Тотальная рейманизация

Елена Рыцарева
15 января 2001, 00:00

Российские связисты вынуждены играть по новым правилам

По части громких событий, впечатляющих показателей и одновременно публичных скандалов и подковерной борьбы российские телекоммуникации в минувшем году оставили позади многие отрасли российской экономики. Несмотря на скромные по сравнению с "нефтянкой" или металлургией абсолютные цифры - оборот всей отрасли за прошлый год составил, по предварительным оценкам, около 5 млрд долларов США, - связистам во многих сферах удалось совершить качественный скачок. Число абонентов наших сотовых сетей увеличилось в два раза. МТС и "Вымпелком" привлекли около полумиллиарда долларов на NYSE, иностранцы - Golden Telecom, Metromedia, Telenor, Sonera, Telia, MCT Corp. - в сумме вложили в российскую связь еще полмиллиарда. Но важнее другое. Никогда еще от курирующего отрасль ведомства не зависело так много, а мнения игроков рынка о депешах Минсвязи не были столь противоречивы.

Роль личности в истории

Не будет большим преувеличением, если прошедший для российских телекоммуникаций год мы назовем годом одного человека. Новый министр связи и информатизации Леонид Рейман пришел к руководству отраслью летом 1999 года, оставив должности первого заместителя "Петербургской телефонной сети" (ПТС) и члена совета дикторов питерского холдинга "Телекоминвест". Леонид Рейман довольно долго оставался в тени, почти полгода не выступал публично, не давал интервью и не делал далеко идущих заявлений. Игроки рынка настороженно присматривались к новому главе телекоммуникационного ведомства. С одной стороны, это был человек из бизнеса, знающий изнутри проблемы как бывших государственных "Электросвязей", так и новых сотовых операторов. В питерских кругах удалось выяснить, что Рейман - человек компетентный, с европейским менталитетом, умеющий слушать и принимать взвешенные решения. С другой стороны, новый министр четко ассоциировался с путинской командой, и многие наблюдатели высказывали опасения, что он будет лоббировать интересы своих питерских коллег, параллельно выстраивая жесткую властную вертикаль.

Начал Рейман с того, что решил несколько насущных проблем, до которых у предыдущих начальников годами не доходили руки. Например, отменил рудимент советской эпохи - разрешение на использование мобильного средства связи, то бишь сотового телефона, которое должен был постоянно иметь при себе каждый владелец "мобильника". Минсвязи наконец приступило к работе по регуляции Интернета: упорядочиванию регистрации доменных имен в зоне .ru, разработало законы об электронной подписи, электронной коммерции и взялось за реформу деградирующей почты. Рейман четко обозначил приоритет отечественных производителей телекоммуникационного оборудования. Поставив на пост начальника государственного предприятия "Космическая связь" опытного менеджера Бориса Антонюка, он сдвинул с мертвой точки проблему обновления орбитальной спутниковой группировки (см. "Эксперт" N46 за 2000 год). Минсвязи вместе с Минсельхозом и "Связьинвестом" обратилось к проблеме сельской связи, которая также мало заботила предшественников Реймана. Наконец, новым министром была инициирована структурная перестройка российского телекоммуникационного холдинга "Связьинвест", в ведении которого находится более 80% российской телекоммуникационной инфраструктуры. Поставленный на пост главы холдинга бывший начальник Реймана глава ПТС Валерий Яшин активно взялся за укрупнение региональных предприятий.

Рейману удалось убедить Министерство по антимонопольной политике в важности скорейшего повышения цен на услуги местной связи, и оно несколько раз за прошедший год утверждало увеличение тарифов региональных "Электросвязей". Уже не столь сильным стало сопротивление губернаторов грядущей повременной оплате телефонных переговоров. За год сильно умерил свои амбиции глава МПС Николай Аксененко, активно лоббирующий интересы своего "Транстелекома" - компании, строящей на железнодорожные деньги общероссийскую волоконно-оптическую сеть. Если раньше гендиректор "Транстелекома" Константин Шаповаленко заявлял, что компания претендует на роль национального оператора дальней связи, то теперь он говорит только об услугах по пропуску транзитного трафика. А значит, уменьшилась опасность конкуренции для традиционного оператора-монополиста дальней связи "Ростелекома", входящего в состав "Связьинвеста".

