Новое тело Земли

Культура
Москва, 22.01.2001
«Эксперт» №3 (263)
Мы оказались не такими, какими виделись архитекторам ХХ века

Мы научили их думать о будущем как об обетованной земле, на которую вступят лишь привилегированные счастливцы, а не как о месте, куда каждый из них движется со скоростью шестидесяти минут в час, что бы он ни делал и где бы он ни был.
К. С. Льюис. "Письма Баламута"

Не будет преувеличением сказать, что архитекторы в ХХ веке были в авангарде мечтателей, сделавших для себя разгадывание будущего делом жизни. И не секрет, что будущее это связывалось у них с наступлением третьего тысячелетия, то есть с самым что ни на есть нашим временем.

Изо всех сил старались они нас разглядеть и понять, как это у нас все будет. И виделись мы им то в окнах небоскребов, уходящих вершинами в космос, то в стеклянных сферах, парящих над землей, то в скафандрах на лунном пикнике, то мчащимися к себе в квартиру на персональных звездолетах, а то чинно прогуливающимися в исторических декорациях городов-музеев. В общем, по-разному нашу жизнь представляли себе архитекторы ХХ века. И мы, уже немножко прожившие в XXI, можем сказать - все вышло на удивление непохоже.

Наконец 2000 год, а вслед за ним и 2001-й перестали быть предметом футурологических мечтаний и превратились в реальный повод подумать о подарках родственникам. Ну и что же?! Где, спрашивается, все эти летающие дома, эти стеклянные арки, перекинутые между небоскребами на заоблачной высоте? Где летающее жилище, меняющее форму по желанию жителей? Где сверхрациональные планировки и космический урбанизм? Конечно, кое-что этакое архитекторы к миллениуму соорудили. К 2000 году в Лондоне приземлился типичный "гость из будущего" - гигантская летающая тарелка под названием Millennium Dome. Посадил ее на британскую землю Ричард Роджерс, тот самый, который в 70-е вместе с Ренцо Пьяно шокировал мир вынесенными наружу трубами Центра им. Жоржа Помпиду в Париже. Ну выстроил в преддверии смены тысячелетий несколько супертехнологичных зданий сэр Норман Фостер. Ну возникли по всему миру многоуровневые транспортные развязки, ну осваивается потихоньку, впрочем, без особого энтузиазма, подземелье. Ну подводный ресторан собираются, кажется, строить в Арабских Эмиратах. Но в общем и целом среда нашего обитания принципиально не изменилась по сравнению с теми же 60-ми, если не с более ранними годами.

И, по правде сказать, вызывает это не приступ разочарования, а вздох облегчения: и горы на месте, и города на месте, и небо не затмевают всякие платформы, на которых растут дома верхнего яруса, и над головой небоскребы на рессорах не покачиваются, да и сам не болтаешься в стеклянной колбе, прицепленной к дирижаблю. Ну и ладушки. Но в чем все-таки дело? Почему все это не осуществилось? Неужели подвел научно-технический прогресс, который оказался не столь уж стремительным и не дал вовремя архитекторам в руки средства для осуществления всех этих чудес?

С думой о человечестве

Нет, дело не в техническом прогрессе. Дело в социальном прогрессе, вернее, в том жестоком кризисе, который переживала вера в него в конце 60-х во всем мире. Вместе с ним потерпели

У партнеров

    «Эксперт»
    №3 (263) 22 января 2001
    Новая внешняя политика сша
    Содержание:
    Международный бизнес
    На улице Правды
    Реклама