Президент выше электричества

25 декабря 2000, 00:00

Желание Владимира Путина быть "отцом нации" привело к первому за время его правления серьезному конфликту между президентской администрацией и правительством РФ - по поводу реструктуризации РАО "ЕЭС России".

События развивались так. После обкатки на различных совещаниях концепции реструктуризации РАО ее проект был внесен в правительство для официального рассмотрения. Два последних совещания - в конце ноября и в начале декабря, которые были проведены крайне осторожным Михаилом Касьяновым лично, вроде бы довели документ до необходимых кондиций. Глава РАО Анатолий Чубайс спокойно отправился разговаривать с инвесторами в Лондон, министр экономического развития Герман Греф (которому и предстояло "докладывать вопрос" на заседании кабинета) - в Германию.

И вдруг в их отсутствие, 12 декабря, планы реструктуризации РАО Путин решил оценить в Кремле на заседании "малого Госсовета". В рассуждения на эту тему вовлекаются некоторые главы субъектов федерации включая Юрия Лужкова. Концепцию критикует помощник президента Андрей Илларионов - за негарантированность последствий реализации, если обобщить.

У вернувшегося в Москву Чубайса остается день для того, чтобы повлиять на ситуацию, поскольку вечером 13 декабря Путин отправляется в заграничный вояж. Уже в аэропорту собираются Путин, Касьянов, Чубайс и глава президентской администрации Александр Волошин. По итогам разговора решено: концепцию на заседании правительства рассмотреть; по настоянию Волошина изъять из нее (дабы не беспокоить миноритарных акционеров) прямое указание на то, что в процессе реструктуризации доля государства в генерации будет уменьшатся, а в сетях - увеличиваться.

15 декабря правительство одобряет концепцию и дает на ее доработку два месяца. 18 декабря Волошин заявляет, что были рассмотрены "не те документы, которые были согласованы".

Строго говоря, "согласованные документы" не могли быть рассмотрены технически: до заседания оставалось меньше двух дней, а документы рассылаются участникам заблаговременно. Но нет и проблемы, поскольку "поправка Волошина" была включена в протокольное решение. Из-за чего тогда сыр-бор?

Помимо заботы о миноритарных акционерах Александр Волошин мог руководствоваться двумя мотивами: желанием приструнить Чубайса-политика (за его заявления по поводу "политической ошибки" президента с гимном, партизацию СПС, интерес к судьбе Владимира Гусинского) и стремлением оказать протекцию, например, "Русскому алюминию" (компании не нужна такая реформа РАО, поскольку реструктуризация с обособлением ГЭС означает для нее неминуемое повышение тарифов).

Пока президент будет находиться так высоко над схваткой, угроза подобного рода конфликтов, губительных для авторитета власти, не исчезнет.