собой лидеров, их аппаратов, идеологов этих аппаратов, имиджмейкеров, журналистов и так далее. Все это приводит к организационной рыхлости, неумению мобилизоваться в нужный момент. Меня особенно раздражает, что о необходимости повременить, подождать, пока все выкристаллизуется само собой, говорят люди, которые реально партстроительством не занимаются. А те, кто развивает свои регионалки, говорят прямо: мы не будем искусственно накачивать авторитет ранее созданных "ДемРоссии", ДВР, "Новой силы" и так далее, мы хотим сразу строить единую организацию СПС. Сегодня в иркутской регионалке почти двести человек, и за этот год мы трижды принимали решение потребовать от федерального руководства создания единой партии с фиксированным членством физических лиц после роспуска всех организаций, входивших в СПС.

Сходное мнение от членов и аппаратчиков союза доводилось слышать неоднократно, с той только разницей, что не все, как г-н Курин, отваживаются высказываться открыто: у форсированного преобразования СПС в партию есть влиятельные оппоненты - "новосильцы" и "выбороссы". Что и проявилось на недавнем заседании руководства союза в подмосковных Ватутинках.

Фактический лидер СПС Чубайс убежден, что промедление смерти подобно: пытаясь умерить спесь оппонентов, он заявил, что ни у ДВР, ни у "Новой силы" в регионах по существу ничего нет, а потому им следует не мешкая самораспуститься и приступить к строительству партии. С ним через партийную прессу полемизирует идейный лидер оппозиции депутат Владимир Головлев: требование самороспуска есть личное мнение Чубайса, не более того. В Ватутинках предложение Чубайса было поддержано большинством, но есть опасность, что соперничающие группировки, контролирующие ключевые посты, будут тормозить процесс изнутри.

Факты уже есть. По свидетельству Юрия Курина, численность иркутской регионалки шокирует Москву, откуда ему спустили директиву впредь поспешать не торопясь: рост рядов СПС в Иркутске слишком контрастирует с выморочным прозябанием прочих регионалок, весьма схожих с тульской. Еще более нагляден расклад сил в Москве, где развитие СПС попросту блокируется местным отделением ДВР.

У "Новой силы" своя тактика. Стремясь застолбить ключевые позиции и в будущей партии, кириенковцы повторяют прежний маневр: вслух говорят о своей самостийности, планируют собственный съезд, а в кабинетной тиши ведут торг - за самороспуск и вхождение в новую партию требуют контроля над ее исполкомом. Часть "выбороссов" в ответ грозится в этом случае покинуть СПС и перейти в "Яблоко".

Узел завязался тугой, и развязать его, по некоторым высказываниям, по плечу только Чубайсу: пресечь злокозненные действия коллег по ДВР он может, перекрыв им финансирование. Оно, может, и так, но подобный подход возвращает к тому, от чего пытались уйти. Судьба партии, стремящейся отразить интересы целого класса, не может зависеть от одного человека, даже если это Чубайс. Структуры вождистского типа перспектив не имеют.

Эти грустные обстоятельства толкают людей, убежденных в необходимости партии для среднего класса, искать альтернативу СПС, который не оправдывает их надежд.

- Когда в Тулу приезжал Борис Минц (председатель исполкома СПС), я ему сказал: есть много людей, симпатизирующих вам, но вы их отталкиваете. И независимо от того, будете вы присутствовать в Туле или нет, они будут объединяться, чтобы проводить свои идеи и своих людей во власть. Но только СПС рискует остаться на обочине этого процесса, - говорит Вячеслав Кузнецов.

Кое-кто перешел к конкретным действиям: ходят слухи о новом движении "Гражданин", о попытках Александра Шохина сколотить свою структуру. От нескольких предпринимателей довелось услышать даже и такое: я готов отдать на создание новой партии сто тысяч долларов. Если найдется еще десяток таких, как я, то можно начинать. Может, это не такая уж безумная затея?