Проверка рубля на прочность

25 декабря 2000, 00:00

Стремительное падение цен на нефть может уже в январе спровоцировать массированную "атаку на рубль". С первого раза наш "деревянный", конечно, не рухнет, но о железобетонной стабильности его курса, уже ставшей привычной для нас в уходящем году, скоро придется забыть.

Двадцать первого декабря нефть российского экспортного сорта Urals стоила всего 19,49 доллара за баррель. Это минимальный за последние восемь месяц уровень. Еще несколько недель назад баррель Urals стоил на треть дороже. Прогноз большинства нефтяных аналитиков о переломе конъюнктуры рынка подтверждается. Только вот темпы падения цен на топливо, похоже, были недооценены.

Анализ последствий резкого провала нефтяных цен для российской экономики - тема большой статьи (первый зампред ЦБ Татьяна Парамонова, уступая давлению депутатов, для подготовки варианта "Основных направлений государственной денежно-кредитной политики на 2001 г." исходя из пессимистичного прогноза цены нефти в 18 долларов за баррель взяла тайм-аут до 1 февраля - мы обещаем представить свой вариант прогноза быстрее). Пока же ограничимся разбором самых ближайших последствий разворота нефтяной конъюнктуры.

Очень не хочется сглазить, но наш долг предупредить - многомесячный мертвый штиль на российском валютном рынке в январе может смениться штормом. И это не святочные страшилки.

Ни для кого не секрет, что семипроцентный рост ВВП, удвоение золотовалютных резервов и стабильный рубль в уходящем году в значительной степени обязаны бешеному, отчаянному "экспортному счастью", в основе которого лежали высокие цены на нефть. Первыми на разворот конъюнктуры отреагируют банки. Все последние месяцы они поддерживают свои валютные активы на уровне, систематически превышающем валютные обязательства. Другими словами, банки в любой момент готовы сыграть на рост доллара и падение рубля. Уже сейчас ЦБ тратит в отдельные дни до 400 млн долларов для удержания курса. Если банкиры почувствуют "запах жареного" на валютном рынке, они смогут выставить против рубля от 3 до 5 млрд долларов спекулятивных сверхликвидных средств. Конечно, сейчас не 1998 год - нет десятков миллиардов "горячих" денег в ГКО, сбережения населения тоже похудели, да и 27 с лишним миллиардов долларов золотовалютных резервов, из которых на защиту рубля может быть выставлена, грубо, половина, - заслон серьезный. По крайней мере настолько, что одним банкам свалить рубль пока не под силу. А если подключится население? Даже октябрьские (последние из доступных) данные свидетельствуют о заметном разогреве спроса на наличную СКВ: чистые покупки валюты в этом месяце (включая оборот обменных пунктов и операций по частным валютным счетам) достигли 811,3 млн долларов - максимального уровня с марта нынешнего года. Это все еще гораздо ниже докризисных отметок (скажем, среднемесячный уровень покупок 1997 года - 2,9 млрд долларов), но повышательный тренд налицо.

Похоже, мы не одиноки в своих опасениях. Явно готовятся к "атаке на рубль" и денежные власти: на прошлой неделе ММВБ ограничила дневные колебания валютных котировок. С 19 декабря торговая система биржи не будет принимать к исполнению как "недопустимые" заявки на покупку и продажу долларов и евро, отклоняющиеся от среднего значения предыдущих торгов более чем на 3%. Кроме того, через торговую систему биржи нельзя будет подтвердить внебиржевую сделку, заключенную с явным "отрывом" от реальных цен. На ликвидность "спокойного" рынка это ограничение никак не влияет: нынешний люфт цен в ходе сессии не превышает 10-20 копеек (0,5% курса), зато служит технической страховкой на случай выхода рынка из равновесия.

"Эксперт Северо-Запад" N22 (29) 25 декабря 2000 года