Заключительным аккордом 2000 года стала презентация Леонидом Рейманом в конце декабря в правительстве концепции развития рынка телекоммуникационных услуг в РФ, своеобразного бизнес-плана всей отрасли. Такого внятного документа связисты не видели давно. Там заявлено и уничтожение перекрестного субсидирования, когда низкие тарифы на местную связь покрываются завышенными на дальнюю, и дальнейшая конверсия частотного спектра, и равные для всех условия игры на рынке, в том числе публичная выдача лицензий. Но следует признать: в прошедшем году действия Минсвязи зачастую шли вразрез с этими декларациями.

Свои и чужие

В беседе с корреспондентом "Эксперта" в феврале прошлого года Леонид Дододжонович наотрез отказался говорить о своем "бизнесовом" прошлом, заявив, что теперь он только министр. Однако вряд ли без его протекции питерские компании, которыми он руководил раньше, и давно знакомые ему скандинавские операторы смогли бы столь стремительно захватывать ключевые сегменты российского рынка связи.

Еще в конце 1999 года поползли слухи, что на московском сотовом рынке появится третий оператор стандарта GSM - финская компания Sonera, что будто бы об этом достигнута договоренность во время визита Путина в страну Суоми. Это не на шутку встревожило связистов: ведь нет в Москве и достаточного количества частот для третьего оператора в этом стандарте, и абоненты уже почти все "выедены" действующими компаниями - МТС, "Вымпелкомом" и МСС.

Сразу после утверждения нового состава правительства все сомнения связистов развеялись. В середине мая 2000 года лицензию на оказание услуг мобильной связи в стандарте GSM в диапазонах 900 и 1800 МГц получила компания "Соник Дуо" - совместное предприятие Sonera и "ЦТ-Мобайл", учредителями которого, в свою очередь, выступили "Центральный телеграф" ("дочка" "Связьинвеста") и компания "Трансконтинентал мобайл инвестмент Лтд.", входящая в близкую Джорджу Соросу российскую финансовую группу "ЛВ Финанс". Лицензия была выдана не только без конкурса (что законодательство в принципе разрешает), но и безо всяких подобающих такому случаю рациональных объяснений. Этот шаг явно противоречил заявлениям Реймана о равных правилах игры для всех участников рынка. Более того, выдача третьей лицензии породила серию скандалов и проблемы, которые не разрешены до сих пор.

Естественно, для новой компании понадобились частоты. И вот в начале сентября два гранда московского рынка, МТС и "Вымпелком", акции которых котируются на Нью-Йоркской фондовой бирже, имеющие сильных иностранных партнеров в лице немецкой Deutsche Telekom и норвежской Telenor соответственно, получают письма Главгоссвязьнадзора об отзыве части разрешений на использование частот в диапазоне 900 МГц. В том, что частоты понадобились именно "Соник Дуо", никто не сомневался (см. "Эксперт" N34 за 2000 год). Правда, потом Рейман приостановил решение Госсвязьнадзора, а вскоре, после вмешательства норвежского правительства, и вовсе аннулировал его.

Немало конфликтов вызвал и протекционизм, проявляемый министром по отношению к "своему" "Телекоминвесту". Имеющий в начале 2000 года лицензию на оказание услуг сотовой связи GSM 900/1800 лишь на Северо-Западе и в паре областей Поволжья, питерский холдинг летом этого года приобрел компанию "МТТ-Инвест", владеющую такими же лицензиями на Сибирь, Дальний Восток и Юг России. В целом в этих действиях не было ничего противозаконного, если не считать, что лицензию компаниям переоформили, отложив срок предоставления услуг. Однако ситуация стала совсем неприличной, когда "дочке" "Телекоминвеста" - саратовской компании "МСС-Саратов" дали лицензию GSM 900/1800 на все Поволжье. И эту лицензию выдали без конкурса (к этому за время правления Реймана уже успели попривыкнуть), и в этом случае появляется третий по счету оператор GSM, причем не в самом богатом регионе. Но самое главное, что у местного ведущего поволжского оператора СМАРТС такую же лицензию GSM 1800 отняли (пока, правда, временно). Повод был: сетей в нескольких областях СМАРТС к назначенному сроку не построил. Однако в таком положении сейчас находятся многие операторы, а отозвали лицензию именно у СМАРТСа.

