Суббота кончается в понедельник

Россия политическая и Россия реальная

Первое января 2000 года было субботой. Накануне Борис Ельцин объявил о своей отставке. И год прошел под знаком нового старта, новой эпохи. Но накануне понедельника 1 января 2001 года вдруг возникло ощущение, что никакой новой эпохи не случилось. А было - как это и должно быть в случае понедельника, начинающегося в субботу, - время чародейства и волшебства. Российская политическая реальность существовала по чародейским законам, повинуясь заклинаниям и заговорам (с ударением исключительно на третий слог).

Вдруг стала покладистой и ласковой вся разномастная политическая оппозиция. Губернаторы, которые еще вчера находили самые унизительные формы для демонстрации неуважения к решениям и действиям центра, сегодня как миленькие проштамповали все, что им было предписано: лишили себя законодательных функций и парламентского иммунитета и даже приняли конкретный механизм снятия себя с должности. Олигархи, которые раньше - чуть что не по ним - с полплевка погружали страну в пучину информационно-политических кризисов и сажали тысячи шахтеров на рельсы, сейчас могут предъявить только злую суету в эфире.

И к понедельнику нарисовалась вроде бы такая картина. Система государственно-общественных отношений стала яснее. Восстановлена управляемость. Возрождается доверие к государственным институтам. Оппозиция признала авторитет власти и приняла правила игры. Наиболее влиятельные электронные СМИ потеряли возможность безответственного манипулирования общественным мнением и уже не могут быть так, как раньше, использованы для организации давления на власть. Приостановлены и губительные тенденции местнического самоуправства и пренебрежения интересами страны. Положен конец неопределенности в сфере государственных символов, являющихся одной из основ национального самосознания. И хотя все описанные изменения явно не завершены, только обозначают начало движения, многим уже кажется, что движение в сторону становления самодостаточной государственности и ответственного гражданского общества не просто возможно, а уже началось.

И все бы в этой картине хорошо, только что-то мешает ею насладиться. Вылезают ненужные вопросы: почему все так легко случилось? Если и в социально-политической сфере действует закон сохранения энергии и ни одна общественная группа, ни один участник политических и экономических процессов никогда просто так не откажется от того, что ему принадлежит, то чем же взял Путин? Почему его так все испугались?

Ответ простой: потому, что так было сказано. Было сказано, что новый президент никому не даст спуску. Что теперь не будет, как при дедушке. Что вольница кончилась. Что если что - можно и схлопотать. Кем было сказано? Да сами себе и сказали.

Год чародейства и волшебства ознаменовался действительно необычайным уровнем доверия к власти. Электорат и даже значительная часть элиты просто желали строгого, готового применить силу начальника. Желание это было естественным следствием всеобщей усталости от государственного безволия последних лет, от отсутствия ясной полити

У партнеров

    Реклама