Вашингтон после Флориды

Анатолий Уткин
25 декабря 2000, 00:00

У новой администрации США два фундаментальных принципа - осторожность и эффективность

Флоридская "война нервов" наконец-то прекратилась из-за растущих опасений, что дальнейшее раскачивание государственного корабля опасно. Президент Билл Клинтон позвонил Альберту Гору из Ирландии, недвусмысленно выразив свою обеспокоенность сложившейся ситуацией. Одновременно в Верховном суде все остальные соображения перевесило мнение о нежелательности потенциального раскола страны. И хотя затянувшийся марафон смазал торжество Джорджа Буша, внимание американской публики теперь занимает следующий этап - назначения в формирующуюся президентскую администрацию. Попробуем же разобраться, что означает состав новый команды для США и для всего мира.

Республиканцы выражают интересы традиционной англо-саксонской элиты, демократы же объединяют пестрый спектр этнических меньшинств. На протяжении первых полутора веков существования президентства в США этот пост занимали англо-саксы. Затем в Белый дом удалось пройти представителям немецкой и ирландской общин. И никому более. Подлинный бунт отстраненных от реальной власти меньшинств состоялся в 1988 году, когда губернатор Массачусетса Майкл Дукакис (грек во втором поколении) бросил вызов WASP - белым англо-саксонским протестантам. Дукакиса остановил Джордж Буш-старший.

Исторические шансы этнических меньшинств резко возросли после 1993 года, когда президент Клинтон призвал забыть о прежнем "плавильном тигле" Америки и провозгласил новое кредо - мультикультурализм, поощрение этнической самореализации и выхода на национальную арену этнически сплоченных групп населения. Трудно даже передать те грозные пророчества, с которыми, ощущая значимость мультикультурализма, обратились к нации такие ее столпы и авторитеты, как историк Артур Шлесинджер-младший и политолог Семюэль Хантингтон. Напрасно. Под гимны глобализации восьмилетнее правление Клинтона стало периодом подготовки к захвату "самого важного поста в мире" этнически далекими от WASP силами.

Смысл предвыборной кампании 2000 года - битвы Гор-Буш - и заключался в восстании национальных меньшинств (сборным пунктом которых была Демократическая партия) против того главенствующего этнического слоя, который привык править страной. Задуманное почти удалось. Гор получил на 300 тысяч голосов больше, чем его соперник, и лишь этно-социальный консерватизм судей остановил его победное движение в ключевом штате - Флориде. В изображении демократов-крестоносцев то была битва "самых лучших и самых ярких" представителей новой Америки с ее интеллектуально-духовным арьергардом, со своего рода собратьями Фореста Гампа из глубинной Америки, настороженной и консервативной. Посмотрите на карту. Гор победил в значительно меньшем числе штатов, но зато в каких: Нью-Йорк, Калифорния, Иллинойс. Именно там оплот меньшинств и, одновременно, скопление университетов, научных центров, лучших средств массовой информации.

Сын повторил дело отца. Двенадцать лет спустя Буш-младший остановил космополитическую Америку. Победили те, кто гордится, что не имеет паспорта (большинство членов палаты представителей именно гордятся своим нежеланием ездить за рубеж - у них даже нет необходимых для этого документов). Одержав победу, новоизбранный президент призвал к себе в кабинет носителей традиций, защитников исконных ценностей американизма. Речь идет о тех американцах, которые испытывают гордость от того, что они покинули свои этнические общины и решительно присоединились к мейнстриму (при том, что почти 90% афроамериканцев отдали предпочтение мультикультурализму, проголосовав за Гора). На самом значимом посту государственного секретаря оказалась национальная легенда - многозвездный и многоопытный генерал Колин Пауэлл. На пост советника по национальной безопасности приглашена общительная Кондолиза Райс. Яркая фигура былой советологии, она олицетворяет собой американскую мечту: этакая героиня классической истории о маленькой афроамериканской девочке из заштатного штата Алабама, пробившаяся на самый верх. Теперь снова зазвучат гимны "плавильному котлу", создающему "хомо американус" в пику дробящей силы нации мультикультурности. Америка снова воспоет свои ценности, но уже не так навязчиво по отношению к окружающему миру. Меньше заумных разговоров о глобализации, больше исконного американского здравого смысла.

Каковы контуры курса новой команды? Два принципа главенствуют: осторожность и эффективность. Первый - осторожность в оценке необходимости приложения американской мощи. Второй - эффективность в реализации этой мощи, если это будет необходимо. Вспомним, как действовал Джордж Буш-старший в Персидском заливе в 1990-1991 гг. Сначала осторожное прощупывание спектра возможностей. Но после принятия решения Пауэлл и генерал Шварцкопф действовали с максимальным приложением сил. Они привели свои войска к стенам Багдада, после чего вновь отдали предпочтение осторожности. Война прошла победоносно, погибли всего 96 американцев.

Что это значит для России? Большая отстраненность. Меньше веры в варианты американских решений для российского общества, но и меньше обходительности с "новичками демократического класса". Никакой сентиментально отвлеченной привязки интересов Америки к российской сверхчувствительности: если Соединенным Штатам нужна национальная система противоракетной обороны, то Москве не следует думать, что у нее есть право вето. С другой стороны, если где-то (в любой тьмутаракани) идет болезненный процесс национального самоустройства и приобщения к модернизационному развитию, то, по мнению республиканцев, это вовсе не требует присутствия американских морских пехотинцев, у которых принципиально не может быть ответов на вопросы, порожденные веками местной истории.