Возникает вопрос: почему, находя убедительные аргументы для выхода из сложных ситуаций и будучи, по отзывам коллег, человеком, избегающим конфликтов, Рейман в "московском и поволжском делах" использовал такие методы? Складывается впечатление, что Рейман, во-первых, торопится, а во-вторых, не всегда действует только по своей воле. Власть хочет иметь полностью подконтрольный телекоммуникационный бизнес уже сейчас, а не через несколько лет. А значит, конфликты, прославившие первый год правления Реймана, не утихнут и в 2001-м, так как очаги сопротивления все еще очень сильны и рынок до конца не поделен.

Нас ждут критические дни

Сильное сопротивление подстерегает Реймана со стороны военных, если он действительно, как это прописано в новой концепции, намерен заняться конверсией радиочастотного спектра. Отвечая на вопрос "Эксперта" после представления концепции в правительстве, Рейман отметил, что сейчас лишь 4% спектра используется для гражданских средств, еще 20% находятся в совместном применении. Работа по высвобождению ресурса - занятие дорогостоящее, военные идут на него с неохотой, а источники финансирования так до конца и не определены.

Чувствовавшие себя пока довольно вольготно иностранные операторы тоже могут попасть в неприятную ситуацию. В концепции прописано "рассмотреть вопрос как об ограничении прямого доступа иностранных лиц на российский рынок услуг связи, так и об ограничении их прямого и косвенного преобладающего участия в уставных капиталах организаций связи РФ". Не исключено, что иностранцы воспользуются своими лоббистскими возможностями для предотвращения излишне ретивой "русификации" отечественных телекоммуникаций.

Возникнут проблемы и с укрупнением предприятий "Связьинвеста". Во-первых, этому будет сопротивляться всякий губернатор, если центр консолидации операторов будет находиться не на его территории, а во-вторых, палки в колеса будут вставлять связисты, не попадающие в число руководителей новой объединенной компании.

Самым сложным по-прежнему будет "московский узел". Крупнейший региональный телефонный оператор России АО "Московская городская телефонная сеть", обслуживающий более 4 млн абонентов, лишь частично контролируется "Связьинвестом". Большинство акций компании принадлежит АФК "Система", близкой к московским властям. Рейман в интервью "Интерфаксу" в декабре 2000 года заявил, что видит МГТС "в составе межрегиональной компании связи, которую предполагается создать в результате объединения дочерних предприятий холдинга 'Связьинвест' в Центральном регионе РФ". Сейчас стороны явно торгуются за МГТС. Кстати, предметом обсуждения могут стать и проблемы "Соник Дуо". Ведь большинство частот в диапазоне 900 МГц в Москве принадлежит МТС, которая является "дочкой" АФК "Система". Возможно, в дело пойдет и питерская карта. В северной столице на рынке мобильный связи уже который год доминирует "Cеверо-Западный GSM", принадлежащий "Телекоминвесту" и трем скандинавским операторам. Другой обладатель лицензии GSM на Северо-Запад, "Телеком.XXI", никак не может построить нормальную сеть, а владельцы компании неоднократно пытались ее выгодно продать. Хотя и "Вымпелком", и МТС претендуют на покупку пакета акций этой компании, однако без одобрения свыше вряд ли такая сделка состоится. Тем более что "Телекоминвест" сам собрался в богатую Москву. Об этом недвусмысленно заявил в беседе с корреспондентом "Эксперта" в декабре прошлого года генеральный директор компании Александр Няго.

Весь прошлый год от участников рынка и потенциальных инвесторов не раз приходилось слышать одно и то же требование к Минсвязи - внятные правила игры, пусть даже не самые комфортные, но не меняющиеся в зависимости от настроения власть имущих. Внятными, возможно, их Рейману сделать удастся. Но вряд они будут равными для всех.

Главным индикатором того, насколько декларации Минсвязи будут соответствовать его реальной отраслевой политике, могут стать в 2001 году условия выдачи лицензий на услуги мобильной связи третьего поколения, аукционы по продаже лицензий на которую уже проведены почти по всей Европе. Пока связисты располагают на этот счет довольно скудной информацией: Рейман заявил, что "лицензию на третье поколение мы будем выдавать на конкурсной основе".